Лазуткин: на прошлой неделе американская пресса нас откровенно мочила, а теперь им нужны были комментарии из первых уст

10.08.2021 - 21:36

Новости Беларуси. «Большой разговор» белорусского Президента – и в мировых СМИ, но исключительно в выгодном им ключе, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Как на мероприятии работала западная пресса и причем здесь цели американской внешней политики, расскажет Андрей Лазуткин в «Занимательной политологии».

Андрей Лазуткин, политолог:
На мероприятии я вопросов не задавал, но внимательно следил за тем, как работают наши западные друзья. Если коротко, то большую часть конференции они спали. Широкий круг тем их не интересовал, и только когда речь заходила о насилии, они оживали и начинали фиксировать прямые цитаты. Видимо, такое было задание. Вот так беседа на 8 часов у меня на глазах превратилась в одну страницу текста. Из него следовало, что Лукашенко подавляет белорусский народ в его стремлении к демократии, а насилие признает и никак не осуждает.

Андрей Лазуткин:
Американских СМИ было несколько, и все они разными словами спрашивали одно и то же. Для чего? Напомню, на прошлой неделе американская пресса нас откровенно мочила, рассказывая байки про концлагеря. А теперь им нужны были комментарии из первых уст. Это их обычная тактика: сначала вбросить, а потом заставить оправдываться.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Вы творите беспредел во всех местах мира, и мне говорите о каких-то репрессиях? С моей стороны не было никаких репрессий! Никаких. Я принял правила игры тех бандитов, которые под вашим руководством, американских спецслужб, с территории Польши и прочее, двинулись к нам в суверенное и независимое государство.

Андрей Лазуткин:
Конечно, все это элементы информационной игры, которая идет вокруг Беларуси. К годовщине протестов надо было показать символические победы даже в условиях «зачистки». Именно для этого Тихановскую и отправили в Штаты на гастроли. Но почему так поздно? Железо надо ковать пока горячо, а не год спустя. Дело в том, что американцы хорошо понимают шансы тех, с кем работают. Они и так невысокие, а когда эти люди открыто контактируют с США, их авторитет падает до нуля. Никто не хочет, чтобы его называли американской марионеткой или прокладкой. Поэтому любую цветную революцию всегда пытаются представить как некий самостоятельный процесс.

Андрей Лазуткин:
Год назад президентом США был Трамп. И именно при Трампе США заново влезли практически во все старые точки – от Северной Кореи до Венесуэлы, Сирии, Афганистана, Гонконга, и заканчивая нашими выборами. Видимо, Трамп хотел по списку одержать множество побед по всему миру, чтобы добавить себе голосов на выборах. Но в итоге нигде ничего не получилось. И, кстати, по Беларуси Трамп даже не высказал никакой позиции – ну, мол, нас там нет.

– Мистер президент, вы поддерживаете протестующих в Беларуси? И есть ли у вас сообщение?
– Поддерживаю ли я протестующих и террористов?
– В Беларуси!
– О, я подумал – протестующих и террористов.
– Есть ли у вас сообщение для Москвы относительно потенциальных военных действий?
– Да, вы должны понять меня, мне нравится видеть демократию. Демократия – очень важное слово. Не похоже на то, что слишком много демократии там, в Беларуси. Но мы говорим со многими людьми, и мы поговорим в соответствующее время с Россией.

Андрей Лазуткин:
Забавно, что он даже назвал наших друзей террористами – ну, перепутал человек. Однако это был откровенный плевок для Вячорки и прочих деятелей на зарплате.

Андрей Лазуткин:
А теперь посмотрите, как все поменялось. Байденовская администрация показывает, что готова открыто работать с нашей оппозицией. То есть уже не только по каналам ЦРУ, негласно, а официально, через Госдепартамент. И из этой ситуации публичной поддержки они пытаются выжать максимум. Посмотрите, Тихановскую отвели за руку сначала к Мадлен Олбрайт, потом Кондолизе Райс, представителям автокефальной церкви в Нью-Йорке и даже подарили печенье, как на Майдане. Надо ведь понимать, что американцы есть разные. Есть и те, кто готов сотрудничать с Россией, да и с нами, или как минимум не лезть в дела других государств. Но Тихановскую специально свели с теми, кто всегда выражал в отношении России наиболее агрессивную позицию – «страна-бензоколонка», «разделим богатства Сибири» и так далее. Их хорошо помнят и по Сербии, и по войне с Грузией, и по Украине. Это такая публичная, символическая присяга Тихановской именно этим силам. Берите нас, мы ваши.

Андрей Лазуткин:
Но с другой стороны это значит, что на восточном направлении, то есть с Россией, мосты у них сожжены. За минувший год им не удалось самое главное – убедить Россию, что это какие-то независимые, самостоятельные протесты, которые нужно поддержать. Собственно, эти попытки продолжались целый год – не зря же в Вильнюсе сидит столько бывших дипломатов. И только когда все варианты были исчерпаны, они начали играть в открытую.

Андрей Лазуткин:
Но давайте вернемся «Большому разговору». Если кому-то скучно слушать про белорусскую политику 8 часов, то на аналогичные пресс-конференции в США люди уже ходят как в цирк.

Супервторник – очень ответственный день для потенциальных кандидатов в президенты США. Не удивительно, что в этот день Байден так разволновался, что перепутал свою сестру со своей женой.

Это моя младшая сестра Валерия, и я муж Джо. О, нет! Они поменялись местами. Это моя жена, это моя сестра. Они поменялись.

Андрей Лазуткин:
Байден не только забывает имена своих внуков, но даже название Пентагона и фамилию министра обороны США, бессвязно отвечает на вопросы и падает с лестниц. То есть, мягко говоря, рулит всеми процессами совсем не он. В этом плане у них с Тихановской много общего. Как ни удивительно, их и спецслужбы сближают общие финансовые интересы. Нашим деятелям надо получить американские деньги на длительную и тяжелую борьбу. А американским подразделениям, которые занимаются информационной войной и аналитикой, надо выбить бюджет на новое направление. Допустим, создать очередное американское СМИ в Вильнюсе, ориентированное на Беларусь. Поэтому из нафталина и достали людей типа Олбрайт, которая бомбила Югославию. Это такая открытая демонстрация намерений.

Андрей Лазуткин:
И пока верхушка решает свои дела в США, те, кто остался в стране, год спустя получают сроки и штрафы. И скорее всего, они шли на улицы не ради встречи Вячорки с Госсекретарем Штатов. Поэтому поздравляю, вас использовали. Так что, как говорится, год не срок, а жизненный урок.

А с вами были Андрей Лазуткин и выпуск «Занимательной политологии».

Loading...


Юлия Артюх: «Мэтью, залитый химическим раствором из польского водомёта, даже не возмутился этому»



Новости Беларуси. Третья неделя ожиданий и мечты беженцев попасть в Германию. Пока Польша не сжалилась над несчастными людьми, наша страна обеспечивает их всем необходимым: горячая еда, теплые вещи, одеяла и подушки, крыша над головой и медицинская помощь, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.  

А европейские представители устраивают только смотрины, но после этих посещений ничего так и не меняется. Видимо, они способны только на фотосессии с беженцами и потом обвинять нашу страну в миграционном кризисе. Хотя это уже привычное дело – постоянные фейки от зарубежных СМИ. Даже те журналисты, которые попали под польские водометы, все равно винят во всем Беларусь.  

Тем временем поляки устраивают новые военные учения у наших границ, стягивают солдат и вооружение, полученное от американцев. Усиливая тем самым приграничное напряжение. Женский взгляд на события у наших западных границ. О том, как европейские политики насаждают свою правду и как их журналисты отрабатывают свою версию происходящего, расскажет Юлия Артюх. Рубрика «Негладко».  

Юлия Артюх, СТВ:  
В нашем гимне поется: мы, белорусы – мирные люди. И ведь это не просто слова. Мы действительно никогда ни на кого не нападали, не захватывали, не участвовали в военных конфликтах в чужих странах и уж тем более не были их зачинщиками. У нас на вооружении военная техника для защиты, а не для нападения. Однако наши соседи почему-то укрепляются техникой, предназначенной как раз для нападения.  

Виктор Хренин, министр обороны Беларуси:  
Те договоренности, которые всегда существовали, которые есть и которые мы сейчас принимаем непосредственно с военным ведомством, моим коллегой – министром обороны Российской Федерации Генералом армии Шойгу Сергеем Кужугетовичем, – направлены на сохранение мира. И мы рады, что у нас такой союзник. Каждый год у нас заключается план военного сотрудничества, включаются определенные мероприятия. И мы смотрим каждый год, наращиваем. Да и в принципе прошлый год нас еще больше заставил сблизиться. Мы поняли, что у нас и друзей, как оказалось, нет. Соседи агрессивные. Поэтому в рамках этих планирующих документов, в рамках уровня, повышающего взаимодействие, мы проводим различные мероприятия, они никому не несут прежде всего угрозы. Мы учим свою армию. И Президент говорит, ее надо, армия для того и предназначена, должна тренироваться. Но мы-то тренируемся на полигонах.  

Юлия Артюх:  
Польша размещает на своей территории натовские войска. Для чего? Защищаться от беженцев? На фоне происходящего на белорусско-польской границе коллективный Запад делает все что угодно, но только не оказывает помощь людям. Международные организации, комиссии ездят, смотрят, мониторят. Проверяют, как мы тут гуманитарную помощь организовали, медицинские услуги и прочее. Сами, увы, ничего значительного не сделали.  

Ой, чуть не обидела людей, конечно, сделали. Фотосессии с беженцами – это пока единственное, чем занимаются различные представители этих самых организаций в лагере. С журналистами либо не общаются совсем, либо разрождаются общими фразами. Комментировать действия польской стороны отказываются. В то время как с высоких европейских трибун некоторые недодепутаты без стеснения поливают грязью нашу страну и в упор отказываются видеть правду. Правда ведь глаза колет и неудобная она. Поэтому их журналисты тщательно отрабатывают свою версию происходящего.  

Комично то, что работают они на нашей территории и при этом не говорят, что со стороны Польши их просто не пускают. Печально известный Мэтью, залитый химическим раствором из польского водомета, даже не возмутился этому, и заявлений о том, что он пострадал, нет. Готов, видимо, в дерьме купаться, если оно из Евросоюза. И говорить, что это наичистейшая вода.  

Юлия Артюх:  
Еще один «честный» иностранный журналист взял интервью у нашего Президента, выпустив сокращенную версию и получив в качестве ответочки полную на наших телеканалах. Слезно обвинял, что мол как так показали все по блокам и убрали его реакцию на ответы Президента. Жалкое это зрелище, твоя реакция, вот и убрали, чтобы тебя не позорить еще больше. Мы же мирные и добрые люди, помнишь?  

Но вернемся к геополитике. В Польше проходят митинги против действий властей и в поддержку беженцев. В Нидерландах протесты, но ЕС отказался комментировать их жесткое подавление. Сказав, внимание, только власти страны могут решать, подавлять ли протесты и какими способами это делать. Помнится, в адрес Беларуси в прошлом году совсем другие реплики были. И, видимо, по этому поводу в декабре организован саммит за демократию. США пригласили туда 110 стран, но, как вы догадались, ни Беларуси, ни России приглашения не вручили.  

Китай, Турция, все арабские страны Персидского залива, Иран, Северная Корея и Венесуэла тоже в списках не обнаружены. Например, Иран, где США с помощью войны строили демократию, не позвали. Сирию наверняка тоже. Зачем? В этих странах уже давно демократия, и все так счастливы, что бегут оттуда сверкая пятками.  

Юлия Артюх:  
Еще, оказывается, в Австрии прошла целая конференция по теме Беларуси. Только вот ни одного официального лица, представителя или человека, который что-то действительно решает, от Беларуси не было. О чем там велась беседа и между кем, в принципе, не очень интересно. А пока политические трупы, которым уже и на том свете прогулы ставят, все еще кочуют по Европе, провозглашая свои недоразвитые демократические принципы, у нас в стране прошла осенняя призывная кампания. И, соответственно, пополнение Вооруженных Сил Республики Беларусь.  

Мне посчастливилось присутствовать на присяге в 50-й смешанной авиационной базе. Посмотреть, как принимают новобранцев командиры. Заглянуть в глаза призывникам. С какой ответственностью они присягали на верность Родине. С какой гордостью и восхищением на них смотрели их родители, близкие и друзья.