«На тот момент была на девятом месяце беременности». Корреспондентка СТВ переехала в Беларусь из Донбасса в 2014-м. И вот что она рассказывает

25.04.2021 - 20:18

Новости Беларуси. Знаменитые кадры переговоров «нормандской четверки» в Минске. 16-часовой марафон по поиску ответа на вопрос «Быть ли миру на юго-востоке Украины?» и бессонная ночь ожиданий. За теми событиями, без преувеличения, следили во всем мире. И с этого момента слова «Минск» и «мир» в этом смысле стали синонимами, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Игорь Позняк, СТВ:
Одна из сотен тысяч украинцев, для которых это был вопрос жизни и смерти, вопрос безопасности собственных детей и родителей, – наш нынешний могилевский корреспондент Юлия Мычка. Свою журналистскую карьеру она начинала на Донбассе – еще мирном Донбассе. Потом была и есть Беларусь.

Вы помните ту самую ночь?

Взрывы снарядов, казалось, все ближе и ближе

Юлия Мычка, корреспондент:
Безусловно, я очень хорошо помню эту ночь. Для меня лично и для нашей семьи эта ночь стала ночью надежды. Дело в том, что моя семья переехала в Беларусь в октябре 2014 года. Я на тот момент была на девятом месяце беременности. И мы тянули до последнего, мы не хотели уезжать. И не верили просто, что война на Донбассе достигнет таких масштабов. И я очень хорошо помню, что взрывы снарядов, казалось, все ближе и ближе. Само ожидание войны было очень мучительным испытанием для всех нас.

У нас были такие «тревожные чемоданчики», у всех стояли, там были важные документы, вещи первой необходимости. Это на случай, если придется бежать. И когда в небе появились первые военные самолеты, стало понятно, что ждать больше нельзя. Мы собрались на семейный совет и стали думать: а куда ехать? И тогда вот мои родители посоветовали, они сказали: едьте в Беларусь.

Юлия Мычка:
У нас здесь абсолютно нет родственников, но у них было четкое убеждение, что вот здесь будет безопасно. И тем более, что, конечно, для меня первоочередно было родить ребенка в безопасных условиях. И сегодня вот, спустя семь лет, я хочу сказать огромное спасибо этой стране за то, что приютила мою семью в такой сложный, наверное, самый тяжелый момент. Спасибо родителям, что дали такой хороший совет. И мы действительно считаем Беларусь своей второй родиной.

Игорь Позняк:
Юля, риторика, скажем так, официального Киева по отношению к нашей стране и к нашему Президенту – это одна история, а реальное мнение людей – украинцев? Как говорят в Одессе, это две большие разницы. Что говорят на вашей родине – искренне, от души?

Мама плакала, звонила и говорила: Юля, вы не должны допустить второй Украины

Юлия Мычка:
Ну я, конечно, не могу сказать за всех, но хочу сказать, что в моем украинском окружении к Беларуси очень хорошо относятся. Мои родители – большие фанаты Александра Григорьевича Лукашенко. Они считают его сильным лидером, мудрым хозяином, доверяют его решениям. Они очень переживали в связи с последними событиями. Мама плакала, звонила и говорила, что «Юля, вы не должны допустить второй Украины. Вы должны сохранить мир».

И вот мне сегодня очень обидно, потому что сейчас спрашиваешь у некоторых украинцев: а почему все-таки началась война на Донбасе? Что стало главной причиной? Что же произошло на самом деле? Многие даже не могут дать четкого ответа. И выходит, что в погоне за чем-то таких эфемерным мы, украинцы, потеряли мир, такой важный, такой хрупкий, как оказалось. И вот представьте: война идет уже семь лет. Мой ребенок, которого я родила здесь, пойдет в этом году в первый класс. Это очень много, это очень больно.

Мне иногда кажется, что белорусы немного недооценивают свою страну

Юлия Мычка:
Вряд ли мы, конечно, уже вернемся домой, считаем эту страну своим домом. И мне иногда кажется, что белорусы немного недооценивают свою страну, потому что, когда я приехала сюда, я очень многому удивлялась. Многое казалось таким, на мой украинский взгляд, странным. Даже те же бесплатные роды меня просто повергли в шок. Это любимая история. Когда я приезжаю домой, я рассказываю о том, как я в Беларуси родила бесплатно. Все мои подруги слушают это, раскрыв рот. Что греха таить, у нас эта услуга была платной.

Юлия Мычка:
Ну, конечно, поддержка молодых специалистов, то, как вы поддерживаете многодетные семьи, – это, конечно… О такой сказке в Украине можно только мечтать. И даже пандемия доказала, что белорусская медицина на очень высоком уровне. Мы неоднократно бывали в красных зонах. Я видела, сколько прикладывают сил врачи белорусские в борьбе с коронавирусом. И я не понаслышке, а действительно знала, что происходит в это время в Украине – это, конечно, небо и земля.

Loading...


Юлия Артюх: считаете, что я опасна для Украины? Да ради бога!



Новости Беларуси. Гость программы «В людях» – Юлия Артюх.

Ольга Коршун, ведущая:
Почему украинцы внесли вас в базу «Миротворец»? Это такая база, в которой «враги Украины». То есть Украина побоялась хрупкую блондинку 52 килограмма весом?

Юлия Артюх:
С накачанными руками.

«Читала где-то, что усыновила еще троих». Юлия Артюх рассказала о семье и болезни ребенка. Подробнее здесь.

Ольга Коршун:
Но почему-то вся огромная Украина решила, что Юлия Артюх может нанести ей вред. Что это?

Юлия Артюх:
Это оружие, это слово. Когда Украина… Точнее, украинские власти, потому что я, например, не считаю, что украинский народ – это наши какие-то враги. Это родные люди, которые были всегда родным нашим славянским народом. Когда власти Украины стали некорректно отзываться о Президенте в открытую, нагло, агрессивно – такие непорядочные действия, конечно, не могли как-то вскользь уйти от наших взглядов. Потому что я не одна, кто очень жестким словом отозвался в сторону Украины.

Юлия Артюх: были реальные угрозы. Было тревожно, создавалось ощущение, что за мной следят. Подробнее здесь.

Ну вот, собственно говоря, я это воспринимаю как ответочка мне такая прилетела. И, честно говоря, ну и хорошо. Считаете, что я опасна для Украины? Ну да ради бога. Я все равно общаюсь с людьми из Украины, у меня все равно там есть друзья, знакомые, которые поддерживают в том числе и нашего Президента.

Украинский народ не считаю абсолютно врагом белорусскому народу или белорусским властям. Никогда таких предпосылок не было. А что касается украинских властей – ну да, мы с ними как-то не находим общий язык.