«Нужно разбираться, в чём же причина». Как правильно делать уроки дома

30.09.2020 - 11:55

Артем в этом году перешел во второй класс. Любимые предметы?

Артем Шуляк:
Математика и физкультура.

Вероника Кудринецкая, корреспондент:
А за что ты математику любишь, почему не русский язык?

Артем Шуляк:
Русский язык мне не нравится.

Родители в ужасе. Это что, так до следующего лета? С математикой дела обстоят отлично. Устный счет, сложение, вычитание – Артем щелкает примеры как орехи, а вот с правописанием все сложнее.

Евгений Шуляк:
Помогаем ребенку с самого первого класса. Следим за ним, подсказываем, учимся вместе, пытаемся привить ему самостоятельность. Он у нас в принципе самостоятельный, с детства мы его так воспитываем, но все равно контроль нужен.

Без паники, решим все в начале года. В помощь – советы психолога. Первое правило – никакого давления.

Татьяна Шутько, психолог:
Родителям в первую очередь нужно определить, почему так происходит, почему ребенок не учится: он не хочет или не может? Если ребенок не может учиться, то нужно разбираться, в чем же причина. Возможно, это какие-то физиологические особенности, возможно, ему плохо. И тогда нужно обращаться за помощью к определенным специалистам. Но если ребенок не хочет учиться, то это совершенно другая проблема, на которую родителям надо обратить внимание, потому что, скорее всего, у него отсутствует мотивация.

В семье Шуляк с мотивацией проблем нет. И все под девизом: сделал дело – гуляй смело. Да и расслабляться некогда. После уроков дополнительные кружки: бассейн, танцы, IT-школа.

Евгений Шуляк:
Он приходит с продленки и обязательно первым делом делает уроки для того, чтобы вечером прийти побыть с нами, с семьей отдохнуть, потому что есть еще младший брат, который не дает делать, хочет поиграть.

Для мальчика и для девочки мотивации разные. Мальчишкам – вызов и азарт. Задача за минуту – легко. Дел-то всего на пару минут. А вот для девочек важнее не соперничество, а сотрудничество. Уроки с одноклассницами – отличная идея. А вы иногда подходите и говорите что-то неправильное, пусть ребенок вас поправит. И не забывайте поощрять.

Татьяна Шутько:
У ребенка должны быть обязанности и должна быть ответственность. Обязанности – убрать свою комнату, убрать игрушки, сделать домашнее задание и ряд определенных действий, который необходим данной семье. И мотивировать звездочками на календаре, причем родитель определяет самостоятельно, сколько звездочек и на что он их потом может потратить.

Постепенно ослабляем контроль. Сидели рядом, теперь просто в одной комнате. Еще через время только иногда заглядываем. Проверяем не ошибки, а то что уроки сделаны. Артем справляется с заданиями за два счета и старается сделать наперед.

Евгений Шуляк:
На всю неделю, чтобы не было такого, что ему надо будет завтра делать сразу 3-4 позиции. Для него это тяжеловато.

Но любимым предметом у школьника остается физкультура.

Артем Шуляк:
Занимаемся спортом, прыгаем, играем в «Вышибалу», кто быстрее, чья команда выиграет.

Жаль только вот домашку не задают. Артем готов висеть на турниках часами. Впрочем, специалисты напоминают, активные перерывы помогут справиться с непростыми задачами. А еще температура в комнате: в детской – до 21 градуса. И обязательно сочувствие. И им так важно слышать: я тебя понимаю и помогу.

Loading...


Призрачное ощущение счастья? Почему жертвы домашнего насилия молчат годами



Новости Беларуси. «Точки над i» – новый» специальный проект на СТВ. Исключительно женский. Острые темы, интригующие истории, неожиданные подробности и нестандартные пути решения.

Алеся Лакина, ведущая ток-шоу:
В психологии выделяют четыре стадии развития отношений «агрессор-жертва».

Юлия Самусенко, ведущая ток-шоу:
Коварство в том, что последним двум стадиям не суждено длиться долго. Может, призрачное ощущение счастья заставляет жертв молчать годами? Мол, «он же все равно хороший, любит меня».

Надежда Цыркун, кандидат психологических наук, доцент:
Слово «любовь» такое иррациональное, мы любим, все хорошо. Но там, где медовый месяц, это вопрос власти и контроля. «Ты ко мне пришел, ты прощения просишь, то есть я сверху. Моя позиция выигрышная». Но долго так не будет оставаться, потому что у человека, который попал вниз…

Алеся Лакина:
Я с вами не соглашусь. Знаете, почему это происходит? Это эмоциональные качели: человек делает тебе плохо, чтобы потом хорошее ты ценил в 10 раз больше.

Надежда Цыркун:
Когда он просил прощения на коленях, какое у вас чувство? Глубокого удовлетворения. Вот ради этого момента все это и затевается.

Елена Кругликова, ведущая ток-шоу:
Мы расстаемся, а потом снова начинаем встречаться.

Надежда Цыркун:
Не хватает драйва. Какой может быть интерес, если человек пришел домой, телевизор тихо смотрит, говорит: «Я тебя люблю», даже посуду помыл, на машинке кнопки нажал. «Ну, денег маловато, но нам же хватает. Я тебя такую люблю. У тебя прическа новая? Да и такая хорошая». Драйва нет, рутина. Потому что всем нам нужны новые впечатления, уровень эмоциональный. Артистам и ведущим хорошо – они вышли, тут адреналина схватили. А повседневным людям как? Их рутина заедает. Поэтому нужен концерт в отдельно взятой квартире.

Юлия Самусенко:
Причина – женщине скучно?

Алеся Лакина:
Ему скучно, он может устраивать скандалы?

Надежда Цыркун:
Он не реализовался, вы ему говорите, что он ненастоящий мужчина, и ему обидно. Есть одна из схем, когда идут отношения напряженные, дерутся. А потом у них такие интимно-личностные контакты, так им хорошо некоторое время. У них так мозг устроен. Поэтому тут вопрос: либо я владею эмоциями, либо эмоции владеют мною. Когда эмоции владеют мною, у меня драйва много. Но когда я владею эмоциями, я не попаду в эти ситуации вообще. Есть множество людей, на которых никакой агрессор не пикнет, не крикнет. Потому что так выстроена позиция, при которой всегда будет к тебе уважение. Уважение – это главное слово в отношениях.

Читайте также:

«Она должна была уйти». Что такое кризисная комната и как в Беларуси помогают жертвам домашнего насилия?

«Душа хочет назвать вещи своими именами». Почему жертва не уходит от домашнего тирана, рассказывает психолог

«Потом я уже стала замазывать синяки». Домашнее насилие: ведущая РТР-Беларусь рассказала свою историю