Николай Щёкин: Протасевича за 30 сребреников предали. Кто на очереди?

03.06.2021 - 19:49

Новости Беларуси. Действия белорусских авиационных властей и экстренных служб по внеплановой посадке самолета Ryanair в Минске полностью соответствовали международным нормам и правилам, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Ситуацию буквально по секундам 2 июня разложили наши коллеги в фильме-расследовании на телеканале ОНТ. Подробно остановились и на личности задержанного Романа Протасевича, летевшего рейсом. Как он сам прокомментировал этот факт и кому было выгодно, чтобы Boeing экстренно приземлился в Минске? Сегодня он расскажет еще больше.

Ну а пока разбор полетов от Григория Азаренка. Внеплановый выпуск «Тайных пружин политики».

Григорий Азаренок, СТВ:
У нас в гостях философ, политолог Николай Щекин. Как вам кино, как впечатления?

Николай Щекин, философ, политолог:
Знаете, я на БЕЛТА сейчас написал, что это эффект взорвавшейся бомбы. С одной стороны, справедливость восторжествовала, с другой стороны, тяжелые.

О Романе Протасевиче: он проговорил, что его слили, и видно было, что он хочет отомстить

Григорий Азаренок:
Давайте сразу разделим два момента. Есть тот эпизод, когда мы полностью опровергли всю ложь касательно самолета, и есть эпизод с Протасевичем.

Николай Щекин:
Все, что опровергли, – легче стало намного. Действительно все стало на свои места. Все, о чем говорил глава государства...

Григорий Азаренок:
По минутам, по минутам…

Николай Щекин:
Причем всю последнюю неделю наше белорусское экспертное сообщество небольшое – все это подтвердилось. Он вчера проговорил о том, что его слили, и видно было, что он хочет отомстить. Да, эта месть выйдет в то, что он распишет все, что нам необходимо, нашим спецслужбам, а с другой стороны, ведь насколько мелкие люди.

Григорий Азаренок:
Да, сразу всех своих слить.

Николай Щекин:
Все, что получилось. Вы посмотрите: просто не поделили либо деньги, либо не поделили уже там еще, точнее за границей, должности.

Григорий Азаренок:
Давайте подчеркнем. Все говорят, что «такого не может быть, потому что такого не может быть никогда». Но мы же с вами знаем и методы западных спецслужб, и особенно крысиную сущность всей этой оппозиции. Они друг друга сдавали десятилетиями.

Все было спланировано. Вячорка, как и Протасевич, оказался «куклой»

Николай Щекин:
Давайте так, самый первый принцип: спецслужбы никогда не будут делать ставку на сильных личностей, просто они не пойдут на сдачу страны. Спецслужбы берут самых слабых, самых закомплексованных и тех, кто очень хочет заработать любыми путями, вот они и появились.

Григорий Азаренок:
Давайте зафиксируем один самый главный момент: сообщение о том, что Протасевич задержан, появилось у Франака Вячорки. Как мы видим, по времени в этот момент Протасевич спокойно проходит таможенные процедуры, никого не интересует и так далее. Это о чем говорит?

Николай Щекин:
Это говорит о том, что, конечно, все было спланировано. Но как? Вячорка, так же, как и Протасевич, оказался «куклой».

Григорий Азаренок:
Надо понимать: он ближе всех связан с западными спецслужбами, он сотрудник «Радио Свобода», и уже много лет.

Западные страны, лидеры их должны принести извинения Президенту Лукашенко

Николай Щекин:
Это да. Но мы же еще роль Протасевича до конца не понимаем. Я думаю, они были на равных ролях, спецслужбы. Здесь между ними конкуренция была, плюс, я считаю, была крупная провокация. Они просто слили, а уже действия за спецслужбами. Очень Запад надеялся – Вячорка и Протасевич, и Мотолько провоцировать здесь ситуацию, которая бы не имела обратного хода. Ведь то, что сейчас обнаружилось, что получается? Получается следующее: теперь западные страны, лидеры их, политические элиты должны принести извинения Президенту Лукашенко.

Григорий Азаренок:
Но ничего не происходит. Они сегодня заявляют о саммите НАТО, им неинтересно вообще.

Они не могут понять личность Президента, они даже не могут понять, что происходит в Беларуси

Николай Щекин:
Более того, они теперь должны не просто отменить санкции, они должны теперь ввести санкции на других людей, о которых сейчас говорит как раз Протасевич. Они озлобились, оскалились на нас. Мало того что Президент оказался крепким орешком, так еще я удивляюсь, мы с вами об этом говорили, экспертное сообщество коллективного Запада оказалось либо недалеким, либо невежественным, либо глупее, чем мы надеялись. Они даже не могут понять, как я говорил, не то что самого Президента, личность Президента, они даже не могут понять то, что происходит у нас в Беларуси. Почему они считают, что все здесь, в Беларуси, полыхает, все хотят выйти на улицу? Откуда такое самомнение? Откуда эти иллюзии?

Григорий Азаренок:
Наши беглые рассказывают им там.

Николай Щекин:
Это говорит о том, что очень низкий уровень экспертного этого сообщества. Кто им там дает такие консультации?

Григорий Азаренок:
Опять же, это исторически повторяется. Мы знаем, что Гитлер очень плохо оценивал ситуацию в Советском Союзе перед нападением. Пожалел потом. Он сказал, что все народы восстанут...

Николай Щекин:
И спецслужбы покупаются на это. Тараном идут сюда, и получается все наоборот. Но это благодаря монолитности нашего общества и благодаря харизме, очень сильной харизме Лукашенко.

Вы знаете, пройдет время, может быть даже год, а может быть и больше, мы начнем оценивать его роль. Вот некоторые смеются с моих слов либо с сарказмом относятся, но надо видеть будущее, философски осмысливать, абстрагируясь от этих нюансов.

Григорий Азаренок:
Против огромной мощи коллективного злобного Запада небольшая страна по ресурсам, по экономике противостоит, и успешно противостоит.

«Все зависит от личности, все зависит от руководителя»

Николай Щекин:
И поверьте, когда в качестве аргумента приводят, что мы устояли, что рядом Россия. Но мы можем привести и Сербию в пример.

Григорий Азаренок:
Россия рядом была и с Януковичем.

Николай Щекин:
Да, и с Януковичем была, и смысл? Все зависит от личности, все зависит от руководителя.

Григорий Азаренок:
Судьба предателей, беглых и так далее. Стоит ли им вообще ожидать чего-то хорошего, учитывая эту ситуацию?

Протасевича за 30 сребреников предали. Кто на очереди?

Николай Щекин:
Нет. Во-первых, их последующие поколения будут прокляты. Они уже природой, богом прокляты. Во-вторых, где бы они ни были, поверьте – из истории, у них будет гореть земля в любом государстве, и воздух всегда будет у них спертым. И третье, я не знаю, как они должны покаяться перед нашим народом, а это единственный выход сейчас – встать на колени, приехать, может быть, сюда – пожалуйста, приезжайте. Конечно, вы получите свое, но встать на колени и попросить прощения. Не у Лукашенко, нет, а у белорусского народа – у наших предков, у нашей памяти – и вымаливать это прощение в монастыре в буквальном смысле, но не притрагиваясь к кресту, потому что они уже его опорочили.

Сейчас Протасевича за 30 сребреников предали. Ну, хорошо. Кто на очереди? Я думаю, что, как я вам говорил, либо сакральная жертва будет, либо здесь кто-то еще случайно появится на нашей территории, случайно. Но мы будем всем рады. У нас СИЗО КГБ подтвердил: еще не осужденный, а идет следствие все-таки, что кормят хорошо, макаронами. Я посмотрел, вы знаете, хорошо выглядит молодой человек. Он намного хуже выглядел, когда появилось в Сети много видео, когда его родители выгоняли из дома, за бчб, кстати, флаг.

Николай Щекин:
А вот если кто-то думал, что все можно скрыть в этой жизни – нет, особенно в современном мире. Он тогда намного хуже выглядел, когда убегал из дома. А сейчас он прекрасно выглядит, сотрудничает со спецслужбами. Но меня больше сейчас что волнует? Его подруга – такие, как подруга – вот эта Сапега, которая создавала списки.

Григорий Азаренок:
И мы сейчас читаем переписки, там жуткие…

Николай Щекин:
Когда наших детей, нас с вами лично и многих других включали в эти черные списки, давали все наши данные.

Григорий Азаренок:
И они между собой общаются: а у этого есть дети? А у этого? А где его машина? А давай… А этот рядом, перебьем ему ноги.

О «черных списках»: скоро будет там даже 90 % населения Беларуси

Николай Щекин:
Так это же нацистская система, это же гестаповская система. Вы представляете, что они нам хотели сделать?

Григорий Азаренок:
«Я такая веселенькая, отпустите меня…»

Николай Щекин:
Да, «отпустите меня». Ты создала, я бы сказал, Telegram гестапо. В буквальном смысле Telegram гестапо, после которого осталось только расстрелять, вывести на площадь и расстрелять. Это было бы, если бы они были у власти.

Григорий Азаренок:
Конечно.

Николай Щекин:
Так вот это еще хуже. Этот идеолог и деньги брал. А эта уже реально не просто руководила – она исполняла эти приказы. И я уверен почему-то в том, что если бы здесь вдруг произошел госпереворот, она бы первая с автоматом вышла. Вот это страшно.

Григорий Азаренок:
Но не на баррикады, а расстреливать, к стенке.

Николай Щекин:
Нет, именно расстреливать.

Григорий Азаренок:
Мучить и расстреливать людей.

Николай Щекин:
Вот о чем речь.

Григорий Азаренок:
И с молодой задорной улыбкой.

Николай Щекин:
Как-то мы с вами говорили о том, что в этом списке скоро будет даже 90 % населения Беларуси. Ну, пусть попробуют.

Loading...


Современная политика в Украине, Евросоюз и белорусские выборы. Что ещё обсудили с лидером Компартии Украины?



Новости Беларуси. Время авторской журналистики. В гостях у Григория Азаренка лидер Коммунистической партии Украины Петр Николаевич Симоненко.  

Рубрика «Тайные пружины политики 2.0» в эфире программы Новости «24 часа» на СТВ.  

Григорий Азаренок, СТВ:  
У нас сегодня уникальный гость – Петр Николаевич Симоненко, лидер Коммунистической партии Украины. На днях в Минске проходил Исполком СНГ. И, к сожалению, для каждого из нас больно, что не присутствует один флаг – флаг Украины.  

«Украина должна быть могильщиком Советского Союза, Украина должна быть плацдармом борьбы против России»

Петр Симоненко, лидер КП Украины:  
Это прежде всего потеря для украинского народа и для будущего Украины. И то, что заняла такую позицию Украина в части СНГ. То есть после подписания этого Беловежского соглашения они же там все вопили, говорили о том, что они новое формирование создадут, чтобы сохранить все то, что было ценное и наработанное. Связь с советским народом. И я хотел бы, чтобы было понимание в этой части, что за эти все годы, как и в начале так называемого строительства независимого государства Украины, выполнялись директива Бжезинского и директива, которая в 1995 году была принята Конгрессом Соединенных Штатов Америки, № 120. Директива Бжезинского сводилась к тому, что было четко сказано, что Украина должна быть могильщиком Советского Союза, Украина должна быть плацдармом борьбы против России, Украина должна быть плацдармом борьбы против России за американские интересы.  

Григорий Азаренок:  
Нам больно, на самом деле, смотреть, как страдает сейчас украинский народ. Вынужден вот это все терпеть.  

О Евросоюзе: «Не будут они ни черта решать, им наплевать на судьбу Украины»

Петр Симоненко:  
Я разделяю вашу позицию, что приходится только с состраданием говорить об этом. Но я еще раз хочу подчеркнуть, это ведь закономерный результат всех реформ. Политическая реформа, построение постсоветского пространства в Украине и независимого государства Украины на русофобской проблематике и антироссийской. Неслучайно уже формулы коммунистов, которые мы 10-15 лет назад говорили, нас тогда не хотели слушать. Какая политика построения независимого государства Украины? В политическом плане, естественно, полная зависимость через формирование олигархата компрадорского характера. Через разрушение рынка нашего общего и переключение на мнимые фантомы, касающиеся того, что якобы Европейский союз, какие-то проблемы – не будут они ни черта решать, им наплевать на судьбу Украины. Точно так же, как они взялись за вас, за белорусов. Я не скрываю своей позиции, я предостерегал и говорил: не допустите, чтобы вы повторили наши ошибки. Сельхозмашиностроение уничтожили, судостроение уничтожили, авиастроение уничтожили. Радиоэлектронную промышленность уничтожили. Уникальная… Ракетостроение… Тяжелое машиностроение. Я могу очень много говорить.  

Григорий Азаренок:  
Была научная школа огромная, да.  

Петр Симоненко:  
Крупнейший потенциал был и причем вы обратите внимание, у нас же все время был научно-производственный потенциал. Как соединение науки и производства. Так, как и у вас здесь. Посохраняли, и правильно делаете. Родные сябры, поймите, 40 % бюджета этого года мы отдаем МВФ только за кредиты.  

«Это петля уже, не только кабала. Это петля на шее»

Григорий Азаренок:  
Так кабала, просто кабала.  

Петр Симоненко:  
Это петля уже, не только кабала. Это петля на шее.  

Григорий Азаренок:  
Самый знаменитый символ Майдана, наверное, это вот эта девочка, которая стоит с плакатом, что она хочет кружевные трусики и в ЕС, а в ТС ей не хочется. Это вот такая евромечта. К чему она привела сейчас? Уже семь лет, уже давно можно подводить итоги.  

Петр Симоненко:  
Это такая иллюзия, касающаяся…  

Григорий Азаренок:  
Кто-то ждет нас, славян, там?  

«А чего же мы тогда победили, если там все было хорошо?»

Петр Симоненко:  
Нет. Я еще раз хочу подчеркнуть, что с самого начала политика по формированию общественного мнения, то есть влияние на сознание человека, основано было на политике «меншовартості». Украинский перевод – это «второсортности». То есть, оказывается, наша история была плохая. Наши деды и прадеды не туда вели нас и не то строили. Не того мы побеждали. А в Европе все хорошее. Эта политика привела к тому, что, во-первых, забыли, что такое Родина. Это начиная с села, где ты родился. С могил, на которые ты приходишь и, как говорится, исповедуешься перед памятью своих дедов и прадедов. И все это, оказывается, только там хорошо. А чего же мы тогда победили, если там все было хорошо, а мы их победили? Потому что мы победили как раз тем, что было в сознании вот того поколения, кто прошел все тяжелейшие испытания вот этой тяжелой жизни.

Григорий Азаренок:  
Сия чаша нас миновала. Вот вы как относитесь к нашему Президенту, к тем событиям, которые у нас были?  

«Я все время информировал товарищей о том, какой может быть технология во время выборов и после выборов»

Петр Симоненко:  
Первое. Я хочу сразу сказать, что я с большой тревогой готовился в своем понимании к тому, как у вас пройдут выборы. В наших личных контактах с Компартией Беларуси я все время информировал товарищей о том, какой может быть технология во время выборов и после выборов.  

Григорий Азаренок:  
Вы уже видели эту подготовку?  

Петр Симоненко:  
Мы понимали, к чему это идет. Потому что главное, что было перед выборной кампанией, направлено против Александра Григорьевича не с точки зрения анализа его практической стороны политики, какие она дала результаты, что она сохранила, что она приумножила для страны. Это традиционное «геть» формировало из человека не того, кто думает хорошо, одного «геть», а кто потом вместо него? Конечно, нам надо сделать выводы в плане того, а какая гуманитарная политика проводится, потому что, к сожалению, эти события показали: да, им удается оторвать молодежь от пуповины своего народа.  

Григорий Азаренок:  
У нас сейчас идет огромная работа по фондам, НКО и так далее.  

«Это, по сути, технология подготовки «пятой колонны»

Петр Симоненко:  
Это очень правильно, надо разобраться. Я еще 15 лет назад в парламенте Украины при Кучме пустил это. По инициативе Компартии была создана специальная комиссия по изучению этих негосударственных структур. 1 500 только в Украине было. Подписали, что их действительно надо ликвидировать. Только зачитали этот доклад – и под сукно Кучма положил, потому что американцы не дали. Еще раз говорю. Это, по сути, технология подготовки «пятой колонны». Они как готовят? Да, под общими предлогами вы в Европу, там должны быть. Это понятно было. Я хотел бы, чтобы рабочий человек подумал: в каком государстве он хочет жить? В государстве, в котором он не найдет защиты по главному, в Конституции записано, что каждый человек имеет право на работу.  

Григорий Азаренок:  
Кандидат-банкир откровенно говорил: я приду и все закрою.  

Приватизация – это безработица, низкий уровень заработной платы, высокие цены

Петр Симоненко:  
Да, про приватизацию. Вон, посмотрите, чем в Украине закончилось. Уже скоро ни одного завода не останется. Последнее – Одесский припортовый завод, известный наш химический комбинат по производству и минеральных удобрений, и даже он был по транзиту из России аммиака. Советский Союз давал 30 % мирового производства аммиака. 18 % – Россия, 12 % – Украина. Все это уничтожается. Когда начинают говорить о том, что приватизация – это добро, забудьте об этом. Приватизация – это прежде всего интересы крупного капитала. И это ужесточение эксплуатации, безработица, низкий уровень заработной платы, высокие цены. Обязательно весь этот букет икебаной вам представят. В данном случае я еще раз хочу подчеркнуть, коль мы говорим об Александре Григорьевиче. Ситуация следующая. Я, может, даже утрированно скажу. Ведь каждого, кто идет кандидатом на выборы, мы должны через собственный рентген пропускать. Какой у него жизненный опыт? Где он что делал? Как он делал? В состоянии ли он как организатор обеспечить это? Есть у него клепка в голове, которая дает возможность в этих сложнейших международных перипетиях, колоссальных проблемах нового политического передела карты мира понимать, как он защитит национальные интересы? У нас так получается: рот открыл или закрыл, матчасть убрана, ни за что не отвечает. Поляпали, поляпали языком...  

Григорий Азаренок:  
Такая и шла: я не буду ни за что отвечать.  

Петр Симоненко:  
Я почему и говорю, что сейчас каждый из нас должен трезво смотреть на происходящие события. Профессионализм высокий, опыт колоссальный, ответственность высокая. Никто же его не обвиняет сегодня, что он в офшоры попрятал.  

Григорий Азаренок:  
Буш ищет с 2005 года.  

«Через процесс декоммунизации к чему привели? К фашизации»

Петр Симоненко:  
У нас прошло немного времени, а уже в офшорах миллионы долларов. Откуда? А потом что христопродавцы продавали изначально. Александр Григорьевич же не дал возможности, чтобы так распоясались. У нас же все через отрицание, отвергая историю советского периода. И через процесс декоммунизации к чему привели? К фашизации. И путь декоммунизации, я и сегодня утверждаю, – это путь к фашизму, потому что именно коммунисты всегда были на передовой и, прежде чем возникла проблема холокоста, первыми убивали коммунистов. И еще один вопрос. Сейчас, обратите внимание, совершенно другая ситуация. У нас, и я это четко обозначил, реализуется политика гуманитарного расизма. «Шпрехенфюреров» понасоздавали. У нас же офицеры деньги получают за то, что он ходит по магазинам и контролирует, на каком языке отвечает кассир человеку, который оплачивает покупку. До такого маразма… Вы понимаете, до чего доходим?  

Григорий Азаренок:  
Но есть определенная константа. Белорусский и украинский народы – это братские народы, были и будут всегда и вместе с россиянами, русским народом. Это константа, и я думаю, что отношение и к Александру Григорьевичу, и к белорусам в Украине… есть опросы, где 40, 50, 60 %. Я думаю, что 99,9 %.  

Петр Симоненко:  
Я просто эту фразу исключил из своего выступления на вашем Всебелорусском собрании. Я ведь хотел, обратившись к тем, кто высказывал разные суждения, те, кто бизнесом занимается, ассоциации, что у Александра Григорьевича еще тогда реакцию вызвало. А я хотел сказать: дорогие, если вы так критически пытаетесь поставить, я бы выполнил волю украинского народа. Когда задавали вопрос при опросе, первым же стоит Александр Григорьевич, кто хотел бы видеть его президентом Украины. Вот же взгляд со стороны. Потому что наши уже оценивают, исходя из того, в какой ситуации оказались.  

Григорий Азаренок:  
Потому что уже хлебнули.  

«Когда я еду от вас, обязательно для малышей ваши конфеты куплю, потому что понимаю, что там чистый шоколад»

Петр Симоненко:  
И то, что здесь. Я приезжаю и с гордостью сейчас говорю (я практически в каждой столице Европы был). Нет таких столиц в Европе, как ваш Минск. А до чего обнаглели наши олигархи? Они же ставят эти магазинчики, лавочки, как мы их в Украине называем «генделыками». То есть все, чтобы быстрее урвать и ничего не построить. Пишут: белорусские продукты. А что идет украинец туда получать? Потому что там в колбасе мясо есть, масло сливочное без пальмового, сахар натуральный. И все остальное. Идет, покупает. Я, кстати, не стесняюсь этого. Когда я еду от вас, обязательно для малышей ваши конфеты куплю, потому что понимаю, что там чистый шоколад, нормальные конфеты, и мои дети не будут поставлены под какие-то угрозы. Колбасу тоже. Я в качестве сувенира беру своим товарищам, привожу даже иногда пляшку водки. Говорю, вот, сравните, посмотрите, какая разница в том, что мы видим. А хлеб ваш серый? Он же неделю не цветет. А это основа, технологии, ГОСТовские стандарты, труд людей.

Я бы очень хотел обратиться к нашим читателям – никого не слушайте, судите всегда по тому, с чем вы сталкиваетесь. Я был в Гомеле, прививку у вас делал и зашел в городскую больницу. Я, во-первых, Екатерине Владимировне признателен за то, что она мне как главврач актуально и обстоятельно рассказала. Я один факт приведу. Завели в палату после прививки – мы должны полчаса понаблюдать за вами. Сидим, обмениваемся мнениями. И вдруг я узнаю информацию, думаю: а как это они сделали? Говорит: у нас сейчас дневной стационар, люди приходят, но не со своими лекарствами, мы в дневном стационаре даем лекарства за счет государства. Я говорю: так это хоть какую-то копейку сэкономит человек. Да, сэкономит. А тарифная ваша политика. Мы с вами начинали с этих 170 долларов за 1 000 кубических метров. А сейчас что в Украине? Загибают такие цены, что скоро вообще нечем будет… Правильно говорят, что на кизяки перейдем топить, посадки порежем, как в 1990 году, когда лесополосы на полях повырезали. Дорогие белорусы, поверьте, что большинство украинского народа с глубочайшими уважением и любовью относится к вам, завидуют многие в хорошем понимании тому, что вы уберегли Беларусь. Сохраните свою гордость, сохраните все то, чем вы можете гордиться, оставив наследство детям. Это сегодня действительно наша святая миссия, чтобы мы это сделали. Удачи вам, дорогие.