Купили даже коз и корову. Рассказываем, что можно посмотреть в Музее народной архитектуры и быта

16.10.2021 - 21:25

Новости Беларуси. Музей народной архитектуры и быта украсил яблоневый сад из полусотни молодых деревьев. В рамках субботника здесь трудились сотрудники Минкульта, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. Сорта для посадки выбрали традиционные – знакомые всем антоновку и белый налив. Кстати, место для закладки яблоневого сада выбрали неслучайно. Он идеально вписался в деревенскую атмосферу музея.  

Подробности у Полины Королевы.  

Последние солнечные дни осени, стук подков, народные песни и обширные просторы. Такая атмосфера царила сегодня в Музее народной архитектуры и быта, где высадили яблоневый сад. Это нечто большее, чем просто акция в рамках субботника.  

Анатолий Маркевич, министр культуры Беларуси:
Тут атрымліваеш нейкія новыя пачуцці, таму што гэта наша аснова, наша сялянскае жыццё. Заходзіш у хаткі, глядзіш на пуні, тыя нескладаныя рэчы, успамінаецца бабуля, дзядуля, наша аснова. Гэта месца вельмі спрыяе для таго, каб мы ў чарговы раз маглі далучыцца да нашай вялікай гісторыі, да нашай спадчыны, таму што мы з вёскі.  

Музей народной архитектуры и быта – особенное место. Здесь в масштабе воссоздана прошлая жизнь белорусского народа в XIX веке. Простая в исполнении, но долговечная конструкция домов, единение человека и природы. Музей хотели сделать не статичным, а интерактивным, чтобы можно было прикоснуться и самому почувствовать, как было до нас. Недавно поселили на территории и животных.  

Анатолий Маркевич:
Ну, як сёння сялянскі быт без жывёліны, якая заўсёды была разам з намі, з нашымі дзядулямі, бабулямі? За гэты невялікі прамежак часу ў нас з'явіліся і гусі, і куры. У нас ужо ёсць козы, мы нават карову купілі, каб гараджане і нашы турысты маглі сюды прыехаць, пабыць, паглядзець і ўбачыць гэтую цудоўную выяву ў такім вялікім маштабе.  

Высадка яблоневого сада – это один из способов оставить после себя след, который будет добрым примером потомкам и просто хорошим делом для родной земли. Тем более что культура садоводства в Беларуси появилась еще в XVI веке. Правда, сады были уделом шляхты. Крестьяне своих не имели, а дикие яблоки и груши возами привозились из леса.  

Алексей Друпов, ведущий научный сотрудник Белорусского государственного музея народной архитектуры и быта:
З груш квас рабілі, яблыкі маглі запякаць, сушыць, проста перакладаць сенам, саломай, і так яны ляжалі. А самае лепшае было – сабраць дзікія яблыкі, пакласці ў стог сена, каб яны там усю зіму праляжалі, і па вясне з гэтых стагоў іх дастаць. Гэта лічылася адным з самых смачных варыянтаў, што можна было зрабіць з яблыкамі.  

Посадить саженец не так просто, как может показаться на первый взгляд. Располагать корни дерева нужно ровно, чтобы им ничего не мешало. Если рост корней пойдет вверх, то саженец погибнет. Сразу после посадки необходимо ведро воды. Важно не трамбовать землю, а аккуратно укладывать дерн.

Полина Королева, корреспондент:
Сейчас мы занимаемся подвязкой, это необходимо для того, чтобы зафиксировать дерево, чтобы оно шло ростом вверх, а не вбок. Мы делаем петельку, обвязываем опоры и фиксируем его.

Мінкульт пра пасадку яблынь пад Мінскам: «Дрэва – гэта сімвал жыцця» – подробности здесь.

Помогало работе и музыкальное сопровождение. Сотрудницы музея исполняли народные песни. Одна из них посвящена толоке.

Яна Потапенко, младший научный сотрудник Белорусского государственного музея народной архитектуры и быта:
Талака – гэта быў такі звычай калектыўнай узаемадапамогі. Людзі збіраліся ўсёй вёскай, грамадой, сваякі, знаёмыя, суседзі, і рабілі працу, якая была неабходна.

В яблоневом саду при музее теперь 52 дерева. Среди сортов – знакомые с детства антоновка и белый налив. Не вишневый сад Чехова, но тоже заявка на классику.

Loading...


Он хочет доказать, что первые скейты в СССР создали белорусы. Мужчина основал необычный музей, и вот что там есть



Ему было 13 лет и очень хотелось приобрести велосипед. Однако бабушка Глеба задала другое направление, неожиданно подарив на праздник скейтборд. Этот подарок и проложил нашему герою путь в мир экстрима, сообщили в программе «Минск и минчане» на СТВ.

Глеб Бенциовский, создатель музея скейтбордов:
В результате того, что я сам, катая с 1988 года, видел, как меняются поколения, как меняется отношение к скейтбордингу, как оно трансформируется. И для того чтобы сохранить ту историю, передать молодым поколениям интерес к скейтбордингу, тот, который испытывали мы, первая идея была собрать воедино все скейты Советского Союза, на которых катались я и мои друзья.

Вот так в далеком 2005-м зародилась идея создания скейт-музея. Изначально вся уникальная коллекция умещалась дома. Но увлечение стремительно набирало обороты и оказалось гораздо масштабнее, чем ожидалось.

Глеб Бенциовский:
Помимо скейтов появились различные документы, материалы, которые характеризовали советский скейтбординг. После того как я понял масштаб и объемы советского скейтбординга, пришло понимание, что несмотря на то, что эта страна была за закрытым занавесом, без истории мирового скейтбординга не мог появиться советский скейтбординг. И этот снежный ком дорос до того, что в данный момент в экспозиции представлено более 700 экспонатов, которые разделены на семь тематических разделов.

Благодаря ревизии чердаков и гаражей, а также обмена с европейскими музеями, экспонатов с каждым днем становилось все больше. Здесь вся история мирового скейтбординга – от первых самодельных моделей до выпущенных в промышленном масштабе.

Глеб Бенциовский:
По многим параметрам Бразилия смело может считаться родиной скейтбординга. Основной раздел по истории в Советском Союзе, с которого, собственно, и начался музей.

Музей содержит в себе и арт-объекты, созданные творческими людьми. Выполнив свою миссию, скейты получили вторую жизнь – уже в качестве произведений искусства. Самая первая доска нашего героя осталась на Кавказе – это юг Советского Союза. Однако второй скейт все же украшает стены музея, на нем Глеб немало времени провел в Раубичах.

Глеб Бенциовский:
Каждый скейтборд ценен. Это отдельно взятая история отдельно взятого человека и отдельно взятого скейта. А историю невозможно купить ни за какие деньги.

Коллекции экспонировались в России, Испании, Латвии и Бразилии. Это уникальный музей контрастов, который рассказывает историю нескольких поколений. Модели из далекого СССР и модные тренды нынешней эпохи. Несомненно, в отличие от тех пионеров советского скейтбординга, у современных скейтеров гораздо больше способов овладеть мастерством.

Глеб Бенциовский:
Учился я кататься так же, как и все те, кто не имел информации о том, как этим правильно заниматься: через метод проб и ошибок. Вначале катался на четырех точках опоры, потом на трех точках, потом встал на ноги, прокатился. Первый раз упал и понял, что все это отлично и замечательно.

Это пространство – живая история мирового и отечественного скейтбординга. Среди экспонатов нет ни единой реплики. Расположены они в хронологическом порядке: с 1950-х годов и до нынешнего дня. Давайте вместе попробуем погрузиться в субкультуру и проникнуться историей скейтбординга.

Глеб Бенциовский:
В 1979 году в маленьком городе Выру в Эстонии на заводе газоанализаторов был выпущен первый советский скейтборд, назывался он «Rula».

Именно с 1979 года историю советского скейтбординга можно считать официально открытой. Всего по Союзу выпускали скейтборды около 20 предприятий.

Глеб Бенциовский:
Были, например, такие вот чудеса, которые тоже по техническим условиям являлись скейтбордами, но на практике катать на них было достаточно сложно.

В 1985-м скейтбординг был признан видом спорта третьей категории в дисциплине слалом.

Глеб Бенциовский:
После нескольких лет проведения неофициальных соревнований по Союзу стали проводиться официальные чемпионаты, кубки и так далее. Соревнования проводились даже в Казахстане, на высокогорном стадионе Медеу, который до сих пор является самыми высокогорными соревнованиями по скейтбордингу, так как каток Медеу находится на высоте 1 630 метров над уровнем моря. И пока еще никто не проводил соревнования на такой высоте.

У нашего героя Глеба тоже есть опыт участия в таких соревнованиях.

Глеб Бенциовский:
Впечатлений очень много. Соревнования по скейтбордингу как в те времена, так и современные, принципиально отличаются от других соревнований по академическим видам спорта. Потому что в скейтборде райдеры не являются какими-то кровными соперниками и так далее это в первую очередь друзья, объединенные любовью к одному любимому делу, которые просто в один прекрасный день в одном прекрасном месте решили собраться и узнать, кто лучше на сегодняшний момент.

Тенденции в мировом скейтбординге меняются из года в год. Давайте узнаем, как обстоят дела у белорусов.

Глеб Бенциовский:
Сейчас мы с вами находимся в так называемом белорусском корнере это скейты-артефакты, которые иллюстрируют все то, что происходило на территории Белорусской ССР. Скейты производились на нескольких заводах это были заводы в Пинске. Скейты там начали выпускаться первыми в Белорусской ССР, и я надеюсь, что я капну архивы и докажу, что, возможно, это были первые скейты, которые выпускались и в Союзе.

Вам точно понравится это место. Здесь можно с ветерком прокатится на знаменитом советском скейте «Лидер» – обычно это вызывает шквал положительных эмоций, особенного у младшего поколения. Кроме того, наш герой всегда рад встретить команду единомышленников, чтобы с огромным энтузиазмом поделиться накопленными знаниями. И что немаловажно – эти экскурсии носят исключительно авторский характер. Также частью «Скейт-музея СССР» стали и объемные фото- и видеоархивы, любезно предоставленные советскими скейтерами из разных уголков Союза. Можно вместе с создателем пространства придумать и любую коллаборацию: например, тематическую вечеринку. Скейтбординг – спорт для экстремалов. Но даже если вы себя к ним не относите, то поверьте: тут будет чем заняться.