Начальник отдела ГУБОПиК об участниках телеграм-каналов: «Мы можем практически всех деанонимизировать, нужно просто время»

17.10.2021 - 20:18

Новости Беларуси. К нашумевшему постановлению правительства о противодействии экстремизму. Документ регламентирует порядок признания групп граждан экстремистскими формированиями. Речь идет о размещении материалов соответствующего характера в интернете и других действиях, которые угрожают национальной безопасности, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Отдельные псевдоСМИ все это назвали психологической операцией со стороны силовиков. С комментариями, вроде: «все равно всех не посадите» и «да будут вам новые санкции». Сколько же «телег» забуксовало во лжи? Какие чаты засоряют не только телефон, но и голову? И правда ли, что только за подписку грозит до 7 лет?

О всех нюансах постановления расскажет начальник отдела ГУБОПиК МВД Беларуси Вячеслав Орловский.

Илона Волынец, СТВ:
На неделе вступило в силу постановление о мерах противодействия экстремизму. Поделитесь секретом: а сколько у вас сейчас в разработке деструктивных Telegram-каналов, чатов?

Telegram-каналов деструктивных и чатов сейчас 327

Вячеслав Орловский, начальник отдела ГУБОПиК МВД Беларуси:
По нашим подсчетам, Telegram-каналов деструктивных и Telegram-чатов сейчас 327.

Илона Волынец:
То есть это не секрет, открытая информация. Вы по ним работаете?

Вячеслав Орловский:
Да, безусловно, все эти Telegram-каналы, Telegram-чаты признаны экстремистскими по решению судов.

Илона Волынец:
Подписчикам таких Telegram-каналов по новым правилам грозит уголовная ответственность до 7 лет.

Вячеслав Орловский:
Немножко не так. С юридической точки зрения у нас получается – они признаны экстремистскими материалами, эти Telegram-ресурсы. Соответственно, различная пропаганда, иные действия, как слив данных, репосты, комментарии, – это влечет в настоящее время административную ответственность. Благодаря постановлению Совета министров вступает в силу новый юридический институт – экстремистских формирований. То есть экстремистские материалы – это что? Это какие-то информационные материалы, ресурс – что такое неодушевленное. А вот экстремистские формирования – это кто? Кто это делает, кто это популяризирует – это люди.

После того как Telegram-каналы признаны экстремистскими формированиями, они с аудиторией могут попасть под уголовную ответственность

Вячеслав Орловский:
Соответственно, экстремистские Telegram-каналы, Telegram-чаты после того, как мы признаем их экстремистскими формированиями, они вместе с аудиторией могут попасть под уголовную ответственность. И только с момента признания экстремистским формированием начинаются вопросы уголовного преследования.

Хотел бы отметить, что уголовная ответственность – это не единственное последствие для участников экстремистских формирований. Дело в том, что законом о противодействии экстремизму предусмотрен 5-летний запрет для таких граждан после отбытия наказаний – на занятия педагогической деятельностью, на государственную службу, на военную службу, на возможность иметь огнестрельное оружие, на работу с различными веществами наркотического характера, взрывчатого. Эти граждане будут подлежать особому финансовому контролю.

МВД установило личности почти всех администраторов экстремистских Telegram-каналов и чатов. Читайте здесь.

Илона Волынец:
А есть ли уже претенденты на столь серьезное наказание?

У нас есть в разработке ресурсы, которые в ближайшие дни будут признаны экстремистскими формированиями

Вячеслав Орловский:
Есть. Безусловно, это все взаимосвязано, потому что экстремистское формирование – это объединение людей, какая-то группа граждан, которые объединились благодаря тем же Telegram-ресурсам. У нас есть, конечно же, в разработке такие ресурсы, которые в самое ближайшее время, буквально в самые ближайшие дни, будут признаны экстремистскими формированиями. Соответственно, встанет вопрос об уголовном преследовании их создателей, администраторов, активных участников, которые своими репостами, различными сливами, перепубликациями и другими действиями, направленными на их популяризацию среди населения, а соответственно, на причинение вреда интересам национальной безопасности нашей страны... Вот к ним встанет вопрос о привлечении к уголовной ответственности. Поэтому я прошу всех граждан, чтобы остаться в стороне от этих отъявленных экстремистов, взять и отписаться от этих каналов, обезопасить себя от любых вопросов со стороны правоохранительных органов.

Илона Волынец:
А как быть с создателями Telegram-каналов, которые находятся за пределами страны?

О создателях Telegram-каналов, которые находятся за пределами Беларуси: они раскаются и вернутся в нашу страну

Вячеслав Орловский:
Безусловно, в отношении них будет вестись уголовное преследование. Я уверен: бесконечно там, за границей, находиться они не смогут. Когда-нибудь и они раскаются и вернутся в нашу страну. Но не будем забывать и о тех, кто, находясь в этой стране, в нашей Беларуси, помогает им и финансированием, и организационно, помогает и предоставлением информации, дезинформирующей население. Поэтому в первую очередь мы будем работать против тех, кто находится в нашей стране. А придет время – вопросы поставим перед теми, кто находится сейчас за границей.

Илона Волынец:
Давайте вернемся к подписчикам. Люди, которые просто читают Telegram-каналы, они не делают репосты, не оставляют никаких комментариев. Допустим, они смотрят новости на телеканале СТВ, хотят знать информацию из разных источников. Как быть с такими?

Подписка – это уже элемент участия в популяризации Telegram-канала

Вячеслав Орловский:
Эта свобода слова, свобода мнений закреплена Конституцией. Безусловно, никаких претензий быть не может к таким людям, которые знакомятся с различной информацией, но при условии, если они никоим образом не участвуют в развитии этих экстремистских информационных ресурсов. Если они каким-либо образом участвовали, как я перечислял – электронный след остается. У нас современная аппаратура, современное программное обеспечение, у нас подготовлены специалисты, у нас отработанная методика для деанонимизации таких лиц и документирования их деятельности. И вот если они никоим образом не участвовали, а просто знакомились, никак не помогая популяризации этих ресурсов (а ведь подписка – это уже элемент участия в популяризации, распространении экстремистской информации), поэтому те люди, которые просто знакомятся, к ним, конечно, никаких претензий никаких быть не может со стороны закона.

Илона Волынец:
Вы говорите о том, что сегодня технические возможности позволяют идентифицировать любого так называемого диванного воина. А как же по поводу таких рассуждений, что нас тысячи, нас миллионы и никто нас не найдет в таком количестве?

«Мы можем практически всех деанонимизировать, нужно просто время»

Вячеслав Орловский:
Дело в том, что мы можем практически всех деанонимизировать, нужно просто время. Если заняться конкретной личностью, направить туда усилия, спустя определенное время данные этой личности будут установлены, безусловно. Здесь вопрос времени, то есть насколько кому мы уделили внимание. Практически всех можно деанонимизировать. Современные программы компьютерные позволяют это сделать.

Что касается того, что у нас утверждают вот эти антигосударственные информационные ресурсы, что их тысячи, еще какое-то огромное количество – это неправда, на самом деле все не так. Огромное количество людей, которые под каким-либо мотивом оказались вовлеченными вот в эту протестную среду, зачастую даже не поддерживая ее, на них надо воздействовать со стороны общества, телевидения, СМИ, убеждать их в том, что не надо верить этим пропагандистам из Польши, Литвы, еще откуда-либо. А тех, которые ведут активную подрывную деятельность против нашего государства, они все уже нам известны, и в отношении их мы и собираемся работать.

Илона Волынец:
Есть еще у всех домовые чаты. Наверняка и у вас в доме есть такой чат, и у меня есть, где жильцы отдельного дома решают какие-то житейские вопросы. Ну а как же поговорить по поводу политики и всего такого? Будут ли проверяться такие домовые чаты?

Домовые чаты уже давно проверяются, мы наблюдаем за общением

Вячеслав Орловский:
Вы знаете, эти чаты уже давно проверяются, они все давно учтены нами, мы наблюдаем за общением, за ними. Безусловно, принимаем меры в отношении тех людей, которые пытаются использовать эти домовые чаты, которые предназначены для удовлетворения хозяйственно-бытовых потребностей жителей, то есть пытаются что-то там раскачать, внести какую-то экстремистскую повестку. В отношении этих пользователей мы точечно работаем. Просто остальные пользователи этого не замечают.

Loading...


Марафоны по исполнению желаний. Как не столкнуться с обманом и каковы реальные способы стать успешнее?



Это интервью не посмотрел разве что ленивый или человек, сильно далекий от мира интернета. Потому как те, кто всегда наполнен энергией, находится в потоке, для кого важно быть в ресурсе и иногда «заземляться», уже успели его обсмаковать. Героиня скандального видео Елена Блиновская положила начало такому массовому явлению, как марафоны по исполнению желаний.  

Конечно, до нее своими знаниями делились Тони Роббинс, Майкл Хатчисон и другие. Но это на Западе. Здесь, у нас, на постсоветском пространстве, она первой стала откровенно рассказывать, как взрастить в себе гармоничную личность и открыть финансовый поток. А если хотите успешно выйти замуж или иметь идеальное тело – это тоже к ней. В общем, универсальный гуру.  

Но все секреты, разумеется, за деньги. На такой, казалось бы, благой цели Елена выстроила успешную бизнес-модель. Другим известным блогерам захотелось так же. И понеслось. Инстафитоняшки предлагают марафоны по похудению, жены реперов – по выстраиванию крепких любовных отношений. Душу наизнанку, главное – плати. И желающие нашлись. Рискнула заполучить формулу успешного блога и тиктокер Юлия Пашкевич.  

Юлия Пашкевич, блогер:  
К сожалению, у меня был негативный опыт покупки консультаций, когда я отдала немаленькую сумму, а в ответ на свои вопросы получила «погугли, посмотри, посиди в интернете».  

Нахлебавшись горького опыта, Юлия стала самостоятельно нащупывать почву TikTok-платформы. Сейчас у девушки 365 000 подписчиков.  

Юлия Пашкевич:  
Идея создания собственного курса пришла мне в голову примерно полгода назад. Я столкнулась с тем, что в сфере, в которой я развиваюсь, недостаточно много достоверной информации и она в целом овеяна мифами. У меня есть обучение, консультации и менторство. Исходя из пакета, который выбирает человек, я называю цену. В целом это средняя цена по рынку.  

И если в TikTok существуют определенные алгоритмы успеха, которые можно узнать, заплатив блогеру за эксклюзивную информацию, то продукт самопровозглашенных экспертов из Instagram чаще всего просто воздух.  

Анна Мокиевец, психолог-сексолог:  
Некоторые садятся в чужие машины, делают фотографии в чужих домах, говорят, что это их. Или заставляют своего мужа: садись, нам нужно сделать эту фотосессию, чтобы все думали, что у нас прекрасная семья. Безусловно, это обертка, и мы видим эту обертку, и всем очень хочется точно так же.  

И все же красивая картинка в интернете – это не всегда только красивая картинка в интернете. Например, певица Элен и на экране, и в жизни – успешная артистка и бизнес-вумен. И она могла бы с легкостью создать свой уникальный марафон, что мы ей, к слову, и предложили.  

Свой марафон? Если честно, я об этом не думала. Но в принципе можно подумать.  

На самом деле Элен не раз становилась участницей тренингов и даже примеряла необычные образы, выполняя специфические задания. Но все эксперты, к которым обращалась певица, – дипломированные психологи, а не дивы Instagram.  

Элен, певица:  
Я бы им не верила. Как Станиславский говорил: не верю. Даже Марк Бартон, психолог, я очень хорошо помню его высказывания, что все эти тренинги (как найти себе богатого мужчину) не имеют ничего под собой. Если человек из себя ничего не представляет, как он может ни с того, ни с сего, послушав историю Ксении Собчак (которая как минимум дочь Собчака), стать Ксенией Собчак? Для тех, кому интересно получить какую-то помощь, есть центры. В чем проблема прийти и поговорить с человеком, у которого есть определенное образование, опыт?  

Но работать над собой с психологом, оканчивать вуз и читать научную литературу – это слишком длинный путь познания себя. А быть счастливой хочется уже здесь и сейчас. Вот и отправляются в Instagram за легким хлебом.  

Анна Мокиевец:  
Всем хочется быстрой таблетки. И особенно девушкам кажется, что кто-то знает рецепт. У нее много денег, у нее счастливая семья, карьера, успех. И сейчас она расскажет, что для этого нужно сделать. Эти марафоны – это как книга рецептов. Мы смотрим рецепты, и они все красивые. У нас есть методика. Но чтобы сделать такой торт, нам нужно купить продукты. Чтобы купить продукты, нужно пойти и заработать денег. Идем, покупаем эти продукты, уделяем время на готовку, готовим. И не факт, что получится как на картинке. Он может разочароваться. И тот человек, который делает раз за разом, в 15-й раз у него получается еще лучше, чем на картинке. Все говорят: как вкусно, как классно! И он говорит: да, это работает. И это действительно так работает. Если вы будете просто читать рецепт изо дня в день, торт не приготовится.  

Марафоны, тренинги, курсы, гайды могут быть неплохим дополнением, но никак не основной инструкцией по достижению дзена. И помните, у каждого свой путь. Не бойтесь набивать собственные шишки и продолжайте развиваться.