«Банк нам выдал кредит на 16 лет под 3 %». Семья из Гродненской области показала свой частный дом

11.11.2019 - 11:45

Семейная идиллия у домашнего очага. Далеко не шалаш, однако, признаются жильцы этого дома, – рай.

О жизни в белорусских деревнях рассказали в одной из серий документального цикла «Я шагаю по стране».

Семья Терени, жители агрогородка Вертелишки Гродненской области:
У нас был огород прямо за нашим домом. И у нас есть свой мотоблок. Когда мы посадили огород, картошку, едем на мотоблоке, а здесь строится этот дом. Я честно говорю, я говорю: «Вот бы мне такой домик!». И вот именно этот дом мы и получили.

В агрогородке Вертелишки несколько таких коттеджных микрорайонов. Домики, хоть и типовые, зато, как говорится, все включено. Газовое отопление – сельчане не замерзают, как большинство горожан в межсезонье, все удобства в доме – вода, канализация, да еще и приусадебный участок.

Семья Терени:
Банк нам выдал кредит на 16 лет под 3 %.

Почему молодёжь охотно переезжает в агрогородки? Рассказываем, как белорусам помогают решить жилищный вопрос

Подробнее в видеоматериале.

Люди в материале: нет
Loading...


Заглянуть в белорусскую хатку и посмотреть два уникальных памятника архитектуры. Почему ещё стоит побывать в Вилейке?



Анастасия Макеева, корреспондент:
Сегодня ныряем за приключениями в Вилейский район. Нас ожидает «море» в 27 км, отменный улов, прогулки по подвесным мостам и даже чудо-ель.

Надежда Авдей, директор Вилейского краеведческого музея:
Раней стрэлкі трэба было навесці, каб былі вельмі прыгожыя, таму прасавалі адзенне такім чынам.

Знакомство с городом начинаем с белорусской хатки. Краеведческий музей – клубок традиций, где каждый найдет свою нить с вилейчанами. В былые времена мужчины делали на Колядки соломенных пауков, а женщины ткали на кроснах дываны.

Надежда Авдей:
Гэта наіўнае мастацтва, якое ўпрыгожвала сцены беларускай хаты, ўзмаляваны дыван, які сёння месціцца тут.

Гэта беларускія хадункі. Яны падбіваліся пад быльку, туды ставілася дзіця і яно вучылася хадзіць. Зараз, калі прыходзяць да нас наведавальнікі: «Можна нам ўзяць? Дзеці такія неспакойныя, мы іх паставім і яны будуць хадзіць».

В каждом доме был бабий угол с печкой и красный с иконами. А самое главное здесь можно «вдохнуть» время. Сбить масло в полкилевке – ровно на полкило, которое хозяюшки везли продавать на кирмаши.

И сделать куклу-оберег без иголок, узлов и лица. Все у наших предков несло свой смысл и защищало от зла. Лялек клали в колыбельки, благословляли молодых и просили богатого урожая.

Надежда Авдей:
На тэрыторыі Беларусі была такая з'ява, як начніцы гэта міфічныя істоты, якія прыходзілі ў хату і будзілі дзіця. Для таго, каб дзіця спала добра, абярэгавая лялька рабілася для таго, каб аццягнуць усё нядобрае. Жанчына стварала яе з ніжняй спадніцы, гэта лічылася, як абярэг для дзіцяці.

Ворота города. Два памятника архитектуры – церковь-муравьевка и неоготический костел смотрят друг на друга. Центр Вилейки держит марку времени. Просто сделайте кофе-паузу у фонтанов и насладитесь колоритом, словно со старинной открытки.

Стук бричек уводит во времена Николая II. После его манифеста о свободе вероисповедания за строительство костела берется дворянин Александр Любанский. Но ему поставили условие, что путь к святыне лежит через предприятие. Так появился лесопильный завод, ныне стройдеталей. А 9 сентября 1913-го выросла доминанта города, которую называют седьмым чудом Минщины.

Наталья Лешкович, научный сотрудник по охране историко-культурного наследия Вилейского краеведческого музея:
По проекту было предусмотрено, что костел будет симметричным, будет иметь две башни. Но в связи с тем, что финансов не хватало, была построена только одна башня, но костел посчитали завершенным, и это явилось его уникальностью.

Ксендз Станислав Жук, опасаясь того, что во время советской власти иконы и все предметы, которые находились в костеле, могли быть повреждены или уничтожены, тайно вывез икону Божией Матери в Костеневичский костел. И в начале 90-х годов она была возвращена Вилейскому костелу.

Спасли жизнь и фреске «Несение креста» на фасаде. В советские времена она не раз оказывалась под слоями краски и жести. Но когда храм вернули верующим, вилейский художник Эдуард Матюшонок восстановил справедливость.

А мы движемся за летней прохладой в сторону набережной.

Надежда Авдей:
Это деревья, которые еще помнят императрицу Екатерину II.

Роскошный парк в Вилейке – островок релакса. Сказочная земля, Сквер матери в розах, патриотическая ветка, где можно почтить память героев. А еще море активностей. Одним словом, зеленое путешествие для всех, услада для глаз и души.

Надежда Авдей:
Игровая площадка, где дети играют, развлекаются. В центре небольшое кафе, где тоже можно посидеть, отдохнуть. И дальше это скейт-площадка, workout площадка, где можно потренироваться и попробовать себя в этом направлении.

Тенистые тропинки ведут в самое сердце города – реке Вилии. Смотровая площадка, как с полотен Шишкина. Деревянный балкончик собирает на фотосессии и дарит живописные кадры. Причем набережная хороша в любое время года.

Давным-давно здесь сплавляли лес и ходили суда. Красотой берегов в XIX веке восхищался граф Константин Тышкевич. Свои впечатления от экспедиции он оставил в книге.

Надежда Авдей:
Одна из интересных легенд, которая бытует здесь, в городском парке, говорит о том, что когда еще здесь жили Пацы, они приезжали сюда летом, любили пить возле окна чай и, выглядывая в окошко, смотрели, а на самом центре реки находился большой валун, его в народе называли «лысина Паца», потому что Пац был такой же лысый, как и этот валун. Вот он выглядывал в окно и смотрел, когда плоты проплывали, и говорил им «вилять». Выкрикивал «вилять», от этого Вилия и в последующем Вилейка.

Залюбоваться Вилией можно и на велодорожке.