«Мы не можем сказать, что Беларусь остаётся отсталой страной 90-ых, которая радуется тому, что свои штаны поддержали. Мы сегодня выходим на мировые рынки»

09.07.2020 - 17:38

Тревожное прошлое после распада СССР и уверенный взгляд в будущее. В программе «В обстановке мира» эксперты оценили путь, который прошла Беларусь за годы независимости, и порассуждали о том, что ждёт страну в ближайшие пять лет.

Брич о выборах 1994 года: «Только, когда пришла президентская власть к нам, начал наводиться порядок»

Алексей Беляев, политолог, кандидат исторических наук:
Я хочу напомнить, что с момента обретения независимости уже практически 30 лет прошло. И экономический рост, который у нас есть, и экономическое развитие, которое было за эти годы – оно, в целом, вписывается в мировые тренды. Мы вступили в эпоху информационного общества.

Сегодня, с одной стороны, у нас есть твёрдая опора – то, что называется реальная экономика – производство конкретных товаров потребления, производство продовольствия, которые позволяют нашим людям не умереть с голода, носить собственную одежду, смотреть собственный телевизор и даже ездить практически на автомобилях собственной сборки. Но сегодня мы видим мировой тренд – это информационное общество, информационная экономика. Здесь сделано тоже много. У нас создана фактически, как тут уже было сказано громкое слово, беспрецедентная площадка для инноваций. У нас есть и Парк высоких технологий, у нас есть и очень продвинутый указ, связанный с введением тех же криптовалют в Беларуси. Практически ни в одной стране мира ещё нет такого регулирования на национальном уровне этого вопроса. А у нас есть.

То есть мы здесь не можем сказать, что Беларусь остаётся отсталой страной 90-ых, которая радуется только тому, что вот мы свои штаны поддержали. Нет! Мы сегодня выходим на мировые рынки, нам есть что предложить. Мне кажется, что здесь надо подумать. Я согласен, что государство должно уменьшать свою долю вмешательства и регулирования в сфере частного бизнеса, связанного с этим предпринимательством, которое должно быстро реагировать на вызовы времени. Есть базовые предприятия и той же добывающей промышленности, и нефтяные, калийные, которые должны остаться в собственности государства. И вот та рента от природных ресурсов — она должна поступать в государственную казну. Есть базовые предприятия промышленного машиностроения. По большегрузным самосвалам – наше лидерство. У нас большегрузные самосвалы – одно из первых мест в мире по поставкам. У нас  есть свои клиенты, которым наша техника нужна, востребована. У нас хорошее машиностроение в сельском хозяйстве – у нас есть свой «Гомсельмаш», у нас есть свои наработки в этом плане. Но у нас есть и современные технологии цифровые. Мы должны создавать, всё-таки, возможности привлекать сюда, как американцы привлекают в Силиконовую долину, мы должны у себя привлекать и оставлять – у нас высокий научно-технический потенциал тех же программистов, например, у нас есть хорошие ВУЗы, которые готовят. И нам надо создать такие условия, чтобы этим людям было здесь жить комфортно, работать комфортно. Чтобы свою высокую зарплату они могли потратить здесь на все те же блага, которые они бы получили и там, но за большие деньги, То есть мы должны создавать у себя, сохраняя, с одной стороны, комфортную среду проживания для всех. Мы должны создавать условия для того, чтобы была возможность развиваться в этих новых технологиях. И вот это направление будет перспективным.

Люди в материале: Алексей Беляев
Loading...


Геноцид не жизни, а экономики. Как эксперты оценивают положение Беларуси накануне 80-летия начала ВОВ



Новости Беларуси. В чем сходство расстановки геополитических сил в прошлом и сейчас? Почему победа над нацизмом XX столетия – атлант белорусской идеологии? Как не допустить поломку генетической памяти? Ответы в очередном выпуске общественно-политического ток-шоу «По существу».

Кирилл Казаков, генеральный директор СТВ:
Если нас тогда ждал геноцид жизни, мы должны были потерять все, сейчас у меня складывается ощущение, что у нас экономический геноцид.

Николай Бузин, доктор военных наук, профессор:
Нет, здесь еще больше. Мне чем нравится тема? Начали говорить – начало войны. А давайте разберемся, что же было и что сейчас. Первое – есть антагонистические противоречия? Есть. Второе – есть два блока? Есть. Третий момент – усиление вблизи границ группировок сил и средств есть? Есть. Большее количество боевых действий, разведывательных действий авиации? За одну неделю, по сравнению с предыдущим, в три раза увеличено количество вылетов. Это третье. Четвертое – выход из союзов есть сегодня? Есть. Кто хочет, так и делает. Международные договора? Не будем их соблюдать.

Кирилл Казаков:
Россия ушла из «открытого неба», например.

Алена Сырова, СТВ:
Об этом знаете вы, люди посвященные, погруженные. Для обычного народа ничего не изменилось.

Кирилл Казаков:
Я думаю, что в 1941 году для обычного человека это было воскресенье, 22 июня, выходной день.

Николай Бузин:
То же самое, поверьте мне. Мы как сегодня с вами беседуем, никто об этом даже не думал. Люди шли на танцы, занимались повседневными делами, кто-то занимался землей, кто-то убирал урожай, кто-то просто любил, мечтал о чем-то. И никто даже не думал, что будет война.

Читайте также:

Можно ли сравнивать нынешние события в Беларуси с предвоенным временем ВОВ? Свое мнение высказали эксперты 

Вся наша идеология строится на ВОВ? Эксперты о том, забываем ли мы историю до Второй мировой

Четыре дивизии так и не смогли взять город. Историк о том, как защищали Могилев в 1941 году