Александр Лукашенко: «Я так понимаю, это только первая группа из 180 или 200 человек, которая планировалась к переброске в Беларусь»

01.08.2020 - 20:26

Новости Беларуси. 1 августа Александр Лукашенко провел встречу с председателем Комитета госбезопасности и главой Следственного комитета, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

О задержании боевиков иностранной ЧВК и защите госграницы. Подробности срочного совещания Президента с членами Совбеза

Силовики доложили Президенту о ситуации с недавно задержанными участниками российской ЧВК.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Многие факты (вы мне письменно доложили) интересны. Я смотрю, приумолкли и наши старшие братья. Уже не кричат, что они посылали этих ребят в Стамбул. Никакого Стамбула не было и быть не могло, как оказалось. У этой группы были иные цели. И задача следствия – выяснить эти цели.

Единственное, очень прошу с военнослужащими обращаться аккуратно. Они, конечно, виноваты, но не насколько, чтобы в отношении них принимать какие-то жесткие меры. Это солдаты. Им приказали – они пошли. Разбираться надо с теми, кто приказывал, кто их сюда посылал.

Поэтому молодцы, что выяснили, что это первая группа. Я так понимаю, это только первая группа из 180 или 200 человек, которая планировалась к переброске в Беларусь. И притом, когда я это говорю (я прочитал доклад), это точные данные сегодня. И попытка там сейчас спрятать «хвост» в России и сказать, что вот чуть ли не они с нами согласовали приезд этой группы, это полная ерунда. Всегда, какие бы мероприятия мы ни проводили в Беларуси с участием российских военнослужащих – бывших, настоящих, будущих – всегда обращаются соответствующие ведомства в ведомства. И у нас разрешение только Президент может дать на приезд военнослужащих, на посещение Беларуси. С техникой, без техники, самолеты, вертолеты и так далее. Никаких разрешений никто не давал.

Более того, у нас вызывают серьезные сегодня подозрения те цели, которые себе группа намечала. На вранье мы политику не построим. Перекрикивая друг друга в средствах массовой информации, вопрос не решим. Поэтому, если у кого-то из россиян есть желание получить дополнительную информацию, мы всегда открыты. Мы ничего не скрываем, но нам нужна правда. Поэтому следствие ведет Следственный комитет, оперативное сопровождение – за вами (КГБ – прим. ред.) и милицией. Вы подключайте людей, если вам нужно, оперативников. Работайте аккуратно. Но правда должна быть предъявлена обществу.

Loading...


Николай Щёкин: под вывеской красивой демократии нам подбрасывают трупы на границах



Новости Беларуси. В студии программы «Постскриптум» политолог Вадим Боровик и Николай Щекин, политолог, кандидат философских наук.

Юлия Бешанова, СТВ:
Что будет дальше? Мы явно видим использование технологий. Если с БЧБ-символикой разобрались достаточно жестко на законодательном уровне, что теперь? Дошли до масок. Что дальше? Идет дождь, взял зонтик – ты против действующей власти? Какие дальше будут использоваться методы, технологии для привлечения внимания к этой теме?

Любая проблема, если она долгоиграющая, рано или поздно становится политической

Николай Щекин, политолог, кандидат философских наук:
Давайте так. Во-первых, все прогнозы экспертов и ученых, которые давали в 2020 году относительно пандемии, они все, увы, не сбылись. Пандемия надолго, может быть на десятилетие. И нам необходимо вырабатывать общую, комплексную систему. Четкая координация всех органов госуправления. Вот то, что Президент на совещании – довольно знаковое совещание – оговорил такие моменты, что нельзя штрафовать за маски и все остальное. Это понятно. Я не понимаю, единственное, почему некоторые наши министерства не могли предусмотреть, довести до логического завершения своего, как-то аргументированно изложить – это уже другой вопрос.

Лукашенко: почему подняли гвалт на всю страну? Почему милицию мобилизовали на проверки масочного режима, щупаете везде, даже женщин, не щадя. Читайте здесь.

Мы должны понимать, что любая проблема – бытовая, проблема здравоохранения, если она долгоиграющая, она рано или поздно становится политической. Конечно, найдутся всегда люди, которые политически будут подогревать наше белорусского общество, тем более в поствыборный период. Что касается вот этих всех выпадов, флешмобов – политических, культурных...

Юлия Бешанова:
Люди невольно втягиваются – с той же маской. Я же невольно буду втянута.

Николай Щекин:
Люди, во-первых, психологически устали уже от всего, требуется какая-то разрядка. К сожалению, очень многие люди ведутся на эти глупые, не глупые, но профинансированные, и к тому же это как спецоперация определенная. Ведь это же не только у нас происходит, это происходит во Франции.

Вадим Боровик: «Мы шутить не будем, и предупреждения закончились. В нашей стране вакханалия недопустима». Читайте здесь.

Юлия Бешанова:
Хорошо, а что дальше? Президент на совещании предупредил, что расслабляться рано, что мы готовим новую Конституцию – варианты, и что именно к этому моменту будут приурочены очередные какие-то акции, в очередной раз предпримут попытку возбудить население. Кто это будет делать? Ведь в основном все уже беглые.

Лукашенко: в качестве одной из дат очередной попытки революции рассматривается период проведения референдума. Читайте здесь.

В обществе есть люди, которые всегда чем-то недовольны. Их легче всего поднять, они уже зомбированные

Николай Щекин:
Это не совсем так, как мы убедились по этому «Руху» рабочих – не все. Всегда в обществе остается такое латентное состояние некоторой категории людей, которые готовы в любой момент возбудиться, которые всегда чем-то недовольны. Они либо без работы, либо что-то не получилось. Их легче всего поднять. Они сидят все в соцсетях, они оттуда не вылазят. У них просто уже зомбировано все. Что они еще могут, кроме того, что сидеть в этих соцсетях? Но уже безответственно, не неся никакой ответственности за то, что делают в соцсетях.

Начальник отдела ГУБОПиК об участниках телеграм-каналов: «Мы можем практически всех деанонимизировать, нужно просто время». Читайте здесь.

Ситуация такая складывается, что сейчас Беларусь апробирует новую технологию противодействия вот этих всех экстремистских явлений – зачистка соцсетей, независимо от того, где они, кто там действует, должна быть в соответствии с законом. Другой вопрос, что здесь тоже надо действовать деликатно, спокойно и не перегнуть палку, потому что люди не должны ощущать какой-то дискомфорт. Но вот этот баланс меры ответственности и возможности себя проявить, в том числе в соцсетях, надо как-то соблюсти.

О коронавирусе: «Мы пошли своим путем, но этот путь оправдал себя»

Николай Щекин:
Представитель ВОЗ, который был в Беларуси, общался с Президентом, ведь претензий к нам никаких не высказал.

О чем договорились Александр Лукашенко и директор Европейского бюро ВОЗ? Читайте здесь.

Более того, да, мы пошли своим путем, но этот путь оправдал себя. Вы понимаете, что такое структура экономики, структура общества? Если бы мы пошли по пути Франции, Германии, Швеции, то есть закрытие предприятий, тогда бы все точно были на улице, потому что не было бы зарплаты, социальных пособий. У нас ничего не нарушено, у нас все выплачивается, система экономики работает.

Юлия Бешанова:
Давайте вспомним историю с французским послом, который выдвигает свою версию, почему он отказался показывать верительные грамоты, представлять оригиналы. У нас говорят, что это просто несоблюдение диппротокола.

Вадим Боровик, политолог:
Вообще, надо действовать строго в рамках белорусского законодательства. Прошла инаугурация, вступил в должность, вручайте грамоты Президенту. И со своим самоваром в гости не ходят, и со своим уставом в чужой монастырь не суются. Поэтому не нужно нам здесь свои правила навязывать. Пускай Париж наведет порядок у себя.

Юлия Бешанова:
Вот эта витрина западная, согласитесь, со времен СССР у нас было какое-то, наверное, восхищение западным образом жизни. Что сейчас, насколько сильны эти настроения западопоклонничества?

О ситуации с французским послом: «Такие вещи недопустимы, это прецедент в дипломатическом роде»

Николай Щекин:
Во-первых, насчет дипломата. Есть действительно протокол. Если глава государства занят, болеет, что-то еще, министру иностранных дел вручают копию, а по истечении определенного времени Президенту вручают...

Юлия Бешанова:
То есть копия была вручена?

Николай Щекин:
Да, копия была вручена, но не было подлинника. Как оказывается, подлинника вообще в принципе не было. Получается, что Макрон пошел на подлог в посольской работе. И тогда возникает вопрос: а какую роль выполнял этот посол в течение этого года? Он что, вел подрывную деятельность, зная, что ему ничего не будет, потому что он как бы не признает главу государства?

Юлия Бешанова:
То есть он фактические не посол.

Николай Щекин:
О чем и речь. То есть ли мы так названного посла Америки остановили в Литве, она там побыла и уехала потом. Так, может, этим же занимался так названный посол Франции? Я думаю, здесь еще придется очень серьезно посмотреть и расследовать это дело. Не знаю, чья ошибка относительно того, что он в течение года здесь был, но такие вещи недопустимы, это прецедент в дипломатическом роде.

Юлия Бешанова:
Но благодаря этому формируется образ очередной жертвы режима.

Николай Щекин:
О чем и речь. Могла сложиться такая ситуация, что перед референдумом, а ведь идет напряжение именно к этому времени, этот посол мог выступить в какой роли – еще раз у меня вопрос? Тут несколько ролей: и провокатора, и в том числе в качестве финансиста, ростовщика нашей так названной оппозиции, и все остальное. Поэтому здесь гарантий никаких, тем более, опять-таки, он же пользовался дипломатическими всеми преимуществами, льготами, на дипмашине разъезжал. А на этой дипмашине можно провезти кого угодно, как Латушко убежал у нас из Беларуси на дипмашине.

О Европе: стараясь перекодировать нас, они сами стали перекодироваться, причем в худшую сторону

Николай Щекин:
Что касается Европы, вы знаете, век золотой Европы, XX столетия, ушел. Вот те 30-40 лет, когда правили такие национальные лидеры, как Маргарет Тэтчер, Франсуа Миттеран, Гельмут Коль, Рональд Рейган, они канули в лету. Тогда действительно Европа, Запад, вообще в целом коллективный Запад, Америка представляли собой более-менее свободное общество. Там, где ценилась жизнь, какие-то права, свободы более-менее соблюдались. Потому что вообще в мире никогда аутентичной свободы не было. Но это время ушло. Советский Союз распался. Мы понимаем, что произошла геополитическая катастрофа, и люди, наверное, те руководители так названные, они ощутили себя чуть ли не выше Бога. Вот они начали, наверное, под себя все это подминать. Поэтому в этом плане уже той Европы не будет, той демократии, которая была при Франсуа Миттеране, не будет. Там наступает время обратной колонизации, когда, приезжая с Востока туда, там наступает, как по Шпенглеру, закат Европы. Это не говорит, что там развалится все. Нет. Они не поняли одно: стараясь перекодировать нас культурно, они сами стали перекодироваться, причем в худшую сторону. Но уже с вводом таких псевдоценностей, как гендерные вещи…

Юлия Бешанова:
Насколько это выглядит вообще абсурдно.

«Президент предложил коллективному Западу сделать работу над ошибками. Европа не поняла этого»

Николай Щекин:
Во-первых, на «Большом разговоре» Президент предложил коллективному Западу сделать работу над ошибками. Европа не поняла этого. А уж поляки, литовцы – мы видим, как они отреагировали, от бессилия, от отсутствия желания идти на диалог с нами. А им-то предложить нечего нам. Вот что им предложить? Давайте подумаем, что? Они последние 30 лет вели агрессивную политику по подрыву белорусской государственности. Цель – сменить власть. Когда ничего не получилось, что в результате остается? Ничего. Повестки дня у них другой нет. Президент предложил им другую повестку дня – пожалуйста, давайте сотрудничать. Более того, у нас же все-таки многовекторность в экономике остается, как бы нас за это в России не ругали. Она должна быть. И Президент говорил, что мы будет работать с теми, кто есть, и с теми соседями, которые сегодня есть. Других у нас нет. Как бы Украина к нам ни относилась.

Вы посмотрите, сколько Президент сделал для Украины. Когда Зеленский, актер (но он уже не актер, а уже преступник), был избран, Президент первый приехал к нему, протянул руку помощи, помог во всех отношениях. И ты потом так себя ведешь омерзительно? Вот это мы не приемлем. Единственный момент – прецедентное право. Они привыкли на этом. Ну, объявят – ладно, хорошо. Ну, персона нон-грата министр иностранных дел. Дальше что? Помните, объявили о том, что Президенту Беларуси тоже нельзя выезжать, невыездной. Что Президент на это ответил? «Ну и что, я у себя на территории». Дальше что? Кому от этого хуже?

Юлия Бешанова:
Что касается провокаций и всего остального, эти вбросы регулярные: «сахара осталось на три дня», «режиму осталось две недели». Это работает? Регулярные «горит такое-то предприятие», «забастовка на том предприятии» – на поверку это 90 %…

«До референдума будут идти процессы по раскачиванию общества»

Николай Щекин:
Как только органы госуправления допускают ошибки, это начинает работать. Надо здесь быть очень аккуратным и деликатным власти, особенно на местах. Местная власть должна знать: любая бытовая проблема перерастает в политическую плоскость, если она не решается. Если где-то в каком-то магазине, в каком-то ларьке, в самом отдаленном уголке Республики Беларусь не будет этого килограмма сахара. Поймите, всегда предатели действовали на опережение. Нам надо научиться в этом контексте действовать тоже на опережение. Есть проблема – решайте ее. Уже депутаты стали разъезжать на места. Это все правильно. Но местная вертикаль власти где? У меня вопрос в этом смысле. Поэтому до референдума будут идти процессы по раскачиванию общества. Считайте, что референдум – это последний форпост, который остался по большому счету от тех самых беглых, вообще для руководства Польши и литовцев, после которого все – будет поставлена точка. Я вам больше скажу: пройдет референдум, и его не признают. Более того, будут еще ноты протеста, потому что, к великому сожалению, западная демократия не приемлет референдумы, и им глас народа и мнение народа не нужны.

Под вывеской красивой демократии нам будут подбрасывать трупы на границах до самого референдума

Посмотрите, что было сделано с Албанией, с Косово, с Сербией. Какой там референдум был? Поэтому в этом смысле мы сейчас столкнемся с жестким противостоянием диктатуры коллективного Запада, а под вывеской красивой якобы демократии нам будут подбрасывать трупы на границах до самого референдума.

«Главное, что мы должны понять: мы Конституцию делаем для себя»

Николай Щекин:
Главное, что мы должны понять: мы Конституцию делаем для себя. А вот в этом и заключается причина, почему они не признают. Потому что в Конституции будет закреплен суверенитет, независимости с нашими белорусскими историческими ценностями – то, что сейчас Европа не приемлет.