Александр Лукашенко: Беларусь всегда готова к сотрудничеству с теми, кто нас уважает, с нами считается

17.11.2020 - 14:05

Новости Беларуси. Беларусь стала объектом неприкрытой агрессии. Об этом Александр Лукашенко заявил 17 ноября во время совещания во Дворце Независимости. Вопросы внешней политики, особенно сейчас, самые обсуждаемые, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

После избирательной кампании Беларусь превратилась в арену противостояния чужих интересов. И это несмотря на то, что у так называемых «неравнодушных» в своих странах хватает больших проблем. Но даже в такой ситуации Беларусь готова идти на укрепление сотрудничества с зарубежными странами. Даже Литву и Польшу, которые больше всех по нам прошлись, Александр Лукашенко не так давно призывал к дружной жизни по соседству.

Ведь мы всегда выстраивали мирные отношения со своими партнерами, старались находить общий язык. Тем более пандемия коронавируса нанесла серьезный ущерб мировой экономике. И здесь, казалось бы, наоборот, время обсуждать будущий товарооборот, а не настраивать друг против друга.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Беларусь всегда готова к сотрудничеству с теми, кто соблюдает принципы взаимоуважения (прямо скажу с теми, кто нас уважает, кто с нами считается, считается с нашими интересами), кто соблюдает принципы искренности и порядочности. Печально, что некоторые наши так называемые партнеры вдруг оказались не готовы к работе в таких условиях.

Речь идет о ряде западных государств, с которыми мы в последние годы поступательно, настойчиво выстраивали взаимовыгодные контакты, и особенно о наших ближайших соседях – Польше и Литве. К сожалению, занятая ими позиция по отношению к Беларуси может перечеркнуть если не все, то многое из достигнутого. Против нас снова вводят санкции.

Поэтому я прошу доложить, какие шаги нами предприняты в ответ и какие планы в отношении Польши и Прибалтики. Как мы планируем задействовать потенциал международных организаций для защиты своих интересов? Ведь эти структуры призваны защищать мир и безопасность, а не быть ареной противостояния государств.

Во-вторых, при беспрецедентном давлении Беларуси была оказана широкая поддержка нашими традиционными союзниками. Наиболее ощутимую помощь и поддержку в это непростое время мы получали от России, Китая и других стран. Тем самым еще раз убедились, что друзья познаются в беде.

Подчеркнет глава государства и тот факт, что непростая по-прежнему остается обстановка во всем мире. И дело далеко не в пандемии. Президент напомнил о ситуации в Нагорном Карабахе. Не прекратились войны на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Неспокойно в Европе. Ее накрыла волна массовых протестов из-за коронавируса. В то же время продолжаем следить за запутанной историей президентских выборов в США. В СМИ появляются новости о неучтенных голосах избирателей.

Люди в материале: Александр Лукашенко
Loading...


«Есть масса способов обхода такого рода ограничений». Андрей Лазуткин о четвёртом пакете санкций против Беларуси



Новости Беларуси. В программе «Тайные пружины политики 2.0» политолог Андрей Лазуткин.

«Криминал, не криминал?» Григорий Азарёнок о том, как была написана нашумевшая статья о «выжженном ирокезе»

Григорий Азаренок, СТВ:
На следующей неделе вся страна готовится отметить скорбную дату, вспомнить 80-летие начала войны. Но у незначительной части населения, у змагаров, другие ожидания. Они ждут европейских, западных, американских санкций. Что с этим связано?

«Есть масса способов обхода такого рода ограничений»

Андрей Лазуткин, политолог:
Масштабы здесь, конечно, несопоставимы. Давайте вспомним, какой по счету это пакет санкций.

Григорий Азаренок:
Четвертый.

Андрей Лазуткин:
Четвертый, да. Где первые три? Вы должны понимать, что когда согласовывался каждый из этих трех пакетов, то все время подымался вопрос санкций против конкретных компаний белорусских. Но они так и не были приняты до сегодняшнего дня. Почему это было сделано? Не потому что там сидят какие-то альтруисты, которые нам позволяют получать прибыль. Они получают прибыль сами. И каждая компания, которая попадает в такой список, – это чьи-то убытки, конкретная страна что-то теряет. И если эта страна выступает против, то ей надо что-то получить взамен. И этот процесс торга, согласования шел все это время в Евросоюзе.

Далее. В ближайшее время они примут этот пакет. Я так понимаю, что пока конкретная компания неизвестна, но их будет порядка 7-8, в том числе государственной формы собственности и частные. Ну, Григорий, давайте подумаем. Вот у вас есть частная компания. Все ваши дочерние структуры попадают в санкционный список, а если вы создаете компанию дочернюю, где ваша доля собственности меньше 50 %, то это уже как бы и не ваша компания, а, например, моя, где будет 51 %. Получается, что вы уже не попадаете под такого рода санкции. То есть, чтобы вы понимали, на каждое действие найдется противодействие, независимо от того, с кем они будут работать, есть масса способов обхода такого рода ограничений.

«Выгодно сохранять эти все компании, давать им здесь легально действовать, чтобы сохранялся некий второй рычаг давления на Беларусь»

Григорий Азаренок:
Мы знаем, что в 1990-2000-е Беларусь была под санкциями. Тем не менее и нефтепродукты шли в Европу, и работать как-то получалось, находилось, страна развивалась, процветала.

Андрей Лазуткин:
Главными заказчиками санкций были США. В 2006 году был принят так называемый «Акт о демократии в Беларуси». Далее они составили список компаний, которые первый раз попали под ограничения. В основном это касалось экспорта нефти и, насколько я помню, ряда структур, связанных с военпромом. Чтобы американцам ввести какие-то новые санкции, не те, которые были ранее возобновлены, а принести какие-то новые компании, надо через Конгресс принимать новый акт. Ну, Григорий, давайте подумаем с вами. Допустим, вы человек, американец, который накладывает такого рода санкции. Есть, допустим, какая-то белорусская… Газовый транзит или перекачка нефти, нефтепереработка.

Есть у нас целый сектор, где напрямую работает американский капитал. В данном случае это IT-сектор и Парк высоких технологий. Самый простой вариант – это не искать какие-то белорусские тайные прокладки и прочие экономические связи, а по списку резидентов ПВТ принять такого рода санкции. Но если мы откроем этот «Акт о демократии в Беларуси», там черным по белому написано, что американцы, наоборот, при ограничении экономическом таких предприятий собираются поддерживать информационную сферу в Беларуси. В данном случае им выгодно сохранять эти все компании, давать им здесь легально действовать, чтобы сохранялся некий второй рычаг давления на Беларусь. Если вы от кого-то что-то хотите, вы имеете кнут и имеете пряник. В данном случае кнут – это то, что касается нашей нефтепереработки, например. Нам пытаются запретить работать Штаты. Ну а вот эти IT-компании американские, которые здесь получают прибыль, это, скажем, канал влияния, который будет действовать независимо от того, какие санкции они наложат на остальную экономику.

«Если вы хотите увидеть боль, то вам надо посмотреть на Польшу сейчас»

Григорий Азаренок:
При этом вчера, 18 июня, встречались министры иностранных дел Беларуси и России. Тут стоит вернуться к самому громкому событию уже прошедшей недели – встрече Путина и Байдена. Мы знаем, что, вроде как, американский президент попытался как-то поднять вопрос Беларуси, но, как прозвучало, точек соприкосновения они не нашли. Говоря по-простому, Владимир Путин отказался обсуждать эту проблему, сказал, что мы видим ее по-другому и белорусских братьев не бросим.

Андрей Лазуткин:
Если вы хотите увидеть боль, то вам надо посмотреть на Польшу сейчас. Потому что Байден четко сказал: мы не накладываем санкции против «Северного потока – 2», а это именно то, чего так хотела Варшава. Потому что сегодня Варшава будет покупать американский сжиженный газ, который возят танкерами из-за моря, стоит он втридорога, а Германия в это время будет покупать дешевейший газ из России по «Северному потоку». Польша оказалась, скажем так, в очень плохом месте в очень плохом раскладе. То же самое получила и Украина сегодня, потому что, в принципе, их позиция с Польшей полностью совпадала: мы хотим покупать американский сжиженный газ по терминалам, и вот только-только не прекращайте транзит через Украину российского газа. Тог есть произошел некий размен. Что в ответ получили Штаты? Мы можем только предполагать. Я думаю, что это касается, например, взаимоотношений России с Китаем. По крайней мере, никакой Беларуси там и близко не было. В ближайшем самом времени тяжело будет и Польше, и Украине, и никакие наши белорусские санкции даже близко не стояли по объемам.

Наш Президент имеет большой опыт работы в таких условиях. Если говорить о западных странах, что мы теряем? К примеру, была некая особая позиция Австрии по отношению к Беларуси. Но как только заходит речь о том, что произойдет некий размен интересов австрийских на белорусские, то, безусловно, все элиты Австрии выберут интересы своего государства. То есть нас будут сливать, независимо от того, какие там были договоренности – формальные, неформальные. Там друзей все равно не будет. Запад на нас смотрит как на страну, ну, пускай не третьего, но второго мира. Особенно что касается нашего бывшего соцлагеря – неважно, Беларусь или Польша, или какая-нибудь Румыния – мы там не имеем никакого авторитета, ради нас никто не готов чем-то поступиться. Поэтому реально должны быть выстроены некие механизмы, причем то, что освободит здесь Запад, обязательно займет Китай. Это касается рынка инвестиций, это касается доступа к кредитам, и я думаю, что и доступа к технологиям. Все это Китай способен обеспечить.