«Когда я была маленькой, меня обзывали за то, что сегодня я считаю удивительным». Как принять изъяны своего тела

22.06.2020 - 10:56

Винни Харлоу, модель:
Когда я была маленькой, меня обзывали за то, что сегодня я считаю удивительным. Это состояние моей кожи. Оно называется витилиго и заключается в том, что моя иммунная система принимает меланин, задающий цвет нашей коже, за заболевание вроде простуды, поэтому она борется с ним, обесцвечивая мою кожу.

Это выступление посмотрело полтора миллиона человек. Американская модель Винни Харлоу предстала перед публикой с рассказом о своей врожденной особенности. Отбросив все предрассудки, Винни превратила изъян в свое главное достоинство, которое впоследствии сделало ее знаменитой на весь мир. Но не каждый из нас способен узреть прекрасное в несовершенстве собственного тела.

Марина Прохорова, психолог:
Чаще всего не принимают какие-то особенности в себе люди, которые страдают заниженной самооценкой, которые в целом неуверенные в себе, не только относительно своей внешности. Естественно, мы будем погружаться тогда в родительско-детские сценарии. Какие-то неосторожные замечания, насмешки сверстников, одноклассников. Молчу, естественно, про родителей, они как зернышки попадают в благодатную почву, потом начинают прорастать и уже не в виде красивых цветочков, а в виде сорняков.

Зацикливаясь, многие не замечают, как то самое маленькое родимое пятно или неприметный шрам становится огромным бельмом, не дающим разглядеть в себе целый ряд достоинств. Чтобы не быть заложником своего тела, как ни крути, придется принять его природу.

Марина Прохорова:
Действовать от противного. Не маскировать, не менять тему, когда кто-то вдруг обращает внимание, что у тебя есть такое интересное родимое пятно, а, наоборот, да – соглашаться, начинать с принятия. Хорошо бы это превратить в свой собственный козырь, в бонус, в некоторое подчеркивание своей индивидуальности, поработать над своей самооценкой.

Другое дело – «незатянутые шрамы» драматических событий. Они могут долго терзать душу и волей-неволей напоминать о пережитой трагедии.

Марина Прохорова:
Если это событие не пережилось должным образом, как-то экологически для человека, то оно будет возвращать его в те тяжелые переживания, которые связаны с этим событием. Это переживание страха, ужаса – все эти переживания как будто бы начинают утрамбовываться в этом маленьком шраме или рубце.

Психологическая терапия в этой ситуации – лучшее лекарство, особенно для тех, чья внешность является рабочим инструментом.

Марина Прохорова:
Это сродни какому-то тяжелому кризису, через который человеку нужно пройти. В этом случае, конечно, показательна терапия, потому что складывается ощущение, что на кону вообще вся жизнь. Все, к чему человек шел так долго, кропотливо выстраивал свою жизнь, в одночасье рушится. Но самое интересное, что мы живем сейчас в такое время, когда важно действительно каким-то образом подчеркнуть свою индивидуальность.

Ваша особенность – ваша гордость. Благодаря этому «отличительному знаку», вы уникальны и неповторимы.

Loading...


Призрачное ощущение счастья? Почему жертвы домашнего насилия молчат годами



Новости Беларуси. «Точки над i» – новый» специальный проект на СТВ. Исключительно женский. Острые темы, интригующие истории, неожиданные подробности и нестандартные пути решения.

Алеся Лакина, ведущая ток-шоу:
В психологии выделяют четыре стадии развития отношений «агрессор-жертва».

Юлия Самусенко, ведущая ток-шоу:
Коварство в том, что последним двум стадиям не суждено длиться долго. Может, призрачное ощущение счастья заставляет жертв молчать годами? Мол, «он же все равно хороший, любит меня».

Надежда Цыркун, кандидат психологических наук, доцент:
Слово «любовь» такое иррациональное, мы любим, все хорошо. Но там, где медовый месяц, это вопрос власти и контроля. «Ты ко мне пришел, ты прощения просишь, то есть я сверху. Моя позиция выигрышная». Но долго так не будет оставаться, потому что у человека, который попал вниз…

Алеся Лакина:
Я с вами не соглашусь. Знаете, почему это происходит? Это эмоциональные качели: человек делает тебе плохо, чтобы потом хорошее ты ценил в 10 раз больше.

Надежда Цыркун:
Когда он просил прощения на коленях, какое у вас чувство? Глубокого удовлетворения. Вот ради этого момента все это и затевается.

Елена Кругликова, ведущая ток-шоу:
Мы расстаемся, а потом снова начинаем встречаться.

Надежда Цыркун:
Не хватает драйва. Какой может быть интерес, если человек пришел домой, телевизор тихо смотрит, говорит: «Я тебя люблю», даже посуду помыл, на машинке кнопки нажал. «Ну, денег маловато, но нам же хватает. Я тебя такую люблю. У тебя прическа новая? Да и такая хорошая». Драйва нет, рутина. Потому что всем нам нужны новые впечатления, уровень эмоциональный. Артистам и ведущим хорошо – они вышли, тут адреналина схватили. А повседневным людям как? Их рутина заедает. Поэтому нужен концерт в отдельно взятой квартире.

Юлия Самусенко:
Причина – женщине скучно?

Алеся Лакина:
Ему скучно, он может устраивать скандалы?

Надежда Цыркун:
Он не реализовался, вы ему говорите, что он ненастоящий мужчина, и ему обидно. Есть одна из схем, когда идут отношения напряженные, дерутся. А потом у них такие интимно-личностные контакты, так им хорошо некоторое время. У них так мозг устроен. Поэтому тут вопрос: либо я владею эмоциями, либо эмоции владеют мною. Когда эмоции владеют мною, у меня драйва много. Но когда я владею эмоциями, я не попаду в эти ситуации вообще. Есть множество людей, на которых никакой агрессор не пикнет, не крикнет. Потому что так выстроена позиция, при которой всегда будет к тебе уважение. Уважение – это главное слово в отношениях.

Читайте также:

«Она должна была уйти». Что такое кризисная комната и как в Беларуси помогают жертвам домашнего насилия?

«Душа хочет назвать вещи своими именами». Почему жертва не уходит от домашнего тирана, рассказывает психолог

«Потом я уже стала замазывать синяки». Домашнее насилие: ведущая РТР-Беларусь рассказала свою историю