Зарплату ни разу не получил, все отправлял тем, кто просил о помощи. Нехрестоматийные подробности из жизни Якуба Коласа

03.11.2019 - 21:59

В одной из серий проекта «Я шагаю по стране» внуки Коласа вспоминают неизвестные эпизоды из жизни народного поэта.

Юрий Мицкевич, внучатый племянник Якуба Коласа:
У Коласа вельмі моцна балелі рукі. Ён нават ручку не мог добра трымаць у руках. 26 разоў запаленнем лёгкіх Колас перахварэў за сваё жыццё.

Недзе ён дачуўся, што трэба з роднай зямлі, адкуль ты родам, набраць гразі чорнай з балота, яе нагрэць і там парыць рукі, тады паможа. Ну, заехалі на балота, машына тая ўгрузла. Взялі каня, і Колас, я як цяпер бачу тую карцінку, узяў лейцы ў рукі, пахлопаў каня па спіне і сказаў: «Но, малы!» І конь лёгенька вяцягнуў гэты ЗІМ.

Мария Мицкевич, внучка Якуба Коласа:
Калі ён працаваў, не трэба было перашкаджаць. Але ў хаце ён быў заўсёды лагодны, добразычлівы і вельмі працавіты.

Мы ведаем, што раніцай ён любіў выйсці папілаваць дровы. Аднойчы прышоў карэспандэнт, каб узяць інтэрв'ю, і кажа: «Над чым вы зараз працуеце?». Ён кажа: «А што, вы не бачыце? Дровы пілую».

Уже будучи Народным поэтом и депутатом Верховного совета, Колас старался наладить быт родной деревне: помогал провести газ, построить школу. Ему писали со всех концов страны.

Зарплату вице-президента Академии наук писатель ни разу так и не получил – все отправлял почтовыми переводами тем, кто просил о помощи.

Юрий Мицкевич:
Ён быў чалавек ашчадны – сялянская закваска. Ведаў цану кожнай рэчы, но ён нікому не адмаўляў у дапамозе. Дзядзька з Магілёўшчыны, зусім чужы чалавек, піша ліст Коласу, што конь адвязаўся і з кручы зваліўся ў Дняпро і ўтапіўся. І з яго спаганяюць 7 тысяч рублёў на тыя грошы. «А ў мяне 7 дзяцей, дапамажыце, дзядька Якуб!». Колас пасылае незнаёмаму чалавеку 7 тысяч.

«Говорил, не жалей и езди!» Как распорядились подаренными «Эмками» Колас и Купала?

Подробности – в видеоматериале

Loading...


«Всю жизнь мечтала вышивать». Творчеством этой минчанки восхищаются многие



Валентина Рябикова – разносторонне одаренная личность. Она родилась в деревеньке в Минской области. Известна широкому кругу любителей поэзии и прикладного искусства. Картины, портреты, иконы – все это можно увидеть на ее выставках. И не только. По примеру бабушки и мамы, наша героиня еще в раннем возрасте занялась рукоделием. Собрала целую коллекцию и представила музею реликвии, объединившие несколько поколений, рассказали в программе «Минск и минчане» на СТВ.

Валентина Рябикова, рукодельница, поэтесса:
Мой милый домик в центре Минска, здесь я живу и здесь прописка, в доме квартир всего 12, до потолка аж 3,15. И расстраиваться не повод – зачем нам тот мусоропровод? Нам хочется достойно жить, а мусор будем выносить. А здесь, на этой скамеечке, я летом вышиваю, когда тепло.

Валентина Рябикова:
Всю жизнь, пока работала, мечтала вышивать. И, наконец, когда ушла на пенсию, мне подарила девочка «Христос Воскрес», наборчик такой.

Вышитую икону отнесла в церковь, освятила и поставила в рамочку. Теперь, глядя на нее, день за днем творит чудеса и не расстается с творчеством.

Валентина Рябикова:
Первое время я больше шила, в те времена тетя моя, мамина сестра, работала главным бухгалтером поезда, и вот когда приезжала в отпуск, привозила два чемодана отрезов. Я обшивала всех вот этими нарядами. 

Самыми памятными для Валентины Николаевны стали наряды, сшитые матерью. 

Валентина Рябикова:
Два платья на той вешалке, которые мама еще после войны сшила. Во время войны у нас была мамина тетя в плену в Германии. В какой-то семье жила, ее научили там измерять сантиметром, мерку снимать и без выкройки рассчитывать как-то и чертить на ткани. И тетя, когда вернулась из Германии, привезла с собой немецкую машину швейную, мама себе купила. И тетя маму научила шить.

Так из поколения в поколение передавался опыт и прививалась любовь к ткачеству и шитью. В 70-90-е годы Валентина Николаевна шила одежду, затем увлеклась иконами: делала именные (с подписью) и дарила их близким на праздники. А в 1991-м году познакомилась с творчеством Нила Гилевича и начала писать стихи.

Валентина Рябикова:
Ходили на встречи в Доме дружбы и в кинотеатре «Киев», был там зал такой, там приглашали школьников, и мы вместе выступали, он свои стихи читал, я свои картины там тоже выставляла, возила. А потом получилось так, что вот именно его книжки купила две. И потом меня вот именно вдохновила манера, как он пишет.

Нашей героине немало лет, но в памяти до сих пор остались строки, вдохновившие в далекие девяностые. 

Валентина Рябикова:
Про Кузьму стихотворение: а быў Кузьма дзяцёк што дуб, высокі, дужы зграбны. Як шоў аплечы, хмарай чуб, і бас як звон прывабны. А вось не выпала Кузьме заслужанае шчасце, гарчэй зрабілася яму за горкі яблык Насці. Як уступалі ў шлюб яны, так думаў: Божа, мілы. Кахання хопіць да труны, а ласкі да магілы. Але ж не прайшло і трох гадоў, не стала згоды ў пары, як водар з квецені садоў развеяліся чары.

Свой первый стих Валентина Николаевна посвятила отцу. На страницах сборника опубликовано семейное фото: такой же снимок отец Валентины подписал своему брату 29 сентября 1949 года, а уже в ноябре его, к сожалению, не стало. 

Валентина Рябикова:
Мне сестра отдала эту фотографию. Это подпись в моем первом сборнике стихов. А потом маме еще написала: «Матуля, родная мая, цябе штодня я ўспамінаю, якой лагоднаю была». Ее в Москву на выставку возили, как ее в райком приглашали депутатом, выбирали каждый год. Есть такое стихотворение. У меня оно уже отдельно напечатано, где белорусские стихи. 

Она часто выступала на поэтических вечерах, ее лирику с наслаждением читают и слушают многие. Стихи печатались в районных газетах, а также включены в различные сборники, в том числе в издание литературного кружка «ЛитЭра» Центральной библиотеки имени Янки Купалы.

Валентина Рябикова:
Всегда, когда выступаю на каких мероприятиях, ко мне подбегают женщины и просят: а где можно взять? И я когда шла на выступления, я ксерила стопку этих стихов и дарила им.

На выставке можно увидеть редкие изделия, сохранившиеся еще со времен прадедов. 

Валентина Рябикова:
Эта скатерть у меня как реликвия от моего рода, от прабабки Меланьи. Когда я делаю выставки, всегда она присутствовала как главный раритет. Когда бабка собиралась замуж выходить, она соткала скатерть эту.

Здесь хранятся истоки белорусской культуры. Около трехсот экспонатов, выполненных в традиционных народных техниках.

Лидия Маркович, заведующая филиалом музея Лошицкой усадьбы:
Все эти экспонаты делали люди своими руками. И поэтому в каждом заключена своя история, своя человеческая память о какой-то эпохе. Пытаются отвечать на вопрос: как застилали, как украшали, как вышивали, а это как раз таки конец 40-х – 50-е годы, когда люди возвращаются с войны, когда своего рода такая получается психологическая реабилитация, которой послужило такое рукоделие. И тут многие предметы с 50-х годов. На выставке представлены работы разных рукодельниц, но с одного региона. Сегодня, как оказалось, даже большой труд и найти это в нужном большом количестве, у кого-то что-то единично остается, либо кто-то только вспоминает, как это было, а кто-то в принципе не ценит, так оно тоже уходит, а у кого-то интерес к этому растет. То есть вот и значение этой выставки, у каждой дорожки, у каждой скатерти тоже будет своя история. Здесь есть болгарский крест, то есть сегодня уже немногие будут знать, что это. Есть одна работа в технике ассизи (итальянская техника).

Скатерти из 90-х, редкие старинные изделия и особые житейские строки Валентина Николаевна бережно хранит вместе с теплыми воспоминаниями из детства. Самая душевная выставка «Из века в век» во флигеле Лошицкой усадьбы познакомит вас ближе не только с ее творчеством, но и расскажет о красивых старинных традициях и обрядах. Так что спешите изучать историю из первых уст.