«Марши нетунеядцев» в Минске, Гродно и Могилеве: представители власти вышли к протестующим

19.03.2017 - 21:28

Новости Беларуси. На неделе в Минске, Гродно и Могилеве прошли так называемые «Марши нетунеядцев». Акция против декрета № 3, скажем, в столице была разрешена городской властью, даже несмотря на то, что повод для возмущения по сути-то не актуален. Действие декрета приостановлено, выплаты тоже. Но людям позволили выразить свое мнение публично.

Правда, мнение это, как показали «Марши» в большинстве случаев не имело ничего общего с заявленной повесткой дня. Вот только цифры. На конкретный вопрос депутата Марзалюка в Могилеве, который вышел к протестующим, кому помочь, поднялось 7 рук. В Гродно и того меньше: 5 из сотен участников.

И уж наверняка не поиском работы были озабочены пришедшие на массовые акции люди в масках, называющие себя анархистами. А может это и есть их работа? Ведь там где есть толпа – анархисты – это такой пусковой механизм – невероятно опасный.

Вот почему и задержали тех самых участников маскарада. Да, вполне брутально. Но на то оно и государство с его атрибутами, чтобы поддерживать мир и порядок, а не анархию и беспредел, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Массовые акции, прошедшие на неделе в Минске, Гродно и Могилеве – так называемые «Марши нетунеядцев» – во многом оправдали свое народное название. Во-первых, в рядах марширующих хватало тех, кому право не работать гарантировано хотя бы из соображений возраста. Во-вторых, когда к людям, по логике, обеспокоенным поиском работы, вышли представители власти – желающих решить проблемы с трудоустройством практически не нашлось. Как ни предлагал помощь депутат Марзалюк в Могилеве – обратились менее десяти человек. Это, на минуточку, из трехсот, пришедших возмущаться. А в Гродно, выйдя к людям, рассмотреть ситуацию тут же в индивидуальном порядке предлагала зампред горисполкома. Только помощь эта понадобилась примерно одному проценту собравшихся.

Зоя Кулеша, заместитель председателя Гродненского городского исполнительного комитета:
После приглашения в исполком для делового разговора, для того чтобы выслушать каждого человека, если он без работы, если он по каким-то причинам подпал под действие декрета. К сожалению, таких оказалось только 5 человек, которые, собственно, и были услышаны в исполкоме. И их проблемы были реально разрешены. Остальным этот разговор не был нужен.

А это один из той самой пятерки, кому нужна была реальная помощь. Александр Милашевич. Раньше работал в ЖЭСе, потом уволился по личным причинам, и четыре месяца сидел на бобах, без работы. На митинг посоветовали сходить знакомые. И шел он исключительно, чтобы решить вопрос с трудоустройством. Решил, только не с флагом в руках, а в кабинете. Сейчас проходит медкомиссию, недели через две сможет выйти на новое место. И вот нужно ли было ходить на площадь, когда в горадминистрациях каждый день собираются комиссии, чтобы помочь с работой?

Александр Милашевич, житель Гродно:
Меня встретил начальник горисполкома у входа. Мы зашли в кабинет, пообщались, он позвонил – и меня взяли на работу. За мной никто не пошел, люди еще там митинговали. Я не зря сходил. Меня устроили. Мне это надо было. 

А вот нужно ли многим, пришедшим на акцию в Минске, вопрос, очевидно, риторический. Начнем с того, что выразить массовый протест власти разрешили. А вот против чего протестовали-то? Действие того самого декрета № 3, как и выплаты, приостановлены. И говорили об этом уже не раз и на всех уровнях. Да и о каком поиске работы может идти речь, скажем, вот для таких недовольных? Людей, которые изначально делают все, чтобы их не узнали и даже при желании не могли помочь?

Бороться с законом анархисты начали давно. И речь вовсе не о третьем декрете. Закрытые лица на подобной акции – это прямое нарушение закона о массовых мероприятиях. И анархисты – постоянные посетители таких демонстраций – едва ли могут об этом не знать. Но на случай, коль забыли, им цивилизованно об этом напоминают.

Сергей Хмарук, прокурор Минска:
Почему такой вопрос? Прежде всего, в целях безопасности тех, кто пришел на эту акцию. Если посмотреть на практику других стран, Беларусь что, отличается? Если так посмотреть и провести аналогию, то наши сотрудники милиции, наверное, действовали весьма мягко и весьма корректно.

Заметим, что статья 11 в белорусском законе о массовых мероприятиях – не то что не ноу-хау – очень облегченная версия по сравнению с опытом мировым. Маски на демонстрациях запрещены в Штатах, Канаде, Австрии. В Германии за закрытое на массовой акции лицо можно на год угодить за решетку, а, скажем, в Испании, заплатить штраф в 30 тысяч евро. В Беларуси же – до 30 базовых – это 690 рублей или максимум – всего 15 суток.

Георгий Евчар, официальный представитель Министерства внутренних дел Республики Беларусь:
С целью установления личности, а также возможной причастности к иным правонарушениям было принято решение о проведении задержания. Задержание производилось в общественном транспорте, так как была вероятность того, что правонарушители могут скрыться.

Задержание в троллейбусе было – чего уж скрывать – брутальным, но законным. Во время него, кстати, пострадал и сотрудник милиции. Но комментариев сочувствия человек, защищавший правопорядок, конечно, не дождался. Зато весь Интернет гудел, критикуя якобы слишком жесткие действия милиции во время задержания тех, кто, еще раз напомним, нарушил закон. Интересно, что бы писали такие онлайн-осуждающие, если бы люди в масках применили по назначению то, что взяли с собой на разрешенную акцию? Или, к примеру, подожгли отделение банка… Или, как это уже бывало, не просто развернули красно-черный флаг… Акция протеста 15 марта не была организованной – куда идти и что кричать – все решалось по ходу. Нет никакой согласованности и по поводу будущего марша. А это значит, будет нероганизованная толпа. Неуправляемая. А что такое неуправляемая толпа – мы уже видели. И, к сожалению, не раз…

Люди в материале: Сергей Хмарук, Георгий Евчар
Loading...


В Бельгии прошли демонстрации против закона, который ограничивает рост зарплат



Новости Бельгии. В Бельгии прошли многотысячные демонстрации против закона, ограничивающего рост зарплат, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Принятый еще в 1996 году, он сильно ограничивает их индексацию. Протесты организованы профсоюзами страны и вызваны резким падением уровня доходов бельгийцев. Люди не могут справиться с ростом цен на бензин, газ и коммунальные услуги. Это и заставило их выйти на улицы с требованием пересмотреть положения скандального закона и повысить зарплату на 9 % (с учетом роста цен в последнее время). В Брюсселе из-за демонстраций возник транспортный коллапс, временно не ходили автобусы и метро.