Николай Щёкин о ситуации с мигрантами на границе с Литвой: пробито дно в социальном, моральном и религиозном плане

21.07.2021 - 20:25

Новости Беларуси. В гостях программы «Тайные пружины политики 2.0» философ, политолог Николай Щекин.

Григорий Азаренок, СТВ:
Понятно, что мы будем говорить о ситуации с мигрантами. Вы как специалист в области научного осознания религиозных вопросов – что такое оскорбить, а тем более тыкать в спину автоматом, стрелять и бить беременную мусульманскую женщину?

Николай Щекин, философ, политолог:
Вы знаете, это уже пробито дно по большому счету и в социальном плане, и в моральном, и в религиозном. Там это кровная месть. Там за одну женщину придут десять человек и растерзают тех людей, которые оскорбили – даже оскорбили женщину, не то что били. Унизили по большому счету весь исламский мир. И мы сейчас должны понимать, что через неделю, через две пойдет ответочка. В чем она будет проявляться? Она будет проявляться как в Европе, когда стали издеваться точно также на границе с Испанией, Италией.

Григорий Азаренок:
Мы помним Charlie Hebdo.

Николай Щекин:
Charlie Hebdo, пожалуйста. Сколько было терактов, сколько было избиений? Ведь мы многого не знаем, нам многое просто не говорят. Ведь сколько даже человек сейчас, мусульманского в том числе происхождения, мигрантов в Европе – молчание. Возьмите Боснию, возьмите Албанию, Хорватию, Сербию – все Балканы. Возьмите Италию, север Италии – тишина же. Франция. Поэтому то, что произошло сейчас, вчера-позавчера, на границе с Литвой – это верх цинизма. Литва как наследница нацистской традиции проявила себя в полной мере.

Григорий Азаренок:
Я напомню, что за несколько дней до этого они показали, как говорится, какого они духа. Они торжественно перезахоронили лесного брата, преступника, литовцев же убивавшего.

Николай Щекин:
Уже президент Литвы изменил закон, по которому мигранты не могут подавать жалобы после первой инстанции в апелляционном формате. Это о чем говорит? Сужают коридор прихода или не прихода…

Григорий Азаренок:
Фактически, для них там делают концлагерь.

Николай Щекин:
Вот, концлагерь делают и выдавливают из этого концлагеря, причем насильно выдавливают. Сегодняшние видеокадры, которые мы увидели, когда стреляли практически по головам людей – ну, знаете, это только можно встретить в Афганистане и, наверное, в ИГИЛ и у талибов.

«Я не хочу нагнетать обстановку, но ситуация идет по худшему сценарию для всего мира»

Григорий Азаренок:
Но при этом они понимают вообще, с чем играют? Зачем это? Как это можно объяснить логически, если можно вообще?

Николай Щекин:
Григорий Юрьевич, нет, не понимают. Дебилизация коллективного Запада тоже дошла до дна. Это просто наглость, безнаказанность. Вы знаете, такое ощущение, как будто сорвались с катушек. Не понимают и не поймут, пока не получат, опять-таки, ответочку. Литве либо сейчас придется срочно извиняться перед всем миром, договариваться с Республикой Беларусь…

Григорий Азаренок:
Они гордая республика, они только перед американцами могут извиняться.

Николай Щекин:
Во-первых, я бы не сказал, что это республика. Это какой-то кусок территории, извините. Стал куском территории, на котором, к сожалению, доживают свой век в основном пенсионеры. К великому сожалению. Но этот тот результат демократизации за 30 лет, к который с ними произошел.

Вообще хочу сказать о том, что я не хочу нагнетать обстановку, но ситуация идет по худшему сценарию для всего мира. Если бы сейчас, вчера ночью, позавчера не выдержка наших пограничников и не выдержка Президента, то могла бы здесь быть, скажем так, такая заварушка и локальная война. Вы посмотрите, как присели сейчас и осел весь коллективный Запад – ни одного слова никто не сказал. Во-первых, они не привыкли признавать свои ошибки. Во-вторых, конечно, они заняты своими делами климатическими, которые сейчас произошли. Ну и, в-третьих, вы знаете, они выжидают, на что Литва способна.

Несколько десятков тысяч человек с Донбасса приехали в Беларусь. И Минск не предъявлял претензий и не просил денег

Григорий Азаренок:
В нашей больнице наши врачи спасают еще не рожденного иракского младенца. Иракского ребенка. Мы их всех приютили, этих людей, дали хлеб, кров – все по-славянски, по-правильному. И это же не новинка, так было всегда, начиная с первых конфликтов межэтнических, гражданских в разных точках СССР.

Николай Щекин:
Вспомните: несколько лет назад, когда в Украине произошла эта вся катавасия, если можно так сказать, та самая гражданская война на Донбассе, и несколько десятков тысяч человек рванули сюда. Ведь Президент же их всех принял. Республика Беларусь дала каждому кров, обеспечила всеми условиями – медицинскими, образованием. Многие стали здесь жить дальше. Более того, многие уехали, я знаю, в Витебскую, Могилевскую область, нашли работу себе. Уже обжились. Уехали только несколько сот с территории Беларуси обратно на Донбасс. Ну, родина есть родина. И при этом Минск никогда не предъявлял никому претензий и не просил ни у кого денег. А ведь это наши деньги.

Литва, Латвия, Эстония много внесли сумятицы в политику коллективного Запада

Григорий Азаренок:
А ведь Литва сейчас каждую неделю: дайте нам еще миллион, еще миллион на эту колючую проволоку, которую они там построить могут. При этом давайте заметим – по этим программам Литве и Беларуси на эту границу выделялись средства. У нас все шикарно, все обустроено, все сделано. А у них из советских складов достали колючую проволоку в последний момент и какой-то концлагерь обносят.

Николай Щекин:
Причем за эти 30 лет, по-моему, выделяли несколько десятков миллионов долларов, и не один раз. Но с их стороны, насколько мне известно – я просто был на пограничье – все разворовали, практически это первое. И следующее, давайте будем откровенны: Литва, Латвия, Эстония – это государства-банкроты. Моральные банкроты, материальные банкроты.

Григорий Азаренок:
Они живут только за счет дотаций, больше не на что.

Николай Щекин:
Демографические банкроты. Но дотации закончились. Теперь они, насколько мы уже знаем, нам известно стало, имеют право брать только кредиты под большие проценты. Они много внесли сумятицы вообще в политику коллективного Запада и очень много, извините за такое выражение, поднагадили Германии.

Loading...


Смерть сотрудника КГБ, санкции и интеграция Беларуси и России. Что Азарёнок обсудил с Соловьёвым?



Новости Беларуси. В гостях программы «Тайны пружины политики 2.0» Владимир Соловьев – российский журналист, писатель, телеведущий и общественный деятель.  

Григорий Азаренок, СТВ:  
В последние дни в Польше, Литве и Украине очень сильно ждали, что мы с вами схлестнемся. Но такого удовольствия мы этим падальщикам не доставим.  

Владимир Соловьев, журналист (Россия):  
Ни в коем случае. Шансов ноль.  

«Не могу себе представить, чтобы гибель офицера правоохранительных органов воспринималась как нечто нормальное»  

Григорий Азаренок:  
На этой неделе было 9 дней по убитому офицеру КГБ Дмитрию Федосюку. Спасибо вам за вашу принципиальную позицию по этому событию. Как воспринимают это сейчас в России?  

Владимир Соловьев:  
Я вынужден был рассматривать эту ситуацию в момент, когда она случилась. Для меня это было очень печально и трагично, потому что так получилось, что я много лет дружу с ребятами, которые служат в такого рода подразделениях. Когда-то давно я тренировался за сборную «Динамо» по карате, еще в советское время. И так получилось, что по этой линии очень многих ребят знаю, которые сейчас уже в больших званиях. И они пересекались с белорусским спецназом самым разным. От «Альфы» и прочее. И всегда отзывались очень высоко как о профессионалах, а главное, хорошо их знали. Поэтому когда вся эта трагическая абсолютно ситуация произошла, я сразу позвонил своим друзьям, и они, конечно, были очень опечалены. Потому что это трагедия, страшная трагедия. И, конечно, погибший офицер… Там можно много говорить, очень правильно сказал Яков Иосифович Кедми, он сказал, что отработало КГБ Беларуси абсолютно точно. То есть они вышли на террористов. Потому что то, как себя вел этот [...] – было очевидно, что это теракт. Потому что задача была воздействовать на общественное мнение. Поэтому работали в несколько камер.

При этом, на мой взгляд, главной идеей было, что его не убьют. Поэтому в какой-то момент появляется на директрисе стрельбы жена этого мерзавца с телефоном и снимает ребят. То есть они рассчитывали, что оба предстанут перед судом, а дальше, как обычно. Выступление, заготовочки, мировое сообщество, которое кричит: «А что такого? Мой дом – моя крепость». И весь набор звуков, которые мы слышали со стороны. Ни в одной стране мира я не могу себе представить, чтобы гибель офицера правоохранительных органов воспринималась как нечто нормальное. Это не допускает никто никогда. Тем более при исполнении служебных обязанностей. Поэтому это фарисейство, эти двойные стандарты от европейских коллег, конечно, вызывают омерзение. Так же, как эти завывания и крики: жаль, что только одного убил. Мерзавец, который это несет, был когда-то очень близок к власти. Был послом в Соединенных Штатах от Беларуси. И вот этим людям точно надо помолчать. Когда они начинают из себя корчить оппозиционеров, но как-то не очень убедительно, тем более когда они играют жизнями других людей. Но если вы такие отважные борцы с режимом, ну, приезжайте и умрите в неравном бою. Нет. Вы же подзуживаете зомбированных, так еще выясняется, что у него было два паспорта: Беларуси и Америки. Сошедших с ума программистов на продолжение виртуальной игры в реальной жизни.  

Григорий Азаренок:  
Нам угрожают новым пакетом санкций.  

«Нет никакого смысла на это хоть как-то реагировать»  

Владимир Соловьев:  
Ну, это же очевидно. Когда европейский парламент на полном серьезе заявляет, что надо ввести санкции против России за пакет документов по пути вот этой общей интеграции ряда направлений. Возникает вопрос. Когда гораздо болезненнее шел разрыв Украины с Россией, и тогда, когда Россия говорила: ребят, подождите, возникнут экономические проблемы, связанные с таможенными тарифами. Давайте сядем на троих – Евросоюз, Украина, Россия – и выработаем какой-то маршрут. Было сказано: не ваше собачье дело. Каждый раз, когда Столтенберг говорит: не дело кому-то указывать, как будет развиваться наше объединение, в данном случае НАТО. Тем не менее Беларуси и России почему-то Евросоюз считает себя в праве указывать. Либо когда американцы на полном серьезе говорят России: вы там поаккуратнее с ценой на газ, нам кажется, что это вы виноваты. И это может привести к введению санкционного пакета. То есть «ты виноват уж тем, что хочется мне кушать». По-моему, даже нет никакого смысла на это хоть как-то реагировать. Я удивлен, что население как Беларуси, так и России не в полном составе включено в санкционные списки.  

Григорий Азаренок:  
Нужно ли нам принимать более решительные шаги для защиты наших государств? Суверенный интернет, расчеты в национальных валютах, создание технической базы развития на наших технологиях?  

Владимир Соловьев:  
Я абсолютно в этом убежден. Я считаю, что это единственный вариант. При этом я не думаю, что это должны быть только Беларусь и только Россия. И с Казахстаном, если он созреет и захочет, и с другими бывшими советскими республиками среднеазиатскими. То есть надо, чтобы было взаимовыгодно. Мы же видим позитивные примеры некой европейской интеграции. Мне кажется, мы можем сделать из этого соответствующие выводы, использовать их позитивный опыт и добавить военно-политической и структуры безопасности как элемент, чтобы решить те вызовы, которые стоят перед нашими государствами.  

Григорий Азаренок:  
Впереди Высший госсовет Союзного государства. А затем анонсировано подписание союзных программ. Чего ждут в России от интеграции? Есть ли запрос на то, что наши враги называют оккупацией? Нужно ли россиянам лишение нас суверенитета?  

«Они, боясь, что поглотит Россия, даже не заметили, как уже сами поглощены Польшей и Литвой»  

Владимир Соловьев:  
А зачем? Мне кажется, что, если будет единое экономическое пространство, единое пространство безопасности – такой вопрос и стоять не будет. Даже яркий пример: никто же не говорит, что Франция поглощает, скажем, Италию. Но при этом уровень интеграции очень высокий, как экономик, так и всего прочего. Поэтому мне вообще кажется, что в современном мире эти игры с эмоциями очень вредны, потому что они отсылают к прошлому, а надо думать о будущем, о новых формах. Мы вообще сейчас должны очень серьезно задуматься над тем образом будущего. И здесь, конечно, перед Беларусью стоит очень большой вызов. Потому что вы сейчас проходите через изменение Конституции, через, если угодно, создание нового типа политического устройства. Так что вам надо закладывать это на серьезную перспективу. Это неправильно, кстати, это большая ошибка тех, кто считает себя белорусской оппозицией. Они не понимают, что вопрос вообще совершенно в ином. Вопрос об образе будущего, какое будущее должно быть у белорусского народа? А то, что они предлагают – это, скорее, бегство назад. В 1920-годы. И страстное желание отдаться то польским панам, то литовским. Но о Беларуси они даже не думают, они не мыслят себя самостоятельно. Вот это удивительно, как они, боясь, что поглотит Россия, даже не заметили, как уже сами поглощены Польшей и Литвой.  

Константин Придыбайло: «Григорий Азаренок стал звездой российского интернета» – подробности здесь.