Григорий Азарёнок: вы ничего не сможете сделать с Александром Лукашенко. Он пограничник. Он защитит нашу землю

29.05.2021 - 20:49

Новости Беларуси. Действия и риторика западных государств по отношению к Беларуси все больше напоминает предвоенное время, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. На нас обрушилась буквально геббельсовская пропаганда, а некоторые и вовсе позволяют надругательство над нашими символами и их замену.

Григорий Азаренок, авторская рубрика «Тайные пружины политики 2.0».

Григорий Азаренок, СТВ:
История может рассказать о настоящем больше, чем участники нынешнего процесса. Откроем пыльные страницы. Ложь не есть правда, а истина всегда одна. Это «Тайные пружины политики 2.0», здравствуйте.

Григорий Азаренок:
На встрече с депутатами и сенаторами Президент много вспоминал историю 1941 года. Начало войны. И он прав. Посмотрите на карту. Это страны, закрывшие авиасообщение с Беларусью. А это – Третий рейх и его сателлиты при нападении на СССР. Карты практически идентичны.

Григорий Азаренок:
Но прошлое повторяется даже в деталях. Ведь до того, как вермахт входил в города, дорогу им открывали коллаборанты. В Прибалтике пособники нацистов сбрасывали советские флаги и вырезали евреев. Они очень хотели понравиться новым арийским хозяевам. И сейчас мэр Риги под руководством хозяина из нового рейха – американского дипломата – снимает белорусское знамя и водружает тряпку нацистских холуев.

Григорий Азаренок:
Самыми отъявленными приспешниками фюрера были бандеровцы. Они вырезали всех – поляков, украинцев, русских, евреев. Вырезали целыми поселками. Они сформировали СС-вские дивизии. И сегодня бандеровская Украина выслуживается перед новым рейхом громче всех. Она первая побежала вводить санкции против нашей страны.

Григорий Азаренок:
Перед войной в подчинении у Гитлера была вся Европа. И во всех столицах раздавалась геббельсовская пропаганда. Славян объявляли недочеловеками. Они призывали уничтожить власть жидокомиссаров. И в ликующем зиговании это подхватывали все просвещенные европейцы. И сегодня наш народ объявляют народом-изгоем. Народом-террористом.

Григорий Азаренок:
Что тогда представлял из себя Третий рейх? Это не Германия. Гитлер подчинил себе все европейские народы. Сотни гигантских и маленьких фирм работали на немцев. Практически вся мировая промышленность стояла на коленях перед фюрером. И сегодня мировая экономика подчинена диктатуре доллара, федеральной резервной системе. И эта огромная махина идет на нас войной.

Григорий Азаренок:
У партизана Батьки Миная в заложники взяли четверых детей. И сейчас сумасшедший латвийский депутат призывает взять в заложники нашу хоккейную команду. Грязный рот литовской профурсетки призвал к партизанской войне. Но партизаны уничтожали тех, кто ходил под бело-красно-белым флагом. Полицайская поэтесса Кушель говорила о новой Беларуси, но создавала вместе со своим мужем, нацистом и убийцей, генеральный округ Белорутения. И сейчас на нас хотят надеть колониальное ярмо.

Григорий Азаренок:
Они напали внезапно и вероломно. Без объявления войны. И сейчас они набросились на нашу страну, не желая никакого расследования. Нацист и его холуй – это всегда коварная и подлая тварь.

Григорий Азаренок:
Казалось бы, победить мы тогда не могли. Экономическая и военная мощь объединенной Европы была колоссальной. Они не учли фигуру вождя. Когда еще билась Брестская крепость, пропагандисты Геббельса кричали о том, что Сталин сбежал из Москвы. Но в самый страшный момент, когда враг видел столицу в прицел, проходит легендарный парад на Красной площади. И прошлым летом Мотолько и ему подобные верещали, что Лукашенко уехал, улетел, он в Турции, он в Эмиратах, если не улетел, то вот-вот улетит. А он вышел к безумной толпе с автоматом в руках и прогнал ее.

Александр Лукашенко: пока наше поколение живо, Беларусь всегда будет стоять намертво

Григорий Азаренок:
Первый бой приняли пограничники. С легким вооружением – против армад Гудериана. Нацисты рассчитывали пройти наши рубежи за считанные секунды. Но уже в первые дни поняли: они проиграют. Убить нашего человека мало, его еще нужно повалить. А это невозможно. Вы ничего не сможете сделать с Александром Лукашенко. Он пограничник. Он защитит нашу землю. Знамена нового рейха и его прислужников падут к ступеням Дворца Независимости. Не смеют крылья черные над родиной летать. И звучит песня нашей победы.

Loading...


Смерть сотрудника КГБ, санкции и интеграция Беларуси и России. Что Азарёнок обсудил с Соловьёвым?



Новости Беларуси. В гостях программы «Тайны пружины политики 2.0» Владимир Соловьев – российский журналист, писатель, телеведущий и общественный деятель.  

Григорий Азаренок, СТВ:  
В последние дни в Польше, Литве и Украине очень сильно ждали, что мы с вами схлестнемся. Но такого удовольствия мы этим падальщикам не доставим.  

Владимир Соловьев, журналист (Россия):  
Ни в коем случае. Шансов ноль.  

«Не могу себе представить, чтобы гибель офицера правоохранительных органов воспринималась как нечто нормальное»  

Григорий Азаренок:  
На этой неделе было 9 дней по убитому офицеру КГБ Дмитрию Федосюку. Спасибо вам за вашу принципиальную позицию по этому событию. Как воспринимают это сейчас в России?  

Владимир Соловьев:  
Я вынужден был рассматривать эту ситуацию в момент, когда она случилась. Для меня это было очень печально и трагично, потому что так получилось, что я много лет дружу с ребятами, которые служат в такого рода подразделениях. Когда-то давно я тренировался за сборную «Динамо» по карате, еще в советское время. И так получилось, что по этой линии очень многих ребят знаю, которые сейчас уже в больших званиях. И они пересекались с белорусским спецназом самым разным. От «Альфы» и прочее. И всегда отзывались очень высоко как о профессионалах, а главное, хорошо их знали. Поэтому когда вся эта трагическая абсолютно ситуация произошла, я сразу позвонил своим друзьям, и они, конечно, были очень опечалены. Потому что это трагедия, страшная трагедия. И, конечно, погибший офицер… Там можно много говорить, очень правильно сказал Яков Иосифович Кедми, он сказал, что отработало КГБ Беларуси абсолютно точно. То есть они вышли на террористов. Потому что то, как себя вел этот [...] – было очевидно, что это теракт. Потому что задача была воздействовать на общественное мнение. Поэтому работали в несколько камер.

При этом, на мой взгляд, главной идеей было, что его не убьют. Поэтому в какой-то момент появляется на директрисе стрельбы жена этого мерзавца с телефоном и снимает ребят. То есть они рассчитывали, что оба предстанут перед судом, а дальше, как обычно. Выступление, заготовочки, мировое сообщество, которое кричит: «А что такого? Мой дом – моя крепость». И весь набор звуков, которые мы слышали со стороны. Ни в одной стране мира я не могу себе представить, чтобы гибель офицера правоохранительных органов воспринималась как нечто нормальное. Это не допускает никто никогда. Тем более при исполнении служебных обязанностей. Поэтому это фарисейство, эти двойные стандарты от европейских коллег, конечно, вызывают омерзение. Так же, как эти завывания и крики: жаль, что только одного убил. Мерзавец, который это несет, был когда-то очень близок к власти. Был послом в Соединенных Штатах от Беларуси. И вот этим людям точно надо помолчать. Когда они начинают из себя корчить оппозиционеров, но как-то не очень убедительно, тем более когда они играют жизнями других людей. Но если вы такие отважные борцы с режимом, ну, приезжайте и умрите в неравном бою. Нет. Вы же подзуживаете зомбированных, так еще выясняется, что у него было два паспорта: Беларуси и Америки. Сошедших с ума программистов на продолжение виртуальной игры в реальной жизни.  

Григорий Азаренок:  
Нам угрожают новым пакетом санкций.  

«Нет никакого смысла на это хоть как-то реагировать»  

Владимир Соловьев:  
Ну, это же очевидно. Когда европейский парламент на полном серьезе заявляет, что надо ввести санкции против России за пакет документов по пути вот этой общей интеграции ряда направлений. Возникает вопрос. Когда гораздо болезненнее шел разрыв Украины с Россией, и тогда, когда Россия говорила: ребят, подождите, возникнут экономические проблемы, связанные с таможенными тарифами. Давайте сядем на троих – Евросоюз, Украина, Россия – и выработаем какой-то маршрут. Было сказано: не ваше собачье дело. Каждый раз, когда Столтенберг говорит: не дело кому-то указывать, как будет развиваться наше объединение, в данном случае НАТО. Тем не менее Беларуси и России почему-то Евросоюз считает себя в праве указывать. Либо когда американцы на полном серьезе говорят России: вы там поаккуратнее с ценой на газ, нам кажется, что это вы виноваты. И это может привести к введению санкционного пакета. То есть «ты виноват уж тем, что хочется мне кушать». По-моему, даже нет никакого смысла на это хоть как-то реагировать. Я удивлен, что население как Беларуси, так и России не в полном составе включено в санкционные списки.  

Григорий Азаренок:  
Нужно ли нам принимать более решительные шаги для защиты наших государств? Суверенный интернет, расчеты в национальных валютах, создание технической базы развития на наших технологиях?  

Владимир Соловьев:  
Я абсолютно в этом убежден. Я считаю, что это единственный вариант. При этом я не думаю, что это должны быть только Беларусь и только Россия. И с Казахстаном, если он созреет и захочет, и с другими бывшими советскими республиками среднеазиатскими. То есть надо, чтобы было взаимовыгодно. Мы же видим позитивные примеры некой европейской интеграции. Мне кажется, мы можем сделать из этого соответствующие выводы, использовать их позитивный опыт и добавить военно-политической и структуры безопасности как элемент, чтобы решить те вызовы, которые стоят перед нашими государствами.  

Григорий Азаренок:  
Впереди Высший госсовет Союзного государства. А затем анонсировано подписание союзных программ. Чего ждут в России от интеграции? Есть ли запрос на то, что наши враги называют оккупацией? Нужно ли россиянам лишение нас суверенитета?  

«Они, боясь, что поглотит Россия, даже не заметили, как уже сами поглощены Польшей и Литвой»  

Владимир Соловьев:  
А зачем? Мне кажется, что, если будет единое экономическое пространство, единое пространство безопасности – такой вопрос и стоять не будет. Даже яркий пример: никто же не говорит, что Франция поглощает, скажем, Италию. Но при этом уровень интеграции очень высокий, как экономик, так и всего прочего. Поэтому мне вообще кажется, что в современном мире эти игры с эмоциями очень вредны, потому что они отсылают к прошлому, а надо думать о будущем, о новых формах. Мы вообще сейчас должны очень серьезно задуматься над тем образом будущего. И здесь, конечно, перед Беларусью стоит очень большой вызов. Потому что вы сейчас проходите через изменение Конституции, через, если угодно, создание нового типа политического устройства. Так что вам надо закладывать это на серьезную перспективу. Это неправильно, кстати, это большая ошибка тех, кто считает себя белорусской оппозицией. Они не понимают, что вопрос вообще совершенно в ином. Вопрос об образе будущего, какое будущее должно быть у белорусского народа? А то, что они предлагают – это, скорее, бегство назад. В 1920-годы. И страстное желание отдаться то польским панам, то литовским. Но о Беларуси они даже не думают, они не мыслят себя самостоятельно. Вот это удивительно, как они, боясь, что поглотит Россия, даже не заметили, как уже сами поглощены Польшей и Литвой.  

Константин Придыбайло: «Григорий Азаренок стал звездой российского интернета» – подробности здесь.