«Я не могу спокойно спать». Жительница деревни, где шли ожесточённые бои, борется за восстановление памяти погибших на войне

11.04.2021 - 20:19

Новости Беларуси. Каждое утро Нина Пузевич, выходя из дома, первым делом смотрит за околицу. Там, на деревенском погосте, есть место, которое вот уже десять лет болит в ее сердце незаживающей раной, рассказали в программе «Неделя» на СТВ.

У нас тут шли ожесточенные бои. Вот эта горка, где кусты, тут все поле было в солдатах. Одна женщина, Лена Шавловская, участвовала в этом захоронении. Рассказывала, как на повозке грузили, свозили. Она говорила, что тут больше сотни человек.

Свидетелей тех событий в живых уже не осталось. Известно, что памятник на братской могиле был, но в 1960-х при обработке поля его случайно разрушил трактор. На месте захоронения тогда установили металлическую тумбу, которая к началу XXI века затерялась где-то в кладбищенском бурьяне. Нина Пузевич решила во что бы то ни стало восстановить память героев.

Я не могу успокоиться, не могу спокойно спать. Я читаю эти письма и просто плачу. Вы не представляете. На меня уже все ругаются. Я не могу к этому равнодушно относиться.

Первые пять лет переписки с местными властями привели к тому, что железную тумбу сменили на скромный обелиск. От детальных поисковых работ в 2015-м отказались. Просто обозначили место на кладбище. Но пенсионерка считает: люди, отдавшие свои жизни за освобождение ее малой родины, заслуживают того, чтобы их имена вернулись из забвения.

Нина Пузевич, жительница деревни Адамовка:
Пять человек у меня не вернулись с войны, и я не знаю, где они и что они. Для меня это очень важная тема. И я хочу, чтобы эти воинские захоронения, чтобы и у нас так было, как в Речице обустраивают, как в других, чтобы все было красиво. Но на этой территории, где уложено плиткой, никак не может лежать сто человек. И мы хотим, добиваемся, чтобы раскопали. Может, возможно будет узнать чьи-то фамилии. Может, люди ищут своих по сегодняшний день. Может, они тут у нас. Может, из моих кто-то здесь лежит.

Желания Нины Пузевич совсем скоро исполнятся. Еще до конца апреля захоронение обследуют военнослужащие 52-го поискового батальона. И вполне возможно, надпись «Неизвестным солдатам» на обелиске заменят имена реальных героев.

Сергей Воронович, начальник управления по увековечению памяти защитников Отечества и жертв войн Вооруженных Сил Беларуси:
На 2021 год уже спланировано 147 полевых поисковых объектов. Это намного больше, чем в 2020 году, тогда мы отработали 117 поисковых объектов. По итогам прошлого года было эксгумировано 878 останков погибших для последующего перезахоронения. Мы установили по полевым поисковым работам 28 имен погибших.

Министерство обороны ежегодно получает сотни запросов на установление мест захоронения и заявок на проведение раскопок. Истории, которые не дают спокойно уснуть, побуждают к действиям. Восстановить память о каждом солдате – этот моральный долг спустя почти 76 лет после окончания войны реально ощущают тысячи белорусов. Такая внутренняя потребность помнить, чтобы жить.

«Переживания отца передались и мне». Почему этот белорус решил восстанавливать места массовых захоронений времен войны? Читайте далее.

Loading...


Многие книги были сожжены и вывезены. В Национальной библиотеке до ВОВ было 2 млн документов, а уцелело только 320 тысяч



Новости Беларуси. В памяти белорусов навсегда. На неделе мир скорбил по жертвам фашизма. Тем временем в нашей стране карта сожженных деревень продолжает наполняться новыми населенными пунктами, которые нацисты испепелили дотла, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Проект «Без срока давности». В планах подготовка шеститомного сборника документов по каждой из областей Беларуси о преступлениях нацистов и их пособников против мирных белорусов с приложением списка сожженных населенных пунктов. Только на территории Витебской области за годы оккупации были уничтожены больше 3,5 тысячи деревень.

Александр Суша, заместитель генерального директора Национальной библиотеки Беларуси:
У экспазіцыі музея кнігі, мы адмыслова прадстаўляем выданні, якія сведчаць сваім вобразам пра трагічныя падзеі Вялікай Айчыннай вайны. Гэта кнігі, прастрэленыя кулямі, прабітыя снарадамі.

В следующем году Национальная библиотека будет праздновать 100 лет. Ее фонды были бы богаче, если б не война. От 10-миллионного фонда нашей страны осталось 16 %. В Национальной библиотеке до войны было 2 миллиона документов, уцелело лишь 320 тысяч.

Александр Суша:
З усіх тых бібліятэчных будынкаў, што існавалі перад вайною на тэрыторыі Беларусі, засталося не больш 5 %. А калі мы кажам пра бібліятэчны фонд, то ён быў знішчаны прыблізна ў такой жа прапорцыі, калі не большай. Кажуць пра 97-95 % знішчэнняў. Мы, такім чынам, можам канстатаваць, што фактычна ўсе кніжныя багацці, скарбы нашай краіны – ці яны захоўваліся ў найбуйнейшых рэспубліканскіх бібліятэках, ці ў вясковых невялічанькіх, яны былі фактычна разрабаваныя, знішчаныя ці вывезеныя па-за межы Беларусі. І гэта тычыцца нашых калекцый, у пераважнай большасці яны альбо знішчаліся тут, на месцы, напрыклад, знакаміты яўрэйскі фонд у нас у фондах Дзяржаўнай бібліятэкі БССР існаваў перад вайной. Яўрэйская мова была адной з дзяржаўных. У выніку фактычна ён быў знішчаны цалкам. А некаторыя калекцыі, самыя старажытныя, рэдкія, дарагія, у тым ліку выданні, напрыклад, Францыска Скарыны і іншых, былі проста вывезены з Беларусі. Дзякуючы намаганням ужо нашых калег яны былі вернутыя назад пасля вайны, адшуканыя і вернутыя ў Беларусь.

Фонды библиотеки помогли найти тысячи имен белорусов, которые погибли в годы Великой Отечественной. За последние 30 лет военная литература не была настолько востребована, как сейчас. Становится меньше ветеранов. Книга сегодня – единственный и наиболее популярный свидетель самого сложного периода в нашей истории.

Анна Коптелова:
За нашим участком упали первые в поселке бомбы. Там до сих пор сохранились эти первые ямы, которые не заросли ни травой, ни деревьями. Никто их не трогает, потому что все знают, что это память.

В 40-х война ворвалась в дом многих белорусов. Столичная школьница Анна – правнучка победителя. Она никогда не забудет героические поступки своего прадедушки. Николая Сидорика война застала в Брестской крепости. Он участвовал в трех боевых операциях. Благодаря его лечению ни один партизан в отряде не умер. Сидорика наградили медалью «За отвагу» и «Партизану Отечественной войны» первой степени.

Анна Коптелова:
Мой прадедушка был фельдшером в военном отряде. Он помогал перевязывать раненых и спасал жизни многих людей. Люди благодарили его за все его подвиги, помощь. Люди пережили войну, встретили своих близких, родных, увидели своих будущих детей. Если бы не дедушка, многие люди бы просто погибли под взрывами. Нужно помнить об истории своих предков, чтобы будущие дети и родственники знали о той страшной трагедии, которая была для нас. Потому что, если мы о ней забудем, наши будущие поколения о них просто не будут помнить, не будут о них знать.

Белорусы усвоили урок: война – это безвозвратная потеря ценностей. Она не только уничтожает людей, но и память о них. Чтобы зверства, через которые прошли наши деды и прадеды, не повторились с нашими детьми, мы никогда не должны забывать, какой ценой нам достались мир, благополучие и спокойная жизнь без шума и взрывов гранат.