«Для меня это что-то необъяснимое»: как минчане реагируют на скульптуру Дали на Зыбицкой

12.03.2019 - 20:37

Новости Беларуси. Новые арт-объекты в 6 и 3 метра высотой привлекают внимание минчан – в центре столицы появились две скульптуры Сальвадора Дали, сообщили в программе «Столичные подробности» на СТВ. Первая – «Триумфальный слон» – на Зыбицкой. Еще одна – «Поклонение Терпсихоре» – у Национального художественного музея.

Работы знаменитого сюрреалиста в Минске не случайно. 16 марта в столице открывается выставка Дали, где посетители смогут оценить более сотни произведений мастера – от ювелирных изделий до графики. К слову, минчанам новые скульптуры, похоже, пришлись по душе.

Очень интересная. Конечно, нетипичная для нашей страны, но, тем не менее, украшает улицу.

Очень красиво выглядит. А чье это сооружение? Сальвадора Дали? Ого! Я про него слышал.

Красивая скульптура, которая великолепно дополняет этот квартал, этот район.

Может быть, для людей искусства это и понятно, но я как человек, в этом  разбирающийся, скажу, что для меня это что-то необъяснимое.

Я сейчас сфотографировала с нескольких ракурсов. Очень красиво, очень хорошая задумка. Очень классно и здорово, что поставили раньше, чем планировали.

Увидеть работы Дали можно будет в Национальном художественном музее и в одном из выставочных залов столицы. И экспозиция, и скульптуры пробудут в Минске до 30 июня.

Люди в материале: нет
Loading...


Он автор «Древа дорог» на новой станции метро. Показываем мастерскую белорусского скульптора Александра Шаппо



Анна Сушкова, корреспондент:
Папина мастерская как-то завораживала?

Александр Шаппо, скульптор:
Просто у отца была эта атмосфера красок, художников, бородатые люди, волосатые ходили.

Анна Сушкова:
И вы в детстве думали: я вырасту и тоже буду таким же.

Александр Шаппо:
И отращу бороду. Да.

Он сын известного художника, который сам стал, не побоюсь этого слова, выдающимся скульптором. О том, что рисуют его братья, жена и даже сыновья – напоминает целая стена, которую наш герой называет «тотемной».

Сегодня мы оказались в мастерской у автора того самого легендарного «Древа дорог», которое украшает новую станцию метро. А вот какие дороги привели самого Александра Шаппо к творчеству, узнали в программе «Минск и минчане» на СТВ.

Александр Шаппо:
С точки зрения прямого моего вклада в Минск, у меня он есть. Я всегда говорю: у меня самые дешевые экскурсии. Мы заходим за 80 копеек, я вас заведу в музейное пространство – в метро, и вы увидите мою большую творческую работу, четырехметровую. Я туда водил уже не единожды экскурсию, можно и другие станции смотреть, но мне нравится больше всего «Вокзальная».

Ну, а зрителям проекта «Минска и минчане» не нужно платить даже 80 копеек. Мастер провел уникальную виртуальную экскурсию совершенно бесплатно.

Александр Шаппо:
Ко мне приходят в мастерскую, когда люди видят этот планшет, это мы сдавали Минскому городскому монументальному совету работы, и эти планшеты распечатали для показа, и говорят: «А что это так и выглядит?» Я говорю: «Да. Это фото с места событий. Это не макет». Это большой красивый труд не только мой, три архитектора со мной работали.

Анна Сушкова:
Какой смысл вы заложили?

Александр Шаппо:
Это разговор о том, что мы находимся в Минске. Вы видите круг, им обозначают город на карте. Город обозначен точкой – место пересечения. Называется работа «Древо дорог». Это те дороги, которые сходятся в центре. Даже мы с вами встретились здесь в Минске, так и многие люди здесь встречаются. Так как это «Вокзальная», это дороги, которые стекаются, где приезжают люди не только из Беларуси, а со всего мира и встречаются на вокзале. Одновременно это дороги Беларуси, свежевспаханное поле. Одновременно это как линии судьбы на ладони.

Основная концепция – это триединство, потому что это треугольник и в этом заложено, что человек создает это пространство, в котором мы находимся и живем.

Анна Сушкова:
Собственно говоря, человек, который его создает.

Белорусский Зураб Церетели и вправду создал много для нашей страны. Одна из его масштабных работ – скульптура скорбящей матери, которая венчает мемориал «Память» на проспекте Дзержинского.

«У скульптора много памятников не бывает», – шутит сам автор. Но если монументальное искусство для всех, то здесь он занимается творчеством для души. Так, «Мифы Древней Греции» обрели форму и объем. Геракл, Одиссей, Ахилл, Артемида, Минотавр, Ариадна, Венера, Эрос, Нарцисс, Антигона, Ион – со всеми этими персонажами мастер знаком не понаслышке, а сегодня поздороваться с ними можете и вы. Изящные скульптуры древнегреческих героев и выходцев Пантеона – частые гости столичных выставок.

Александр Шаппо:
Я обращаюсь к мифологии, к героям Древней Греции и по-своему их интерпретирую. Это не явный рассказ о том или ином персонаже. Это измышления на тему: а как это могло бы быть.

Анна Сушкова:
А кто привил любовь к мифам древнегреческим?

Александр Шаппо:
Родители – книголюбы. У меня была библиотека дома, я всегда находился среди книг, и оттуда все это пошло. В современном сообществе у ребенка в руках гаджет, а у меня были книги, и я благодарен судьбе, что можно было со стеллажа достать книгу и открыть ее.

Я в многодетной семье родился. Я – старший сын. С нами оставалась мать и она занималась нашим воспитанием. У меня мать – преподаватель высшей категории начальных классов. Поэтому мы пошли в школу, все читали и писали – для нас первых три года было очень легко и свободно, потому что всему подготовила нас мать. Не говоря о том, что мама дала и карандаш, когда надо было, и кусок пластилина.

Но от этого в мастерскую отца тянуло не меньше. У творчества особая аура – признается наш собеседник. И там, среди красок и холстов, рождалось много интересных задумок.

Александр Шаппо:
Такой определенный шарм у творчества, что люди были не похожи на сообщество, которое рядом. Они были вольны в своих высказываниях или апеллировали не к обывательским каким-то потребностям, а говорили о высоких целях, читали стихи. Я помню, что отец читал Омара Хайяма публично и его друзья тоже, у них были такие поэтические соревнования.

Фотографы, книголюбы, любители антиквара и, конечно же, художники – все эти люди вдохновляли будущего скульптора. Но большее впечатление, нежели творческая богема, на Александра произвел город детства.

Александр Шаппо:
В Новополоцке в тот момент была большая пропаганда монументального искусства, там даже был съезд монументалистов Советского Союза. На каждом подъезде тогда делались мозаики. У нас работал такой скульптор Лев Оганов, он делал деревянные скульптуры. Я с отцом заходил и к скульпторам, и к монументалистам и видел, что эти люди этими руками делают эти замечательные вещи.

В нашей жизни сегодня намного меньше монументального искусства – сетует Александр Шаппо. На площади Строителей в Новополоцке до сих пор сохранилось огромное мозаичное полотно из смальты.

Александр Шаппо:
Я понимал, что это прекрасно, хотелось бы этим жить. Я не хотел быть ни космонавтом, ни военным, никем. Я хотел быть художником всегда.

И эта мечта сбылась. А на память о первых экспериментах с карандашом и кистью осталось несколько шедевров.

Анна Сушкова:
Что это за рисунок и когда он был сделан? Помните его историю?

Александр Шаппо:
Я на самом деле историю не помню, но отец мне достал из своей тайной папки и говорит: «Вот ты меня нарисовал в детстве». Я нарисовал, подпись свою поставил под этой работой.

Анна Сушкова:
Можно считать первое такое творчество, правильно?

Александр Шаппо:
Не самое первое творчество. Я думаю, что уже раньше было, но тем не менее посвящение отцу. И он похож на самом деле.

Как считает Александр Шаппо, в рабочих моментах тоже есть своя красота. Поэтому пространство, в котором он создает свои скульптуры, особенное.

Анна Сушкова:
Это ваш рабочий стол. Над чем вы сейчас работаете?

Александр Шаппо:
Это Юдифь, у меня посвящение библейской теме. У меня идет перекличка: и христианская тема, и мифология, и славянская мифология, и иногда мои персонажи, которых я люблю, собаки шагают.

Здесь есть даже экспозиция музыкальных инструментов. Ее скульптор именует «спасенный оркестр». Когда-то все эти трубы, флейты, саксофоны и кларнеты везли на переплавку. Но благодаря отцу, Владимиру Шаппо, который их выкупил за небольшие деньги, теперь украшают мастерскую целой династии талантливых художников. Есть тут и много уникальных фото.

Александр Шаппо:
Приятные воспоминания. Я участвовал в восьмом биеннале в Пекине. Огромнейшая делегация, 300 человек здесь. Белорусский павильон, где было 13 художников, среди которых был я, представлял Беларусь.

К слову, к Александру Шаппо рано пришла слава. Поэтому география выставок, в которых он участвовал, без ложной скромности – охватывает полмира. Прибалтика, Япония, Германия, Нидерланды, Великобритания, Бельгия, Испания, Соединенные Штаты – о творчестве этого человека знают даже за океаном. Но есть страна, которая художнику остается неизменно дорога.

Александр Шаппо:
Я люблю Беларусь. Я не путешественник. Мне здесь все греет, Минск меня греет, улицы Минска, природа Беларуси. Я человек места. Мой любимый – Советский район и немножко Первомайского. У меня так получилось, на границе прошел огромный кусок моей жизни. В Минск я приехал в 1986-м году. На территории Первомайского района находится гимназия-колледж искусств Ахремчика, и я там огромное количество времени провел. В парке Челюскинцев и в школе я провел три года, после я ушел в армию служить. Я полгода служил в Печах, после меня распределили все равно в Минск, я служил на Захарова в гараже штаба. Получил водительское удостоверение в ДОСААФ, и в военном билете у меня было написано «художник-водитель». У меня профессиональные права, которые на две категории B, C. Я могу грузовик водить и могу быть дальнобойщиком.

После службы в армии наш герой поступил в Академию искусств. Захарова, Сурганова, Макаенка – вот такой Минск Александра Шаппо. Место, где мы находимся прямо сейчас – Некрасова, 11 – тоже памятное.

Александр Шаппо:
Это единственное здание, как мастерские, сохранившиеся с 1932-го года, довоенное. Оно находится здесь рядом, и там были все наши народные художники: от Азгура, Глебова – огромное количество художников в этом здании находились и работали.

Авторские стеллажи – настоящие арт-объекты. Дело рук творческого семейства служит не только для хранения предметов искусства, фотографий и книг.

Александр Шаппо:
Я называю это «Мое посвящение Питу Мондриану». У него есть одна из таких работ «Буги-Вуги на Бродвее». Он делал под 90 градусов такие цветные квадраты. Так вот каркас стеллажа очень похож на работу Пита Мондриана.

Эрнст Барлах, Вильгельм Лембрук, Эгон Шиле, Обри Бердслей – художественные вкусы Александа Шаппо очень отличаются от общепринятых. Как и сами работы – утонченные, метафоричные и невероятно красивые. И этот человек не устает удивлять.

Александр Шаппо:
Я всегда говорил, что в Минске должен быть парк скульптуры. Надеюсь, что Минск придет к этому. Парк скульптуры – это необязательно парк Горького нужно насыщать скульптурой, это может быть какой-то ландшафт, это может быть набережная Свислочи, какой-то проспект. Если потенциально, то о парке скульптуры можно было бы думать на перспективу и двигаться к этому.