Лазуткин: пока Навальный сидит, западные СМИ пиарят Ходорковского. Это такой запасной Навальный

27.09.2021 - 19:58

Новости Беларуси. «Занимательная политология». Тема очередного выпуска – выборы в России. Белорусские специалисты внимательно следили за избирательной кампанией. Но в первую неделю мы не увидели ни массовых протестов, ни беспорядков, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.  

Что это значит и поменялась ли западная тактика цветных революций, попытался разобраться Андрей Лазуткин.  

Андрей Лазуткин, политолог:
Зимой, после отравления Навального, в Москве и Петербурге прошли массовые акции по типу белорусских. Со сцепками, перекрытием дорог, драками с ОМОНом и координацией через Telegram. Но на прошлой неделе, во время парламентских выборов, ничего подобного не наблюдалось. И это говорит не о том, что всех врагов победили, а о том, что уличные протесты и у нас, и в России управляются по команде. Когда и в какой момент отдается эта команда, до конца не ясно.  

В аэропорту полчаса назад борт № 1 улетел.
– Так, сенсация у нас. Вы хотите сказать, что Лукашенко улетел?
– Ну, говорят так.
– Спасибо.
– Как-то так.
– Кто источник, можно говорить?  

Андрей Лазуткин:
Это Минск прошлым летом. Обратите внимание, у молодого человека надпись «штаб» на микрофоне. Это означает «штаб Навального». Год назад эти граждане бегали по Минску и снимали вот такие ни разу не постановочные сюжеты. В России их участие тоже заметили и сделали правильные выводы. Что происходило там дальше? То же самое, что у нас, то есть зачистка оппозиции.  

Сеть Навального, с которой работали англичане и американцы, была признана экстремистской и закрыта. Вторая часть этой сети – это иностранные СМИ, которые вещают на Россию – пока работают, но со статусом иностранного агента.  

И, похоже, Байден ищет какие-то новые варианты. Очевидно, американцы поняли, что невозможно быстро вырастить оппозицию, которая будет кидаться под танки и жечь машины. Даже в маленькой Беларуси силовой вариант не сработал, а в России он тем более не сработает.  

Значит, нужно влияние на российскую систему изнутри, чтобы к власти постепенно приходили удобные люди. Как в свое время пришел Горбачев. То есть не надо свергать Путина, лучше подсунуть ему своего человека в окружение.  

А Навальный, который вроде как главный враг Путина (так о нем пишет западная пресса), – это такой зицпредседатель Фунт, как в «Золотом теленке». Он не реальный руководитель оппозиции, это подставное лицо, которое назначили сидеть.  

Кстати, пока Навальный сидит и общаться не может, западные СМИ пиарят другого деятеля – Михаила Борисовича Ходорковского. Это такой запасной Навальный. Он тоже сидел, но, правда, сегодня сидит не в колонии, а в Лондоне. Это человек, которого Запад рассматривает как ручного лидера «демократической» России.  

И вот что этот лидер сегодня говорит про Беларусь.  

Что, по-вашему, будет с Беларусью и с Лукашенко?
– Лукашенко сожрут.
– Белорусы или россияне?

– Белорусы при помощи россиян. Это точно.
– В ближайшее время?  

Андрей Лазуткин:
То, что у Ходорковского на языке, то у британской разведки на уме. И сейчас они думают, что делать дальше с белорусским протестом.  

Вы слышали фразу: «Сожрут с помощью россиян». Что это значит? Для успешного переворота в Беларуси надо искать новых лидеров, которые бы устроили Россию хотя бы на первых порах. Но выдвигать таких на передний план слишком рискованно для американцев. Какой бы это ни был ручной человек, все равно есть риск, что протест перейдет под чужое управление.  

Поэтому желательно, чтобы лидером был не умеренный демократ, а отморозок-фашист и еще желательно людоед. Американцы только таких и поддерживают, например, в Латинской Америке или Африке.  

А вспомним замечательного Виктора Бабарико. Материалы по латвийскому банку, где отмывались деньги, предоставили не просто латыши. Фактически это было сделано по команде американцев. То есть они его нашими руками посадили.  

Зачем? Ну, возможно, был риск, что этот человек найдет какие-то контакты с Россией. А вот после его задержания управление протестом перешло к женскому трио, где руководила Мария Колесникова, которая, напомню, 15 лет проживала за границей и непонятно с кем там контактировала. Вот это надежный человек, который никуда не денется с поводка.  

Но есть и хорошие новости. Президент Польши Анджей Дуда записал обращение на белорусском языке.  

Шаноўнае спадарства! Дарагія беларускія сябры! Я звяртаюся да вас у гэты выключны для Польшчы дзень, які звязаны з найважнейшым для нас словам салідарнасць.  

Андрей Лазуткин:
Мы не будем показывать все, но дальше он обращается к нашей оппозиции и не выражает поддержку в борьбе с диктатурой, а зовет работать в Польшу, на клубнику, на заводы, шоферами, врачами в польскую глубинку.  

Так что поздравляю, мои дорогие, вас использовали. И год спустя ни Польша, ни Литва, ни Штаты даже не пытаются скрывать свои цели. Так что все тайное постепенно становится явным.  

А с вами был Андрей Лазуткин и выпуск «Занимательной политологии».  

Loading...


Дзиодзина: главное отличие Лукашенко и Запада, он помогает людям, пока остальные коллективно волнуются



Новости Беларуси. Жестокость, цинизм и откровенный фашизм. По-другому назвать действия литовских и польских силовиков невозможно. Своих граждан, которые хотят помочь беженцам, они избивают, а самих гостей хладнокровно убивают и выбрасывают на белорусскую территорию, сообщили в программе «Неделя» на СТВ. Как это назвать, если не паноптикум?  

В эфире СТВ авторская рубрика Григория Азаренка и Алены Дзиодзиной.  

Григорий Азаренок, СТВ:  
Весь этот паноптикум понять невозможно, но описать его сможет Алена Дзиодзина.  

Алена Дзиодзина, психолог:  
Играть в политику и быть политиком – понятия очень разные. И пока одни не могут наиграться, хмурят бровки и дуют щечки, другие пытаются и правда помочь обездоленным людям. И как же для кривляк политических они неудобны… Ведь не дай бог проблема решится и придется искать новый прецедент для наигранного коллективного волнения. Чтобы снова попытаться показать себя с лучшей стороны.  

Алена Дзиодзина:  
Совсем недавно на Западе разразился иерихонский вой, что Меркель вступила в диалог с Лукашенко. Нам рассказали, что помогать людям вместе с диктатором – это почти так же страшно и плохо, как не любить людей. Но что стоит за демонстративной западной озабоченностью проблемами слабых и обездоленных становится понятно, когда случается нечто действительно вопиющее, но коллективные при этом коллективно молчат. Так, словно бы ничего вообще не произошло.  

Алена Дзиодзина:  
Из теплых комнат ситуация всегда выглядит немного иначе, и кажется, что страдающий мог бы еще чуточку потерпеть, пока каждый западный политик отожмет из чужой трагедии максимум соков и проявит душещипательную озабоченность. Закрывая глаза на то, что эту игру в кости переживут не все. Как и произошло с тем беженцем, чей труп литовские силовики выбросили на границе.  

Не понимая при этом, что именно с ними не так, когда списывают еще одного живого человека в утиль. Ведь когда страдают чужие, не свои, близкие, то иным политикам кажется, что игра стоит свеч. И тут проявляет себя главное отличие Лукашенко и Запада. Он помогает людям, пока остальные коллективно за них волнуются, а потом умывают руки. Пока они вращают на столпе своей политической славы чужие судьбы, наш Президент обнимает взглядом каждого слабого и держит свое президентское слово, когда обещает «не беспокойся, я все решу….». Он настоящий, а коллективные – нет.   

Григорий Азаренок о коллективном Западе: вся ваша история – это череда подлости, предательства, ядов, войн и террора (подробнее здесь).