Гендиректор компании Marko Николай Мартынов в программе «Простые вопросы» с Егором Хрусталевым

29.07.2016 - 09:23

Член Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь, создатель и генеральный директор компании «Марко» Николай Мартынов в программе «Простые вопросы» с Егором Хрусталевым.

Николай Васильевич, спасибо, что нашли время на эту встречу, потому что у вас жаркая пора, август вы встречаете с особым трепетом – у вас впереди день рождения, а также, наверное, куда более значимая дата, 25 лет предприятию. В общем-то, для белорусского предприятия – это что-то из разряда подвига.

А вот «Марко», сознайтесь, это «Мартынов и компания»?

Николай Мартынов, член Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь, генеральный директор СООО «Марко»:
Да, так и есть. Когда мы начинали, в 90-ые годы, назвать компанию, как сегодня есть – «Мартынов и сыновья» или «Мартынов и семья», это было бы…наверное и опрометчиво.  Поэтому «Марко». Я считаю, что сочетание произошло очень удачное: как назовешь корабль, так он и поплывет.

Для многих белорусов это часть обязательной составляющей городов, вывесок в городах. Николай Васильевич, итак, давайте в 91-й год. Вам 34 года. Вы окончили Институт политологии и социального управления Коммунистической партии Беларуси.  В тот момент вы были советским человеком или тем, кто, как тогда называлось, в новой формации увидели в перестройке большие возможности, быстро стал эти возможности использовать? Правда, очень многие достаточно быстро сгорели. На кого вы больше были похожи?

Николай Мартынов:
Я думаю, что я в то время был советским человеком. Я и сегодня остаюсь именно советским человеком. На самом деле этот так. Я родился в той эпохе, определенные моменты, которые сейчас происходят, я внутренне не все воспринимаю. То, что во главе угла должна лежать, скажем, частная собственность, наверное, это дедом заложено. Мой предок, один из моих дедов, был раскулачен. Поэтому, наверное, это в генах заложено. Это я понимал, бравшись за дело самостоятельно тогда. А в принципе, я остаюсь советским человеком, приверженцем того Советского Союза, той большой страны и сегодня.

Николай Васильевич, мы имеем с вами возможность встречаться в рамках больших ток-шоу. И последняя наша встреча была посвящена 25-летию независимости Беларуси. Как вы считаете, глядя сейчас на 25 лет истории нашей страны, наших соседей (свой путь у Прибалтики, свой путь у Украины, свой путь у Грузии и у России, естественно), у нас был какой-то вариант пойти по-другому пути? Или любой другой путь привел бы к тому же кровопролитию, которое был в свое время и в Грузии, и в Украине, да что говорить – и в России.

Николай Мартынов:
Наверное, все это рассудит история.

25 лет – небольшой срок. Но я думаю, что наш путь сегодня самый оптимальный.

Я думаю, что на тот момент правильного Президента выбрали. Сегодня он нашу республику сделал на самом деле самостоятельной страной, которой вправе распоряжаться во имя блага этого народа, который здесь живет. В этом историческом срезе мы смотримся иногда, может быть, что мы якобы недалеко отошли от Советского Союза и тех устоев. Но на самом деле, может быть мы, как говорится, долго запрягаем, зато будем хорошо ехать. Чтобы не наделать ошибок. Так что, если мы в угоду каких-то чувств, сиюминутных выгод сделали или тот, или иной шаг…

Сегодня мы в центре внимания. Потому что политика, которую проводит Президент, миролюбивая.

Мы пытаемся и в какой-то мере получается объединить наши славянские народы. Это правильная политика. Сегодня мы видим, что происходит у наших соседей на Украине. Я думаю, что не совсем сладко и в той же Прибалтике. Не зря в той же Латвии есть уже высказывания, что они готовы с Евросоюзом как-то, скажем, не совсем уже брататься. Это неспроста.

Давайте вернемся, если позволите, к вашему бизнесу и к тем лихим 90-ым годам. Понятно, что в 90-ых был тотальный дефицит. И то, что вы сделали ставку на обувь, безусловно, она была востребована. Но за эти 25 лет значительно более открытыми стали наши границы, значительно более доступной стала обувь любого качества, любого класса, практически из любой страны. Неужели у вас как у бизнесмена за это время не были ни разу мысли о том, что надо сменить профиль, что слишком высока конкуренция?

Николай Мартынов:
Я думаю, что этой мысли, однозначно, не было. И то, что вначале мы выбрали, я считаю, правильный путь. Тогда легкой промышленности швейным производствам, трикотажным все поголовно занимались. Очень быстрый путь. Обувной бизнес – это немножко сложнее технология и, казало бы, мало кто в эту нишу пойдет. Сегодня на самом деле границы открыты, но за это время мы освоились. Хотя нам еще учиться и учиться – продавать, торговать. Мы еще на таком пути. Но мы в какой-то степени хотя бы поняли, что рынку нужно. Я думаю, что эти 25 лет показывают, что

мы становимся более профессиональными и в технологии производства обуви, и в продаже. 

Поэтому это дает преимущество. И преимущество дает ментальность тех стран или того рынка, где мы работаем – это Россия, Казахстан, сегодня мы начинаем осваивать и Беларусь. И сейчас мы начинаем заниматься уже не только оптом в России, а и открывать собственную розничную сеть в России. Это тоже даст нам возможность более стабильно присутствовать на тех рынках.  

Вы же ездили на ведущие предприятия. Я знаю, вы сотрудничали с компанией Baldinini в Италии, были в других странах. Расскажите, что вас удивляло тогда: вот вы приезжали и даже не предполагали, что это есть. Потому что все-таки понятно, что в Беларуси таких своих традиций, как в Италии, не было.

Николай Мартынов:
У нас немножко масштабы другие. У них, даже пускай это не семейное, но это небольшие объемы, выпуск порядка 20-50 тысяч пар в год, 100 тысяч, а если 500 тысяч пар – это огромнейшее предприятие считается. А у нас сегодня 4 миллиона. Поэтому это разные вещи. И

мы пытаемся сделать почти все на одном производстве, как замкнутый цикл.

Там же любой узел, будь-то стелечный узел или определенный другой, все делается на отдельном предприятии. Подошвы, задники, подноски - это отдельные предприятия. И они же мгновенно реагируют на то, что нужно, в конце концов, потребителю. У нас путь другой. И мы начинали с опыта того, что называется плановое производство. И оно у нас сегодня присутствует в том числе. А там все происходит конкретно под конкретного заказчика, будь-то индивидуальный заказ или будь-то небольшие серии. Поэтому я думаю, что мы на определенных участках, этапах, чтобы удовлетворять спросы разных слоев населения, должны внедрять у себя.

Вы следите за модой в обуви. У вас есть какие-то специальные люди, которые отслеживают, привозят самые модные тенденции?

Николай Мартынов:
Да, во-первых,

мы плотно сотрудничаем с итальянскими дизайн-студиями.

Мы посещаем все выставки – в Милане, в Дюссельдорфе. На сезон вперед они задают так называемые тенденции в моде: цветовую гамму, силуэтную. Поэтому это мы отслеживаем. Когда мы начинали, и еще 5, 10 лет назад, мы на 2 сезона отставали. Если берем модели сезон в сезон – они не продаются, мы еще не догоняли.

Они не продаются, потому что у нас нет спроса?

Николай Мартынов:
Спроса нет, потому что мы не догоняем еще ту моду, которую предлагают законодатели. А сегодня информация доходит намного быстрее.

Это касается больше мужской обуви? Я имею в виду, что мы более консервативны.

Николай Мартынов:
Нет, больше женской. Если мы идем шаг в шаг, тогда это успех. С Baldinini мы заключили договор.

Это была шумная история. Все ждали, что у вас будет совместное производство, что Baldinini будут в Беларуси делать, в Витебске.

Николай Мартынов:
Да. Он приезжал на производство, ему все понравилось. Но он думал, что мы на сезон, на два будем отставать от тех моделей, которые разрабатывает его студия. Поэтому он легко согласился с нами на контакт. Но мы коллекцию делали сезон в сезон. Его исполнительный директор сказал, что нельзя так делать, потому что тогда у него продажи начинают падать – у нас она, естественно, гораздо дешевле была. Хотя у нас человеческие отношения очень хорошие били и сейчас остаются. Иногда мы пересекаемся на рынках.

То есть он увидел конкуренцию на рынке России и Беларуси.

Николай Мартынов:
Да, потому что он имеет здесь уже определенный имидж и рынок. А мы могли бы, скажем, этот его рынок перекроить.

Николай Васильевич, есть такая ваша легендарная красивая цитата: «Мы еще можем получить сидячие места в партере мировой экономики». Это я вычитал в одном вашем интервью. Вот наше эксклюзивное преимущество по-прежнему в цене или, как говорят специалисты, и цена у нас стала уже достаточно высока. Во всяком случае, по сравнению с тем, что делают в Китае.

Николай Мартынов:
Что касается обуви, то сегодня и Китай стал на уровне дорогим. Логистически мы должны быть дешевле. Я имею в виду на постсоветском пространстве. Опять возьму

наши традиционные рынки – Россия, Казахстан и Беларусь.

У нас нет языкового барьера. Ментально мы быстрее понимаем, что нужно на том или ином рынке, где мы работаем. И логистически в любом случае мы гораздо мобильнее, быстрее можем это все сделать.

Я думаю, что вы прекрасно осознаете, что вы очень удивительный пример для нашей страны. Вы в 10-ке самых влиятельных бизнесменов нашей страны. Все начали самостоятельно, начали в одиночку фактически и выстроили всю свою карьеру и весь свой бизнес-успех самостоятельно. Почему это получилось у вас, а не получается, допустим, у очень многих других мужчин, которые считают себя тоже интересно мыслящими? Не только же желание обеспечить свою семью тогда? Что-то же было еще?

Николай Мартынов:
Это, наверное, не столько моя заслуга, сколько Божий дар. Точного ответа у меня нет, почему у меня это получилось и получается. Сегодня уже не то что получается, а даже

мне Президентом доверено восстановить меховой комбинат –

уникальный, единственный не только в республике, но на постсоветском пространстве, потому что он задействован от переработки до выпуска готовых изделий. И я вижу сегодня, что мы через какой-то год с небольшим завершим всю реконструкцию, модернизацию этого комбината. Это доверие. Я с честью это доверие оправдаю. Не каждому может быть такого плана поручение. Сейчас, я считаю, будет уникальная технология, уникальное оборудование. Нам более все будет мобильно, по тем технологиям, как я вижу.

Николай Васильевич, я поздравляю вас с наступающим днем рождения. В вашем лице поздравляю вашу компанию и весь ваш огромный 5-тысячный коллектив. 25 лет работающее предприятии и производящее обувь в Беларуси, это что-то, очень похожее на подвиг.
У меня такой вопрос: вы-то сами сегодня в обуви «Марко»?

Николай Мартынов:
Да. Сегодня мы выпускаем, я считаю, очень достойную мужскую обувь fashion-класса на кожаной подошве. 3 года назад было совещание с участием Президента. И он спросил: «А вот такую обувь вы делаете?» И это нас заставило шевелиться. Буквально 3 года назад мы эту линейку освоили и сейчас начинаем выпускать так называемую офисную или fashion-обувь, для мужчин в том числе.

Спасибо! Еще раз с наступающим юбилеем компании и с наступающим днем рождения вас.

Николай Мартынов:
Спасибо!

Люди в материале: undefined
Loading...


«Было полной неожиданностью». Что говорят работники фабрики, которую передали Оршанскому льнокомбинату



Новости Беларуси. Особое внимание на неделе было обращено к Орше. Визит главы государства был хоть и не таким громким, как три года назад, когда город прогремел на всю страну, но без критики не обошлось, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Среди объектов, где судьбоносные решения для производств принимались прямо на ходу, – фабрика художественных ремесел и мясоконсервный комбинат. Глава государства принял решение передать смежное предприятие льнокомбинату, а на мясокомбинате назначить нового руководителя.

Что думают о таких переменах работники предприятий и что такое модернизация по-хозяйски – в сюжете Юлии Мычки.

«Инвестиции нужны». Вот что говорит вышивальщица с оршанской фабрики, на которую приехал Александр Лукашенко

Новость о присоединении фабрики художественных изделий к Оршанскому льнокомбинату в швейных цехах обсуждали еще несколько дней. Такой поворот событий для многих работников стал неожиданностью. Но, судя по настроению людей, приятной, ведь до этого о судьбе родного предприятия ходили разные слухи. Неопределенность – вот, пожалуй, слово, с которым приходилось работать людям последние годы.

Наталья Шушкевич, швея Оршанской фабрики художественных изделий:
Зарплата все меньше и меньше, своего ничего не производили, все давальческое было. Ну, и ждали…

Фабрика стремительно теряла кадры и рынки сбыта продукции. Товар возвращался на склады, а для оплаты труда приходилось брать займы и кредиты. В итоге сумма долгов – около 700 тысяч рублей. Швейные ряды заметно поредели. За последние пять лет предприятие потеряло десятки квалифицированных специалистов.

Лилия Вишнякова, заместитель директора Оршанской фабрики художественных изделий:
Мы столкнулись с проблемой нехватки квалифицированных швей. Швеи уходили на другие предприятия, где заработную плату обещали повыше.

Модернизация здесь проходила довольно давно. Больше половины швейных машин 1998 года выпуска, и, конечно, чтобы вернуть предприятие к жизни, нужны были серьезные инвестиции.

Убыточное производство было бы проще продать. Нашелся и покупатель – компания «Белвест» намеревалась выпускать в Орше обувь. Но для коллектива это означало начать все с нуля в абсолютно новой отрасли: шить обувь, а не одежду.

Президент на Оршанской фабрике художественных изделий: «Повыгоняешь отсюда всех начальников, кого сочтёшь нужным»

Поэтому решение Президента передать фабрику льнокомбинату, а не сплавить проблемный объект частникам здесь восприняли с радостью.

Наталья Шушкевич:
Для нас это было полной неожиданностью, что нас присоединяют, но мы рады. Для нас это хотя бы знакомое. Работали мы уже со льном раньше. Я думаю, должно у нас все получиться.

Особенно рады на предприятии, что Президент услышал людей и поддержал предложение коллектива сохранить цех художественной вышивки. Именно в нем создаются уникальные изделия с белорусской вышивкой. Елена Керьян – одна из четырех вышивальщиц предприятия (когда-то их было 20), кто продолжает хранить белорусские национальные традиции на полотне.

Елена Керьян, вышивальщица Оршанской фабрики художественных изделий:
Нашей фабрике около 100 лет. Было очень много мастеров, которые передавали от одного ученика к другому свою технику. Вышивка уникальна еще по своей технологии. Каждая вышивальщица, когда вышивает, вкладывает душу в рисунки, в цветовую гамму, и поэтому сами по себе изделия получаются уникальными.

Работники фабрики верят, что получат в лице льнокомбината крепкое и финансово стабильное плечо.

Сергей Сидин, заместитель генерального директора Оршанского льнокомбината:
С точки зрения государственности, с позиции сохранения трудового коллектива, тех традиций, которые есть на фабрике, такое решение было правильным. Плюсы и минусы, которые для комбината вызовет присоединение нового структурного подразделения, покажет время.

Александр Лукашенко на фабрике в Орше: «Почему я это решение принимаю – мы отвратительно работаем со льном»

Оршанский льнокомбинат сейчас находится в условиях третьего этапа модернизации. Старт техническому перевооружению завода был дан в 2017 году. Здесь установили две линии по пошиву блуз, рубашек и брюк. С помощью нового оборудования комбинат смог производить под собственным брендом конкурентоспособную и, что особенно важно, востребованную продукцию.

В рамках поручений Президента сегодня производится модернизация старейшей, первой фабрики, из которой комбинат и развился. Акцент на переработке короткого льноволокна – из него планируют выпускать продукцию различного назначения.

«Конфетку надо сделать». Что поручил Александр Лукашенко, посещая мясоконсервный комбинат в Орше?

Тему модернизации эмоционально обсуждали еще на одной производственной площадке в Орше. Мясоконсервный комбинат стал объектом, где прозвучали и перспективы, и критика, и новые назначения. Последний раз глава государства посещал предприятие в августе 2018 года и остался недоволен увиденным. Президент раскритиковал производственную базу и поручил снести старые помещения, а на их месте возвести новый убойный цех.

По мере воплощения замысел перерос в более масштабный план. К середине лета здесь должны были завершить строительство комплекса по убою и переработке мяса свиней и крупного рогатого скота с высокой степенью переработки. Объект стратегически важный для всего региона, где в последнее время активно строят животноводческие предприятия.

Главная задача – не возить сырье издалека, а обеспечить им местное предприятие в полном объеме. Но завершить модернизацию вовремя мясокомбинат не успевает.

«Провалили. Или я что-то не так говорю?» Почему цех на Оршанском мясокомбинате не успели построить в сроки

Пока искали ответ на вопрос, кто виноват, что основной цех до сих пор не введен в строй, всплыла еще одна важная деталь. Уже 9 месяцев предприятие работает без руководителя.

Александр Лукашенко – новому директору Оршанского мясокомбината: «Я к тебе приеду хоть зимой, хоть на Новый год. Шампанское твоё любимое выпьем»

Новый директор обещает вложится в отведенные четыре месяца. Промышленная экскурсия продолжилась и открыла гостям новые возможности предприятия: современное оборудование и новые мясоперерабатывающие технологии. Среди модных фишек – разделение сырьевых потоков. Такой подход сделает продукцию предприятия конкурентоспособной на мировом рынке.

В руках новоиспеченного директора большая ответственность: в новый год он должен войти с новым заводом. Все поручения, озвученные в Орше, Президент пообещал проверить лично. Город по-прежнему под пристальным вниманием главы государства.

Читайте также:

«Жесть закупил и банку делаешь». Как модернизируют цех детского питания Оршанского мясокомбината

«Говорят, если геном найдут – не возьмут». В чём особенность нового цеха Оршанского мясокомбината?

Александр Лукашенко во время рабочей поездки: «Вы ответите за каждый квадратный метр в Орше»