Мужчина угрожал взорвать библиотеку Конгресса, чтобы поговорить с Байденом о ситуации в Афганистане

20.08.2021 - 11:47

Новости США. В США задержали мужчину, угрожавшего взорвать библиотеку Конгресса, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. 

Он приехал в правительственный квартал на грузовике и сообщил, что машина заминирована, а детонатор чувствителен к звуку и сработает при любой попытке открыть дверь. Он потребовал соединить его по телефону с Байденом, чтобы обсудить провал США в Афганистане. 

Полиция оцепила квартал и эвакуировала людей из Верховного суда и Капитолия. После осмотра грузовика выяснилось, что никакой взрывчатки в нем не было.

Люди в материале: Джо Байден
Loading...


«Есть и дети, есть и люди 50+». Кто чаще всего отправляет сообщения о лжеминировании?



Новости Беларуси. В студии программы «Постскриптум» Наталья Сахарчук, начальник управления информации и общественных связей МВД Беларуси, и Андрей Ковалев, начальник главного управления по противодействию киберпреступности криминальной милиции МВД Беларуси.  

Юлия Бешанова, СТВ:  
Сегодня мы будем говорить, к сожалению, об актуальной теме, с которой все мы сейчас знакомы. Все чаще стали поступать в различные учреждения сообщения о минировании. Насколько для Беларуси эта проблема актуальна и только ли Беларусь сталкивается с такой проблемой? Знакомы ли ваши коллеги из других стран с этой проблемой тоже?  

Лжеминирования сейчас набирают оборот, с каждым годом их количество растет  

Наталья Сахарчук, начальник управления информации и общественных связей МВД Беларуси:  
Эта проблема актуальна не только для нашей страны – для наших близлежащих соседей, в том числе для стран Евросоюза. Хотелось бы отметить, что лжеминирования (или, как мы по-другому говорим, сообщения об опасности) на сегодняшний момент набирают оборот.  

Немного статистики, чтобы было понятно. Если раньше такие сообщения были, скажем так, единичные фактически, то с каждым годом они растут в геометрической прогрессии в прямом смысле слова. За прошлый год таких сообщений было более 1 600 – это достаточно много.  

«Порядка 25 тысяч долларов». Во что обошлась шутка о «минировании» самолета? Читайте здесь.  

Юлия Бешанова:  
А сколько из них подтверждается?  

Наталья Сахарчук:  
Это очень кропотливая работа, но фактически они не подтверждаются. Хотелось бы отметить, что лица, которые непосредственно присылают эти сообщения, находятся. Поэтому необходимо думать головой, прежде чем присылать такое лжесообщение. Далеко за примерами ходить не надо – они буквально на поверхности у нас. Хотелось бы отметить, что сегодня идет трансформация. Если раньше это были, как правило, телефонные звонки, в том числе с домашних стационарных телефонов, то сейчас такое сообщение присылается на электронную почту.  

Юлия Бешанова:  
Кто чаще всего отправляет такие сообщения? Попадались ли дети, которые в виде детской шалости отправили сообщение?  

«Есть и дети, есть и люди 50+». Кто чаще всего отправляет сообщения о лжеминировании?  

Наталья Сахарчук:  
Невозможно вывести портрет конкретного человека, который посылает эти сообщения. Здесь есть и дети, есть и люди 50+. Вот, студент, которому 21 год. Я с ним поговорила (подробнее здесь). Говорю: зачем это было сделано, для чего? Он был в такой прострации: я решил пошутить. Получается, эта шутка стоит ему теперь несколько лет жизни, теперь у него за плечами уголовная ответственность.  

12-летний школьник сообщил о минировании, чтобы не писать контрольную. Какую ответственность несут родители?  

Наталья Сахарчук:  
Есть и дети. Живой пример – ребенок (ему было 12 лет) с домашнего телефона позвонил в милицию и сообщил о том, что одна из школ одной из областей заминирована. Сразу же незамедлительно…  

Вообще, все, что касается детей, происходит всегда эвакуация детей. Даже если потом не подтверждается, задействуется огромное количество людей, спецслужб, потому что мы прекрасно понимаем: дети – это наше все.  

Он позвонил, он не захотел идти писать контрольную работу. Выехали все службы, эвакуировали, детей вывели. Естественно, его вычислили очень быстро.  

Юлия Бешанова:  
Контрольную он, конечно, не написал.  

Наталья Сахарчук:  
Нет, контрольную никто не написал в тот день. Самое страшное – для родителей, когда раздается телефонный звонок из школы… Я даже скажу, был опыт моей подруги, когда в День учителя в Брестской области почти из 300 было 168 сообщений о минировании. В основном это были учреждения образования. Она говорит: поверьте, это очень страшно, когда тебе набирает преподаватель и говорят в трубку: «Давайте быстрей приезжайте, у нас заминирована школа». Люди бросают все. Понятно, мы с вами тоже мамы, прекрасно понимаем, что ребенок твой в опасности. Ты туда летишь сломя голову и думаешь: Господи, хоть бы ничего не произошло.  

Люди об этом не думают, что, помимо того что это психологическая травма и для ребенка, и для родителей, это огромное количество денежных средств, которые задействуются при проведении этой операции.  

Юлия Бешанова:  
Можно примерно посчитать, в какую сумму обходится такой выезд полной бригады с техникой, которая это все проверяет? О каких деньгах идет речь?  

Наталья Сахарчук:  
Здесь необходимо работу проводить не только нам с вами, потому что понятно, говорят – правоохранители, в учреждениях образования… Здесь необходимо еще проводить работу и с родителями, и родителей с детьми. Почему? Потому что если ребенку 12 лет (если мы берем конкретный пример), он не попадает под уголовную ответственность – уголовная ответственность наступает с 14 лет. Получается, что за него ответственность несут родители. Родители будут полностью возмещать экономические затраты, которые получились в результате этой эвакуации из школы. А суммы будут варьироваться, конкретную сумму никто не может сказать.  

Давайте на конкретном примере расскажем, сколько стоил родителям разворот самолета (читайте далее).  

«Профилактики не бывает много». Как поговорить с ребенком об опасности лжеминирования?  

Наталья Сахарчук:  
Для того чтобы таких ситуаций не происходило, вот сейчас мы конкретно берем именно детей, необходимо, чтобы больше всего работали родители, которые рассказывали бы, во-первых, что это недопустимо, к чему может привести такой звонок об «опасности».  

Юлия Бешанова:  
Мне кажется, у большей части родителей даже не возникнет мысли рассказать ребенку, что нельзя звонить и «минировать». Ведь это очевидно.  

Наталья Сахарчук:  
Это очевидно, но дело в том, что на сегодняшний момент такие факты есть, они не единичны, и о них нужно говорить, чтобы в первую очередь работать на профилактику. Чтобы даже благодаря вам, вашей передаче, наши телезрители посмотрели и подумали: ну, конечно же, лучше предупредить сына, сказать: не сделай так. Потому что профилактики не бывает много, ее нужно максимально внедрять – через родителей, через нас, через вас, через преподавателей. Люди должны понимать, что за любым уголовно наказуемым деянием последует ответственность. И понесет эту ответственность сам человек, который достиг возраста, либо его родители. Плюс играет очень большую роль психологический момент в отношении тех людей, которые находятся в якобы заминированном здании. Точно так же как «минируют» торговые центры, инфраструктуру, в том числе и правоохранительных органов здания. Я думаю, что здесь нет никакого секрета – поступают сообщения о «минировании» всего, чего можно.  

Самое страшное, когда приходит сообщение о лжеминировании учреждения здравоохранения. Эта шутка может стоить жизни  

Наталья Сахарчук:  
Самое страшное, здесь нужно подумать людям, которые, я надеюсь, нас увидят, и если у них вдруг было такое желание, они просто обратят внимание на то, что я сейчас скажу. Самое страшное, когда приходит сообщение о лжеминировании учреждения здравоохранения, особенно если это, не дай бог, больница, где лежат люди, которых нельзя эвакуировать. Конечно, если люди лежат под ИВЛ, в реанимации, если проходит операция, то нужно думать мозгами (извините за прямоту), что вот эта шалость, шутка может стоить жизни другим людям, которым в этот момент оказывается медицинская квалифицированная помощь.  

Юлия Бешанова:  
Такие сообщения тоже бывают?  

Наталья Сахарчук:  
Слава богу, у нас не было сообщений.  

Андрей Ковалев, начальник главного управления по противодействию киберпреступности криминальной милиции МВД Беларуси:  
Похожие были. Это не касалось реанимации, конкретно по объектам здравоохранения были.  

Наталья Сахарчук:  
Поэтому мы сегодня акцентируем внимание, что этого делать нельзя.  

Что делать, если вы оказались в здании, которое «заминировали»?  

Наталья Сахарчук:  
Самое главное – без паники, потому что паника может породить любое ЧП, в том числе и давку людей. Поэтому очень осторожно взяли себя, если вы с ребенком, взяли его за руку, и тихонечко идем на выход. Не надо делать резких телодвижений, очень аккуратно. Здесь отсутствие паники – самый главный совет.  

Мужчина «заминировал» свой завод, чтобы не идти на работу. Чем закончилась эта история?  

Наталья Сахарчук:  
Это очень ошибочное мнение. Интернет интернетом, но всем равно у нас есть факты, когда люди по-прежнему берут телефонную трубку, звонят и говорят.  

Далеко за примером не буду ходить. Мужчина, 60 лет – солидный уже возраст, хорошо все понимает. Но алкоголь, к сожалению, делает свое дело. Он не захотел выходить, причем на стратегический объект в стране – один из заводов, и раздался телефонный звонок в дежурную часть. Он сообщил очень уставшим голосом: «А вы знаете, а завод заминирован». Естественно, проводились все эвакуационные мероприятия, задействовалось огромное количество людей.  

Юлия Бешанова:  
С домашнего телефона?  

Наталья Сахарчук:  
Абсолютно верно. Буквально через час к нему постучались в дверь и сказали: здравствуйте! Мужчина находился в состоянии алкогольного опьянения. Он являлся работником этого завода. И он сказал, что он просто не хотел выходить на работу. Вот такая ненормальная шутка стоила очень больших затрат.  

Ваши глупые поступки могут привести к трагедии  

Наталья Сахарчук:  
Они совершенствуются, но и мы совершенствуемся. Поэтому в любом случае наши уважаемые коллеги находят, наказывают. Никто не отменял в этой жизни человеческий фактор. Всегда нужно в любой ситуации оставаться человеком и помнить о том, что ваши глупые поступки могут привести в прямом смысле и к трагедии. Поэтому прежде чем в следующий раз взять трубку, позвонить и сообщить о лжеминировании или отправить сообщение на электронную почту, вы подумайте, что может быть когда-нибудь это к вам вернется бумерангом, и кто-то в отношении вас может точно такую же сыграть злую шутку, и последствия могут быть совершенно иными.  

«Как только у вас запрашивают персональные данные, это должен быть такой щелчок»  

Наталья Сахарчук:  
В отношении меня было три таких атаки, причем непосредственно на телефонный номер, потом на Viber, а потом еще на один мессенджер. Раздается телефонный звонок – идет красивый «развод», психологическое воздействие очень серьезное. Но когда ты уже готов и знаешь, что никто кроме тебя не должен знать твои персональные данные. Поверьте мне, когда вам человек набирает и говорит, что «я из службы безопасности вашего банка, у вас атака, у вас с карточки снимаются деньги». Это красивый «развод» в прямом смысле слова. В панике говоришь: «Боже, моя карточка, мои деньги!» Потом говорят: но для этого скажите, пожалуйста, свой персональный номер. Все, как только у вас запрашивают персональные данные, это должен быть такой щелчок. Запомните: в банках есть ваши персональные данные. У сотрудников милиции, если типа они звонят, должны быть. У нас тоже есть ваши персональные данные. Поэтому персональные данные – самое золотое правило – должны остаться под замком. Ни в коем случае ни при каких условиях никому нельзя их передавать.  

Юлия Бешанова:  
Я очень надеюсь, что наша сегодняшняя программа убережет кого-то от необдуманных поступков.