Как сыграть психологию победителя, и почему важно принять ситуацию с коронавирусом? Мнение спортивного психолога

22.03.2020 - 22:16

Новости Беларуси. Он прошел шесть Олимпиад, но ни разу не вышел на соревнования, сообщили в программе «Неделя спорта» на СТВ.

Он всегда был рядом с командой, но никогда не тренировал. Он обладает колоссальным багажом знаний, но может только подсказать. Он находит общий язык и с теннисистами, и с борцами, и с биатлонистами.

В студии «Недели спорта» – спортивный психолог Николай Волков.

Наша задача – сделать случайную психологию победителя закономерностью

Кристина Момот, СТВ:
Расскажите мне как человеку, далекому от соревнований, в чем заключается ваша работа? Я понимаю, что тренер тренирует, медик следит за здоровьем, а вы что делаете? Поднимаете боевой дух?

Николай Волков, спортивный психолог:
Такое маленькое стихотворение: «пусть мой путь недалек и недолог, и не всем я понятен и люб, но душой я от бога психолог, людовед и большой душелюб». Психология – это наука о душе. Психология спорта – это, можно сказать, душа спорта. Вот такая работа.

Виталий Гурков, СТВ:
Многие иностранные тренеры, приезжая работать к нам, особенно в клубы, в игровые виды спорта, отмечают и оправдывают поражения, говоря, что «у белорусов нет психологии победителя». Правда ли это? Как спортсмен хочу спросить: у нас нет духа чемпионства?

Николай Волков:
У каждой команды своя психология победителя, свой оптимальный уровень боевого настроя, свой неповторимый почерк. И я помогаю найти вот этот оптимальный уровень боевого духа. Зафиксировать, отметить в нужный момент и потом все-таки сыграть свою лучшую игру. Сыграть ту психологию победителя, которая, как ни странно, иногда получается случайно. Но наша задача – сделать эту случайность закономерностью.

Кристина Момот:
Минское хоккейное «Динамо» проигрывает все время. Чем вы могли бы им помочь?

Николай Волков:
Дело в том, что не нужно зацикливаться на удачах или неудачах. Если все время сейчас спад какой-то идет, значит, такой же и подъем будет. Это закон такой. Поэтому просто работать, работать, работать, и обязательно придет успех.

Мы даже отстаем от той психологии спорта, которая была в Советском Союзе

Кристина Момот:
Не буду говорить за всех, но у большинства из нас такой менталитет, что зазорным считается обратиться к психологу. А спортсмены какие люди? Они обращаются к вам сами?

Николай Волков:
К сожалению, мы еще не доросли до того уровня, когда в каждой команде должен быть психолог. Особенно в национальной команде. Когда психолог решает те вопросы, которые необходимы для спортсмена, для тренера. Мы даже отстаем от той психологии спорта, которая была в Советском Союзе.

Дрожащий тренер подходит к спортсмену и говорит: «Ну ты успокойся!»

Виталий Гурков:
Вот вы работали со многими топовыми спортсменами. Это Азаренко, Мирный, Самсонов, Арипгаджиев. Пальцев на руках даже не хватит пересчитать. Все-таки как это происходит обычно: это спортсмен обращается к вам лично, или же тренер команды к вам приводит спортсмена?

Николай Волков:
И то, и другое. В основе, конечно, лежит работа со спортсменом. Делаешь абсолютно все необходимое для того, чтобы помочь раскрыться спортсмену. Раскрыть его талант. И иногда даже закрываешь от тренера какие-то негативные стороны, которые могут негативно повлиять на спортсмена.

Почему? Потому что тренер больше страдает от социального пресса. Вот тот пресс, который дает телевидение, тот пресс, который дают средства массовой информации. И тренер находится под лучами, под давлением. И это все он передает спортсмену, к сожалению. Когда дрожащий тренер подходит к спортсмену и говорит: «Ну ты успокойся!»

Кристина Момот:
Должен психолог подходить?

Николай Волков:
Да. И вот наша задача – уберечь спортсмена от таких воздействий.

Я сторонник внутренней фармакологии, позитивного стресса, который раскрывает внутренние возможности спортсмена

Кристина Момот:
Давайте порассуждаем. Олимпийские игры или чемпионат мира – неважно, какой старт, главное, что глобальный. Спортсмены к нему готовятся. Часто получается, что борьба идет на равных, на доли секунды, на миллиметры буквально. Получается, что равные спортсмены борются между собой. Но кто-то побеждает, а кто-то проигрывает. Здесь какой фактор важнее: фармакология, психология или что-то еще?

Николай Волков:
Безусловно, психология. Мы это видим и на телевидении на том же, когда операторы хорошо снимают секундирование, в том же фехтовании. В различных видах спорта мы видим эту стрессовую ситуацию.

Что касается фармакологии… Вы знаете, я сторонник той внутренней фармакологии, того стресса, позитивного стресса, который раскрывает резервные возможности спортсмена. Когда адреналин, гормон страха, благодаря внутренней работе превращается в норадреналин, гормон ярости, борьбы. Вот эта вот фармакология внутренняя. Поэтому психология. Мысль напрямую не идет в движение. Но она через нервы, гормоны, целую систему сигналов передается в движение. А психология – она как бы дирижер.

Принять ситуацию с коронавирусом с научной точки зрения. Принять реально, конкретно

Виталий Гурков:
В свете последних событий, происходящих в мире, не могу не поинтересоваться: не кажется ли вам, что мы наблюдаем настоящую истерию по поводу коронавируса? И какое ваше отношение к тому, что происходит?

Николай Волков:
Что касается коронавируса и того состояния, в котором сейчас находятся спортсмены… Я с ними близко работаю сейчас и вижу их отношение. Я стараюсь внушить спортсменам и подсказать, и, отвечая вам, хочу сказать зрителям, что первое условие – это принять ту ситуацию какой она есть. Приняв эту ситуацию, мы включаемся в борьбу. Если мы не принимаем эту ситуацию, мы или боимся, или бравируем. Поэтому принять с научной точки зрения. Принять реально, конкретно – для того существует и наука, и культура. И я помогаю нашим спортсменам переждать эту волну. Дай бог пережить нам.

Loading...


Призрачное ощущение счастья? Почему жертвы домашнего насилия молчат годами



Новости Беларуси. «Точки над i» – новый» специальный проект на СТВ. Исключительно женский. Острые темы, интригующие истории, неожиданные подробности и нестандартные пути решения.

Алеся Лакина, ведущая ток-шоу:
В психологии выделяют четыре стадии развития отношений «агрессор-жертва».

Юлия Самусенко, ведущая ток-шоу:
Коварство в том, что последним двум стадиям не суждено длиться долго. Может, призрачное ощущение счастья заставляет жертв молчать годами? Мол, «он же все равно хороший, любит меня».

Надежда Цыркун, кандидат психологических наук, доцент:
Слово «любовь» такое иррациональное, мы любим, все хорошо. Но там, где медовый месяц, это вопрос власти и контроля. «Ты ко мне пришел, ты прощения просишь, то есть я сверху. Моя позиция выигрышная». Но долго так не будет оставаться, потому что у человека, который попал вниз…

Алеся Лакина:
Я с вами не соглашусь. Знаете, почему это происходит? Это эмоциональные качели: человек делает тебе плохо, чтобы потом хорошее ты ценил в 10 раз больше.

Надежда Цыркун:
Когда он просил прощения на коленях, какое у вас чувство? Глубокого удовлетворения. Вот ради этого момента все это и затевается.

Елена Кругликова, ведущая ток-шоу:
Мы расстаемся, а потом снова начинаем встречаться.

Надежда Цыркун:
Не хватает драйва. Какой может быть интерес, если человек пришел домой, телевизор тихо смотрит, говорит: «Я тебя люблю», даже посуду помыл, на машинке кнопки нажал. «Ну, денег маловато, но нам же хватает. Я тебя такую люблю. У тебя прическа новая? Да и такая хорошая». Драйва нет, рутина. Потому что всем нам нужны новые впечатления, уровень эмоциональный. Артистам и ведущим хорошо – они вышли, тут адреналина схватили. А повседневным людям как? Их рутина заедает. Поэтому нужен концерт в отдельно взятой квартире.

Юлия Самусенко:
Причина – женщине скучно?

Алеся Лакина:
Ему скучно, он может устраивать скандалы?

Надежда Цыркун:
Он не реализовался, вы ему говорите, что он ненастоящий мужчина, и ему обидно. Есть одна из схем, когда идут отношения напряженные, дерутся. А потом у них такие интимно-личностные контакты, так им хорошо некоторое время. У них так мозг устроен. Поэтому тут вопрос: либо я владею эмоциями, либо эмоции владеют мною. Когда эмоции владеют мною, у меня драйва много. Но когда я владею эмоциями, я не попаду в эти ситуации вообще. Есть множество людей, на которых никакой агрессор не пикнет, не крикнет. Потому что так выстроена позиция, при которой всегда будет к тебе уважение. Уважение – это главное слово в отношениях.

Читайте также:

«Она должна была уйти». Что такое кризисная комната и как в Беларуси помогают жертвам домашнего насилия?

«Душа хочет назвать вещи своими именами». Почему жертва не уходит от домашнего тирана, рассказывает психолог

«Потом я уже стала замазывать синяки». Домашнее насилие: ведущая РТР-Беларусь рассказала свою историю