Александр Павловский о перебросе бронетехники США: «На уровне провокации надо это завершать»

24.10.2019 - 20:16

Новости Беларуси. События в 15 километрах от белорусской границы на литовском полигоне «Побраде», сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Сюда переброшена бронетехника первой дивизии армии США: около 30 танков Abrams и 20 боевых машин пехоты Bradley. Американские военные разместились в учебном центре и пробудут там до весны 2020 года, когда в маневрах примут участие около 40 тысяч солдат, из них половина передислоцируется из США.

24 октября в студии Новости «24 часа» независимый военный эксперт и доктор военных наук Александр Павловский.

Не исключена возможность, что этот батальон не уйдет после учений, а останется, и прибудут другие

Игорь Позняк, СТВ:
Почти как у классиков вопрос: что происходит и что делать?

Александр Павловский, военный эксперт, доктор военных наук:
Сегодня происходит то, что на нашей границе размещается бронетанковое подразделение американских вооруженных сил.

Игорь Позняк:
Впервые на таком расстоянии?

Александр Павловский:
Впервые на таком расстоянии. И, скажем, тот вопрос, что они прибыли для участия в учениях, он немножко звучит несуразно. Учения будут весной, так что же полгода этот отряд будет делать здесь?

Но если вы внимательно слушали информацию, то там было сказано, что с этим батальоном вместе прибыли большие тыловые части. А для чего прибывают большие тыловые части? Не исключена возможность, что этот батальон не уйдет после учений, а останется, и прибудут другие.

Возникает вопрос: для чего эта эскалация на белорусской и российской границе? Почему летают беспилотники? Кто-то наращивает такую обстановку, которая не сопутствует процессу развития отношений в Европе. Против этого Германия, другие страны. Значит, это нужно американцам. Нас это и настораживает, и удивляет.

Я считаю, что все эти действия – это провокация, которая предназначена для того, чтобы заставить нас отреагировать и, может быть, сделать эскалацию вооруженного противостояния на наших границах.

Это называется прокси-война

Игорь Позняк:
Как это говорят – чужими руками?

Александр Павловский:
Чужими руками. Это называется сегодня прокси-война (proxy war, опосредованная война – прим. ред.).

Игорь Позняк:
Это пример тот самый прокси-войны?

Александр Павловский:
Это тот самый пример, когда кто-то пытается на чужой территории чужими руками решить в перспективе свою стратегическую задачу.

Значит, это военный союз

Игорь Позняк:
Как Беларусь должна отреагировать? И, может быть, не только Беларусь, ведь это 15 километров от белорусской границы и 15 километров от нашей союзной границы с Россией.

Александр Павловский:
Вопрос очень правильный потому, что это не только Америка. Здесь возникает вопрос, что будут участвовать и многие страны НАТО. Значит, это военный союз.

Игорь Позняк:
18 государств.

Александр Павловский:
Это очень много, это НАТО. Тогда и мы должны понимать, что мы живем в Союзном государстве – это раз. И мы живем в позиции, такое понятие, как ОДКБ – это два.

Неоднократно ОДКБ пыталось наладить отношения с НАТО в решении таких спорных вопросов. Однако позитивного ответа мы не получили.

Инструменты дипотношений, которые были в мире после Второй мировой войны (как ООН, как ОБСЕ), неэффективны

Игорь Позняк:
Дипломатическими способами пытались.

Александр Павловский:
Дипломатическими. И сегодня на эту провокацию, я полагаю, и мы это видим из тех действий нашего государства, руководства нашей страны в первую очередь, где было сказано, что Беларусь наоборот предлагает свою территорию как место для урегулирования всех конфликтных ситуаций.

Игорь Позняк:
За последние годы, согласитесь, Беларусь эту репутацию мирной переговорной площадки завоевала. С этим согласятся, пожалуй, во всех странах Европы.

Александр Павловский:
Вы очень правильно сказали, я бы даже хотел усилить это следующим. Мы, к сожалению, наблюдаем, что инструменты дипломатических отношений и урегулирования вопросов, которые были в мире после Второй мировой войны (как ООН, как ОБСЕ), неэффективны. И Беларусь понимает, что это вблизи нас, это касается нас. В последнее время было предпринято много шагов для того, чтобы мы стали той площадкой, которая бы способствовала урегулированию вопросов взаимоотношений, не скатывания к военному конфликту во всей Европе.

Почему бы нам, России и Беларуси, не сделать на территории Беларуси совместную российско-белорусскую бригаду

Игорь Позняк:
Каким здесь может быть симметричный ответ? Как не ввязаться с эту провокацию, но достойно ответить?

Александр Павловский:
Вы знаете, в НАТО, на которые мы внимательно смотрим, есть такая позиция, как создание совместных бригад, совместных подразделений. Почему бы нам, России и Беларуси, не сделать на территории Беларуси совместную российско-белорусскую бригаду, где присутствуют солдаты и белорусские, и российские? Кстати, это не новое. Это, как говорится, апробированный способ решения задачи безопасности НАТО. И здесь нет базы чужой на территории Беларуси, а есть в рамках Союзного государства решение вопроса, как мы готовы защитить себя.

Игорь Позняк:
Будем надеяться, что и в ситуации, которую мы обрисовали, возобладает здравый смысл.

Александр Павловский:
Я думаю, что на уровне провокации надо это завершать и больше провокаций не делать.

Loading...


О ситуации в Афганистане и мировой безопасности. Подводим итоги саммитов ОДКБ и ШОС в Душанбе



Новости Беларуси. Учения «Запад» обсуждали в том числе на саммите ОДКБ. К слову, масштабные учения Организации пройдут через месяц вблизи таджикско-афганской границы. Об этом заявил госсекретарь ОДКБ Станистав Зась, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Игорь Позняк, СТВ:
И эти маневры тоже наверняка заставят нервничать наших партнеров на Западе, которые в чужом глазу, как известно, соринку видят. У себя при этом не замечают значительного увеличения воинского контингента. И все же фокус внимания сейчас сместился на границу с Афганистаном. Да, мы не граничим с ним, но мы в ОДКБ – это раз, и наблюдатели в ШОС – это два.

Как относиться к новой власти в Афганистане и как обезопасить весь регион? Ответы на эти вопросы лидеры на неделе искали в Душанбе. Сверхгромких заявлений не сделали, но кое-что все же удалось решить.

Впрочем, саммит этот запомнился еще до начала. Чем? Детали знает Алена Сырова.

Алена Сырова, политический обозреватель:
Если откровенно, то, что саммиты ОДКБ и ШОС в Душанбе состоятся в очном формате, до последнего не верилось. За пару коронакризисных лет, согласитесь, мы все привыкли ко встречам в онлайн-формате. И есть в этом определенное удобство – экономия времени и денег. Но все же к прежнему формату нужно возвращаться. Хотя бы потому, что зачастую важнее самого саммита двусторонние встречи и неформальное общение лидеров в кулуарах и без телекамер.

Разумеется, главы государств сами это понимают. Но до Таджикистана долетели не все, кого ждали. И если в стройных рядах ОДКБ не хватало лишь одного Президента, то в ШОС сразу троих лидеров – сначала дистанционно решили участвовать главы Индии и Китая, по стечению обстоятельств за сутки до начала саммита ОДКБ и за двое до ШОС на самоизоляцию ушел президент России.

ОДКБ и ШОС – две разные организации, но темы в повестке плюс-минус одинаковые. Что же, немудрено: функции в сфере безопасности частично совпадают, а одной из основных площадок их деятельности является Центральная Азия. К этому региону сейчас приковано особое внимание.

Эмомали Рахмон, президент Таджикистана:
Мы хотим видеть Афганистан свободным от терроризма и наркотиков.

Владимир Путин, президент России:
Согласованы линии с учетом тех серьезных рисков, которые связаны с обострением ситуации в Афганистане.

Как раз таки чтобы выработать единую позицию по афганскому вопросу, было принято решение провести совместную сессию лидеров ОДКБ и ШОС.

Но несмотря на то, что даже составы организаций пересекаются, из семи членов ОДКБ пять входят в состав ШОС, плюс Беларусь является наблюдателем, все же для начала нужно решить свои вопросы по отдельности. Первыми к работе приступили главы МИД, министры обороны и секретари совбезов стран ОДКБ.

Макей о заявлении стран ОДКБ по Афганистану: эти угрозы могут реально быть актуальными и для нашей страны. Читайте здесь.

Владимир Макей, министр иностранных дел Беларуси:
Конечно, особое внимание было уделено ситуации в Афганистане. С учетом приближающейся зимы грядет возможный голод, ухудшение экономической ситуации, социального положения граждан Афганистана. Это, конечно же, тоже может привести к социальному взрыву, помимо того что существует реальная угроза экстремизма, терроризма, исходящая не от тех, кто сегодня пришел к власти, а от различных группировок, которых в Афганистане несметное количество.

Желание синхронизировать позиции в военной сфере вполне закономерно. Фактический демонтаж системы контроля над вооружениями (взять хотя бы «рассыпавшийся» у нас на глазах Договор по открытому небу) и рост затрат на производство оружия не могут не вызывать опасений. Сдерживающих факторов все меньше, а рисков перейти из состояния новой холодной войны в горячую все больше. Все же прекрасно понимают, что за любым, даже самым мелким локальным конфликтом, зачастую чьи-то большие интересы.

Во время общения лидеров стран ОДКБ Александр Лукашенко с присущей ему прямолинейностью назвал происходящие процессы своими именами.

Лукашенко: ЕС продвигает на восток якобы эталонную демократию. Какая она, мы увидели на примере Афганистана. Подробнее здесь.

В этой связи как никогда важна политическая поддержка друг друга, особенно на международных площадках. Об этом говорят ровно столько, сколько существует ОДКБ, но образцовым взаимодействием на внешнеполитическом контуре едва ли назовешь. Зато что касается координации военных, проблем не возникает. Слаживание идет с учетом всех угроз. Сейчас ключевую роль в принятии решений играет обстановка в Афганистане, с которым граничит как раз таки Таджикистан.

Эмомали Рахмон:
Все были едины во мнении, что афганская проблематика непосредственно влияет на ситуацию в Центрально-Азиатском регионе коллективной безопасности (читайте далее).

Усиление рубежей и боеспособности воинского контингента вооруженных сил стран ОДКБ, их медицинское и материально-техническое обеспечение. Договорились президенты и об изменениях в работе миротворческих сил, которые во время кризиса в Нагорном Карабахе показали себя одной из ключевых сил, способных не допускать эскалации. Отныне миротворцы ОДКБ смогут принимать участие в операциях ООН.

Вольфович об изменениях в работе миротворцев ОДКБ: это не значит, что наши ребята где-то будут воевать. Читайте далее.

Саммит ОДКБ подписанием документов вроде как официально завершился. Но те лидеры, которые все же приехали в Душанбе, продолжили обсуждение важных тем за ужином.

И если рассадка во время него была регламентирована протоколом, то компанию по пути каждый выбирал себе сам. Исходя из опубликованных кадров, Александр Лукашенко чаще всего общался с Николом Пашиняном. Армения, к слову, будет председательствовать в ОДКБ в 2022-м. Остается лишь догадываться, о чем шла речь.

Но до этого ужина белорусский Президент провел ряд других переговоров – не на ногах. Обстоятельно пообщался с премьер-министром Пакистана и президентом Ирана. Здесь было что обсудить – хотя бы опыт жизни под санкциями.

Алибек Тажибаев: сотрудничество с восточными партнёрами – это коридор возможностей для выстраивания внешней торговли. Подробнее здесь.

Кстати, встреча с главой Ирана стала своеобразной подготовкой к саммиту ШОС, который состоялся на следующий день. И Беларусь, и Иран там присутствовали в статусе наблюдателей. Но по итогам встречи было принято решение о включении Ирана в состав ШОС. Хотя, конечно, эта тема не была основной.

Касым-Жомарт Токаев, президент Казахстана:
Мир переживает нарастание геополитической турбулентности, перестройку глобальной торговой структуры, дестабилизацию во многих странах региона.

Пакистан страдает от терроризма, который был спланирован, поддержан, финансирован и управляем со стороны стран, которые находятся за пределами границ Пакистана.

Обсуждали и взаимодействие в условиях пандемии. Александр Лукашенко высказался за идею создания альянса в области здравоохранения, развитие общего транспортного пространства с акцентом на железнодорожное сообщение и расширение использования национальных валют в торговле и финансах, чтобы обезопасить себя.

Но так или иначе все спикеры затрагивали тему Афганистана. Любители конспирологии выдвигают версию, что именно отсутствие однозначной позиции у главных игроков – Индии, Китая и России – стало препятствием для приезда лидеров этих государств в Душанбе.

Судите сами: Китай выступает за сотрудничество с режимом талибов и финансово помогает, достигнут ряд договоренностей. Индия, напротив, как и западные партнеры, в конце августа выдвинула ряд жестких требований новому руководству Афганистана. Ссориться с Индией на этой почве не хочется России. Но ее позиция однозначно ближе к китайской.

Владимир Путин:
Думается, что в первую очередь нам важно задействовать потенциал организации, чтобы оказать всемерное содействие началу инклюзивного межафганского мирного процесса и одновременно сделать все, чтобы блокировать исходящие из этой страны угрозы терроризма, наркотрафика, религиозного экстремизма.

Свое мнение по Афганистану высказывали не только участники ШОС, но и наблюдатели. На этом этапе каждому государству, Беларуси в том числе, важно обозначить свои позиции и намерения.

Президент Беларуси, послушав мнения своих коллег, заявил о готовности помочь афганскому народу в восстановлении инфраструктуры, однако внутренние проблемы под силу решить лишь самим жителям этой страны.

Президент Беларуси о помощи Афганистану: «Проблему надо решать добром». Читайте здесь.

Алена Сырова:
Недопустимости вмешательства во внутренние дела стран ШОС часть выступления посвятил Си Цзиньпин. Он призвал оптимизировать политический диалог, категорически не допускать «менторские или тем более ультимативные нотки в решении вопросов». Как же это знакомо в Беларуси.

Си Цзиньпин, председатель КНР:
Нужно быть твердо уверенным в собственном политическом строе, категорически не допускать менторские или тем более ультимативные нотки, твердо поддерживать усилия друг друга, направленные на поиск пути развития согласно национальным реалиям. В рамках ШОС страны должны поддерживать друг друга при проведении выборов и других важных внутриполитических событий. Вопросы каждой страны должны решаться согласно ее национальным реалиям.

По итогу двух дней саммитов в Таджикистане даже по ключевому вопросу позиция ОДКБ пока выглядит слаженнее. Видимо, у ШОС слишком много интересов замешано.

Кирилл Коктыш: ОДКБ – это гарантии безопасности, но в первую очередь это ядерный зонтик. Читайте здесь.

Во время саммита что ОДКБ, что ШОС, что на совместном заседании лидеры и тех государств, которые принято называть ключевыми игроками, и тех, что на первый взгляд на других ролях, говорили о важности поддержки друг друга на международной арене. Выходит, укрепление позиций двух разных объединений возможно лишь одним путем – консолидацией.