Николай Щёкин про призывы к санкциям: «Они с такой ненавистью относятся к своей же стране. Ведь речь же не о Президенте»

16.06.2021 - 20:35

Новости Беларуси. Тему противодействия внешним вызовам и угрозам обсудили Григорий Азаренок и Николай Щекин в эфире программы Новости «24 часа» на СТВ.

Авторская программа Григория Азаренка «Тайные пружины политики 2.0».

Григорий Азаренок, СТВ:
Николай Сергеевич, в мире накопились такие противоречия, которые в прошлые столетия решались исключительно мировыми войнами. Как вам сейчас обстановка?

«Время от времени коллективный Запад выбирает жертву. Россия всегда будет для них жертвой»

Николай Щекин, философ, политолог:
Мир сошел с ума. Хаос в головах. Разруха во всех сферах деятельности и жизнедеятельности человека. Посмотрите, какую страну ни возьми – везде проблемы. Время от времени коллективный Запад выбирает жертву. Россия всегда будет для них жертвой в этом смысле. Объектом для давления, удушения. Небольшие страны, которые пытались стать нейтральными, как Республика Беларусь. Вы вспомните декларацию 1991 года. Мы же объявили себя нейтральной страной. Кто-нибудь уважает наше сейчас это право? Никто. Вот почему мы в ОДКБ вступили, везде. Президент тогда, еще в 1990-х, понял, что нейтральным уже не получится быть. Наверное, все-таки мы нужны как пушечное мясо и как территория, с которой можно было бы, давайте будем откровенны, просто бомбить последующие какие-то страны.

Григорий Азаренок:
Плацдарм для наступления на Россию.

Николай Щекин:
Этим языком выражаясь – да. И не даром глава государства, будучи сегодня в Шклове, в очередной раз внимательно, с таким жестким даже целеполаганием обратил особое внимание всех белорусских людей, граждан и особенно руководящий, управленческий аппарат на территориальную оборону. На готовность действительно взять в руки оружия.

Григорий Азаренок:
Классика марксизма, если обращаться к ней, учит нас находить главные противоречия эпохи. Сейчас, на мой взгляд, главное противоречие эпохи – Запад не хочет отдавать глобальное доминирование. Но исторический процесс не умолим. Но он готов сделать все, чтобы этого не сделать.

Первоначальные накопления капитала, которое в свое время было, несколько столетий назад, оно уже ушло

Николай Щекин:
Раз уж по марксизму, давайте по марксизму. Первоначальные накопления капитала, которое в свое время было, несколько столетий назад, оно уже ушло.

Григорий Азаренок:
И оно, мне кажется, дошло до максимального, до потолка. Богаче Запад уже не будет.

Николай Щекин:
Я в том плане, что его проели. Колонии уже ушли. Как еще этот капитал восполнить? Как компенсировать?

Григорий Азаренок:
Последний раз они ушли из кризиса, когда разграбили Восточную Европу после развала Советов.

Николай Щекин:
Вот. За счет кого-то надо это делать. Сделали за счет Югославии – сделали, конечно. Ведь Югославия была третьей в стране по экономической своей мощи в Европе после Франции и Германии. Ведь мало кто об этом вспоминает. Да, нас можно критиковать за многое. Но модель белорусской государственности себя оправдала, более того, она эффективна.

«Наша оппозиция – это как чемодан без ручки. Вроде бы уже надо выбросить, но они еще не отработали западные деньги»

Григорий Азаренок:
Да, вот давайте вспомним прошлый год. У Запада не так много инструментов: цветная революция (провалилась), заговор внутриэлитный (провалился, они пытались устроить), попытка устранить Президента (провалилась). У них осталось всего два – санкции и интервенция.

Николай Щекин:
Первое – что подтвердил Протасевич – варшавско-вильнюсский сговор, все-таки он был, о чем говорил Президент еще в августе. И между ними еще к тому же идет дикая конкуренция, потому что кто кому платит? Это первое. Второе, что интересно, действительно, сейчас Протасевич показал, что наша оппозиция – это как чемодан без ручки. Вроде бы уже надо выбросить, но они еще не отработали западные деньги. Их еще надо раз хотя бы использовать. Важный момент: Протасевич опять-таки проговорился, он себя здесь чувствует в безопасности. То есть, о чем мы сейчас думаем? О том, что тех, кто там…

Григорий Азаренок:
Они очень хотят его смерти, я в этом убежден.

Николай Щекин:
Они-то хотят смерти, но я немножко о другом. Они сами ходят под дулом пистолета, они просто этого не понимают. И в любой момент с ними могут разделаться.

Григорий Азаренок:
Некоторые, как мы видим, понимают. Путило, как рассказал Протасевич, все охрану себе просит, боится передвигаться.

Николай Щекин:
Вот. А теперь представьте, Протасевич, если бы остался на той территории, через какое-то время его бы там просто убрали. Кто был бы виноват? Президент Республики Беларусь.

Григорий Азаренок:
Новичок, Петров, Баширов, что-то еще.

Николай Щекин:
Само собой.

Григорий Азаренок:
При этом Протасевич уже, можно сказать, поверженный враг. А есть такие люди, которые не просто призывают к санкциям – они реально хотят горе, голода для своего народа, для своих людей.

«Я всегда повторяю, что это обыкновенный фашизм. Фашисты готовы были убить и своих, и чужих»

Николай Щекин:
Это обыкновенный фашизм. Фашисты готовы были убить и своих, и чужих. Я не знаю, что должно быть в голове у человека, какая система координат.

Григорий Азаренок:
При этом Тихановская говорит: белорусский народ хочет.

Николай Щекин:
Чтобы ты там стоял или кто там стоял и говорил: там вон целый народ хочет, извините, сдохнуть с голоду. Вот они хотят выстрелить себе в голову. Да что это такое? Я считаю, в связи с этим, во-первых, прав Президент, что надо ввести законодательно запрет, ответственность за то, что призывают к таким санкциям, но я считаю, что Тихановская и все остальные должны быть на нашей территории осуждены и быть на нашей территории. Их теперь надо уже не морально осуждать, а по закону. И запросы делать во все страны мира. Понимаете, вот это уродство моральное, которое зародилось внутри оппозиционной схемы этой всей, оно пытается нас загнать в уродливую эту схему жизнедеятельности всего коллективного Запада. Казалось бы, люди-то славяне. И православные, в основном. Я вот тоже на этом акцентирую внимание. Но они с такой ненавистью относятся к своей же стране. Ведь речь же не о Президенте. Речь в данном случае вообще не о Президенте. Речь о том, что сотни тысяч, миллионы людей останутся без зарплат.

Григорий Азаренок:
Покажите мне пример, когда санкции свергли режим. Покажите. Нет таких примеров. Они только приводят к обнищанию людей.

Николай Щекин:
Покажите мне пример, когда Международный валютный фонд кому-то помог.

Григорий Азаренок:
После помощи Украина оклематься не может.

Николай Щекин:
О чем и речь. В связи с этим, вы знаете, такое состояние удручающее.

Григорий Азаренок:
Хочу привести пример. Если бы хоть один американский политик в любой другой европейской стране или какой угодно стране потребовал бы санкции против его народа, мне кажется, вопрос стоял бы о физическом существовании этого человека на земле. У американских спецслужб, у американского государства.

Такие, как Протасевич, побегут сейчас. И, действительно, им лучше всего бежать на территорию Беларуси

Николай Щекин:
Да, вы здесь правы, более того, весь коллективный Запад пошел по пути с одной стороны, вроде бы, толерантности, а с другой стороны – все, что касается национальной безопасности, они очень жестко. Причем дают по полной программе и потом с этого не выкарабкаешься. Там работает определенная система издержек и противовесов. Нам еще этому, кстати, надо учиться. Эта оппозиция уже отыграла свое. И одновременно как раз Прибалтика и Польша станут в качестве заложников той ситуации, которую они создали для нас. Вот это надо понимать. Еще раз повторюсь: эта оппозиция уходит. Такие, как Протасевич, они побегут сейчас. И, действительно, им лучше всего бежать на территорию Беларуси. Они здесь будут в безопасности. И не только потому что в СИЗО КГБ. Потому что все-таки понятие справедливость у нас, мягко говорю, еще котируется. Но они будут искать сейчас среди госслужащих прежде всего каких-то более-менее творческих людей, интеллигенции.

Григорий Азаренок:
Нового Латушко.

Николай Щекин:
Новый бы Латушко такого Латушко не повторил бы уже. Который бы и пил одновременно, и все остальное делал, пытался делать. Очень приятно, импонирует, что сейчас парламент, Национальное собрание Республики Беларусь, во-первых, действительно выступило с обращением – это очень важный момент. Но как мы с вами говорили, не надо ждать ответа, никакого не будет ответа.

Григорий Азаренок:
Мы видим, они не хотят ничего слышать.

Николай Щекин:
Не припомню такой ситуации, при которой все депутаты страны выступили с обращением. Все депутаты. То есть представительская власть. И они олицетворяют весь народ. И при этом ноль эмоций. Как будто здесь ничего нет.

Loading...


Григорий Азарёнок: наш Президент – человек длинной воли. Ваши технологии ломаются, когда встречают его искренность и прямоту



Новости Беларуси. День народного единства стал живым символом воли и силы белорусского народа. Откинув ненужные стеснения, мы славим наших предков и заявляем о недопустимости реванша польского, в целом западного национализма и империализма, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. 17 сентября наши предки исправили историческую несправедливость, и мы не дадим ей повториться.

О Дне народного единства рассуждает Григорий Азаренок. Авторская программа «Тайные пружины политики 2.0».

Григорий Азаренок, СТВ:
Уже и санкции драконовские ввели, и террористические атаки устраивали, и оболванили тысячи людей. И всех в карательные книги занесли. И травили, и гнобили, и оскорбляли. Как только не унижали каждого из нас. И в спорте, и в культуре, и в экономике – везде нас подло ущемили. Забрали то, что нам принадлежит. И должны мы, по их планам, сдаться и просить пощады. Но бьются белорусы.

Ложь не есть правда, а истина всегда одна. Меня зовут Григорий Азаренок, это «Тайные пружины политики 2.0».

Григорий Азаренок:
Отгремел День народного единства. Наш новый государственный праздник. Праздник белорусской славы и торжества. Праздник нашей воли. Ведь и тогда паны-осадники уже поставили крест на нашем народе. Храмы закрыли, коммунистов – в концлагеря. Школы на польском, а крестьянам плетку за то, что глаза поднимут. Расселилась здесь шляхта и думала: вечно быдлом будет править. Но ни на день не затухало сопротивление. Люди знали, что на востоке есть братья. И они придут.

Григорий Азаренок:
Пришли. Как бежали моравецкие, дуды и тихановские того времени. Никакого сопротивления. За сутки побросали свои особняки. Потому что те, кого они считали покорным быдлом, холопами, те пришли у них спросить – а не хочешь ли, пан, вил наших отведать? Не сломали воли, не согнули наших людей.

И сегодня. Сколько всего они уже сделали, сколько своих всесильных социальных технологий применили. Сколько миллионов вбухали в то, чтобы нас уничтожить. Уже потирали ручонки, уже видели свои земли и холопа, целующего ручку томной панночке в покорном изгибе.

И что? Где вы? Где ваши хваленые цветные революции? Где ваша гегемония, где ваша мощь, Запад? Обломали вы зубы и убрались отсюда, как побитая бродячая псина. Теперь скулите там. А скоро и вовсе на поклон приползете.

Григорий Азаренок:
А почему? Политологи, эксперты, спецслужбы Запада мыслят материальными категориями. У них есть напечатанные миллиарды, иезуитская хитрость и суперкомпьютеры. Но все это не дает вам инструмента, чтобы понять, кто такой Александр Лукашенко. И потому вы и проиграли.

Наш Президент – человек длинной воли. Ваши хитроумные комбинации бьет его выдержка. Ваши социальные технологии ломаются, когда встречают его искренность и прямоту. И ничего не могут ваши миллиарды там, где есть неподкупность, аскетизм и совесть. А потому никогда вам не понять причин своего поражения. Вы подонки, вы ползаете по дну и недоступен вам солнечный свет. Так убирайтесь в свои норы. Сгиньте. Не видать вам ни белорусских земель, ни белорусского народа.

Историк Андрей Фурсов: «Поляки всегда относились к белорусам, украинцам как к людям второго сорта, как к дикарям». Читайте здесь.

Григорий Азаренок:
Именно так – исторический оптимизм, наступление, солнечная сила. Мы все можем. Мы сильнее их. Только яростней желания, только громче ликования. В единстве наша правда. Никто не смеет обижать нашу Родину. Так в 1939-м сказала Красная армия. И мы подтверждаем эти слова.