О чём два месяца молчал Воскресенский. Что говорил Лукашенко Бабарико в СИЗО?

19.12.2020 - 19:39

Новости Беларуси. В гостях программы СТВ «Азаренок. Тайные пружины политики – 2020» политолог Юрий Воскресенский.

Григорий Азаренок, корреспондент:
История, которую обсуждают уже несколько месяцев – тот приход Александра Лукашенко в СИЗО КГБ. Уже много об этом говорилось. Может быть, есть какие-то новые подробности, которые вы бы хотели раскрыть?

Юрий Воскресенский, политолог:
Мне не хотелось бы быть монополистом и все эти подробности брать на себя. Но, в частности, одна из подробностей – когда член президиума Координационного совета давала интервью, она сказала, дескать, Виктору Бабарико ставили какие-то условия. Поэтому я позволил себе раскрыть эти условия.

То есть когда Виктор спросил: «Так а что со мной?» Александра Григорьевича, Президент сказал: «А с тобой все просто. Я не хочу, чтобы ты сидел, поэтому верни деньги украденные и не будешь сидеть». На что Виктор Дмитриевич говорит, что: «У вас информация не соответствует действительности, я ничего не присваивал». На что Президент сказал: «Ну, тогда будет открытый суд, и все увидят, кто что присваивал». Если это можно назвать условиями, возможно, это условия последующего помилования в случае, если вина того или иного человека будет доказана.

Этот момент интересный был, потому что со стороны коллег из КС, из оппозиции звучало, дескать, какие-то выставлены условия. Там такие большие фигуры, что они были интересны и власть их боялась, поэтому предлагала условия. Нет, Президент пришел по-человечески просто познакомиться со своими оппонентами.

Григорий Азаренок:
При этом все, кто там был, те, кто уже комментировал, давал интервью, не знали, что произойдет, кто приедет. Тем не менее, от лица жодинской сиделицы Марии Колесниковой было рассказано, что ей предложили и она гордо отказалась. Такое могло быть?

Юрий Воскресенский:
Исключено, это набивка цены. Если об этом не знали ни Бабарико, ни Тихановский, ни другие наши коллеги, как об этом могли знать жодинские или окрестинские, или володарские сидельцы? Это исключено. Об этом даже не знали конвоиры, которые привезли нас на встречу. Даже они были шокированы.

Loading...


Лазуткин: что мы можем показать? То, что делает Путин. Он показывает, сколько бы вы ни продали туда оружия, у нас есть ракеты



Новости Беларуси. Григорий Азаренок и Андрей Лазуткин в программе Новости «24 часа» на СТВ рассуждают о том, к какой черте сейчас Запад подвел человечество и как может развиваться логика событий. Смотрите программу «Тайные пружины политики 2.0».

Азаренок: ляхи все нагнетают. Якобы кто-то обстрелял из пневматики какие-то светильники. Не устраивает их затишье на границе. Читайте здесь.  

Григорий Азаренок, СТВ:
После опубликованных фрагментов интервью Александра Лукашенко Дмитрию Киселеву очень много мнений, суждений, истерики, особенно у наших западных врагов, как мы сейчас уже называем, их обслуг информационных в лицах наших змагаров. Что для тебя главное?

«Если у нас будут дополнительно развернуты российские подразделения, это все сильно усложняет их жизнь»

Андрей Лазуткин:
Если мы посмотрим на Восточную Европу, это Словакия, Чехия, Венгрия, Румыния, та же Польша, то есть все они имеют противоракетные установки. Что там будет, в этих ПРО – ну, это может быть обычное оружие, а может быть какое-то ядерное, необычное. То есть это невозможно проконтролировать. И в Польшу еще дополнительно поставят то оружие, которое сегодня стоит в Германии. А что это означает? Ну когда-то давно, лет 40 назад, мы уже имели похожую ситуацию в Европе, то есть тогда в Германии Западной стояли «Першинг 2», ракеты американские, а наши поставили в ГДР и в Чехословакию, по-моему, наши ракеты аналогичного типа. И это означало уже прямое соприкосновение, то есть это ракеты малой, средней дальности. Они позволяют быстро нанести превентивный удар и сразу же ответный удар. 1983 год – это было, по сути, повторение того же кризиса, потому что американцы наращивали ядерное присутствие в Европе. И здесь уже начинается удар стенка на стенку, то есть у кого этих ракет будет больше, тот, по сути дела, на первом этапе имеет преимущество, когда идет обмен ударами. Ну, чем это все опасно? Чем ближе соприкосновение этих двух ракет, тем гарантированнее начнется мировая война, если начнется один удар или будет ответный удар. И, допустим, имеет ли значение, какое здесь будет вооружение? Конечно, имеет, потому что удар наносится не только по группировкам войск или по центрам принятия решения в НАТО. Нет, оно наносится еще и по портам. Потому что порты используются для переброски американских войск сюда. А где все у нас порты? Все под боком.

Григорий Азаренок:
Прибалтика, Украина.

Андрей Лазуткин:
У наших друзей, и в Украине, и в Прибалтике, и в Польше, где тоже есть порты. Это все просто бальзам на душу. Если у нас будут дополнительно российские развернуты подразделения, это все сильно усложняет их жизнь. Но могла ли такая ситуация быть 4-5 лет назад? Сегодня мы, в принципе, подошли к этой черте, о которой, кстати, говорил Путин, потому что американцы начали выходить из договора о сокращении ракет еще в 2018 году. Трамп сказал, что мы не будем его подписывать и ни в какой форме даже не старался вести какие-то переговоры. А если вы выходите из договора, значит, ваша задача – нарастить эти ракеты. И получилось так, что, возможно, сегодня из Германии их выведут, но все, что они выведут, они поставят в Словакии, в Польше, в Чехии, в Венгрии. Может быть, и в Украине. То есть, по сути дела, они наращивают то, что они имели еще в 1970-х годах.

Григорий Азаренок:
Неужели американцы не услышали в свое время Путина, который сказал, что в случае войны мы не по Варшаве будем бить, а ракеты полетят на Вашингтон и Лондон, и Брюссель, на центры принятия решений.

Андрей Лазуткин:
Это очень важное заявление. Потому что если вы были в Европе или жили там какое-то время, или общались с европейцами, то должны понимать, что как раз люди нашего бывшего соцлагеря, та же, неважно, Венгрия, Польша, Румыния какая-нибудь, Чехия – они считаются странами второго сорта. То есть европейцы из Старой Европы воспринимают их как нахлебников, халявщиков. И дотации там, конечно, идут из остальной Европы в эти страны. Но, понимаете, их не особо жалко. Даже Прибалтику, в которую деньги не вкладывают. Это такой реально театр военных действий возможных. То есть если начнется соприкосновение какое-то боевое, то Европа потеряет максимум своей инфраструктуры именно в этом регионе, который, по сути, и так депрессивный. Ну возьмите какую-нибудь Румынию, там своих проблем просто по горло. Или ту же Прибалтику. Американцам, с их точки зрения, это вообще прекрасная стратегия. Мы здесь размещаем войска, в этой буферной зоне. Есть еще Беларусь, которую ни капли не жалко.

Григорий Азаренок:
Они вопят об агрессии, закрывают потоки.

«Есть попытка сформировать общественное мнение против нас»

Андрей Лазуткин:
А еще есть Украина, где эти процессы уже начинают отрабатывать, куда уже подгоняют американскую технику, где уже базируются британские эсминцы и прочее. Получается, что наш регион – ему реально отведена площадка этих боевых действий. И Путин, когда говорит, что удар будет не здесь основной нанесен, нанесен по Штатам и по Великобритании, это говорит о том, что он тоже это все прекрасно просчитывает и видит, чьими руками нагнетается здесь обстановка. Даже если это не будет какая-то ядерная война полноценная, то даже локальный конфликт по типу Югославии – это все создаст огромные проблемы. Это разорвет связи Германии и России, которые только-только наладили с этим «Северным потоком». Это отбросит Европу сильно назад, уже не говоря о нас, если по нам придутся какие-то масштабные удары, боевые действия. Если вы, например, такую кашу завариваете, то необязательно доводить ее до конца. Но надо годами держать людей в таком напряжении, что вот завтра, послезавтра может это случиться. И это тоже давит на психику, это тоже вызывает недовольство. Потому что когда такая же ситуация была в Германии, в ФРГ, в Западной, в 70-е годы, там было мощное антивоенное движение спровоцировано этими ракетами американскими. Их туда поставили. Люди говорят: зачем нам эти ракеты? Мы не хотим войны с Советским Союзом. А, по сути дела, американцы нас все время пытались столкнуть лбами, потому что тогда с Европой были отношения не самые плохие, мы с ними торговали, продавали нефть, газ, технологии.

Григорий Азаренок:
«Ямал – Европа», это же все…

Андрей Лазуткин:
Американцы старались все эти газопроводы, связи торговые максимально порушить, порвать. А что здесь самое удобное? Как и сейчас. Это некая военная угроза, мнимая зачастую, как с этой Украиной. Потому что нам уже рассказывают целый год, что вот это все подготовка к нападению, эти иракцы, это тоже путинский план и прочее. То есть есть попытка сформировать общественное мнение против нас. И в случае даже необязательно полноценной войны, но по крайней мере столкновений каких-то локальных. Население уже будет готово. Понятно, это же агрессия, вот они к этому готовились пару лет.

Григорий Азаренок:
Ну и сейчас. Они какие-то провокации придумывают. Какой-то бред. Из пневматики по каким-то фонарям польским якобы кто-то стрелял. То есть полная ахинея. Вот в 80-е годы, когда лоб в лоб стали, закончилось это разрядкой, конвергенцией так называемой, во время которой очень многих наших, особенно представителей спецслужб, вербовали. И фактически, по-моему, даже Яковлев признавался, что это был ключевой момент, когда американцы внедрились в советские круги. Может быть, и сейчас у них такой расчет? Довести ситуацию накала до максимума и на их условиях потом начать какие-либо разговоры о деэскалации, внедряя опять же свои интересы.

«Если вы будете вооружать Европу дальше, нам не остается никакого выхода, как размещать у себя новые ракетные установки»

Андрей Лазуткин:
Я думаю, у них и сейчас там есть свои люди, свои каналы получения информации. И просто они сейчас, может, не на виду, те, с кем они работают. Если брать ту ситуацию, там основной был удар в плане экономики нанесен. Допустим, построить одну атомную лодку, которая несет ракеты, – все равно что построить средней величины город. И, представьте, в Советском Союзе закладывали 18-19 лодок такого типа как раз в те годы, это огромные деньги. Посмотрите, они были потрачены, лодки были построены, а потом при Горбачеве эти же лодки начали резать на металл. То есть это просто выброшенные деньги в никуда. Кстати, американцы свои лодки не порезали. Они там что-то модернизировали, что-то утилизировали, но это все сохранено. А что такое разоружение? К вам приезжают американские советники. На всех этапах – от вашей шахты, засекреченной ранее, до Москвы – идет полный контроль. Что у вас тут есть? Что вы делаете? Как вы будете это утилизировать? Покажите, как вы снимаете боеголовки. Здесь спокойно себе жили американцы, наблюдали, где находились ракетные шахты, как происходит это разоружение. То есть все наши секреты, все, что тогда было, все не то что утекло, открыли шлюз, и это все хлынуло потоком туда. Все было видно, все было понятно. И уже тогда был нанесен страшный удар по паритету военному. Но что происходит дальше? Все развалилось, да. И у России начнется дружба с Западом, просто взасос, такая любовь, что не с чем сравнить. Но что нам говорит Путин совсем недавно? Посмотрите, НАТО в это же время начинает расширяться на восток, хотя у нас дружба какая-то. Ельцин был вообще лучшим президентом для них из возможных. Но в это же время идет подготовка к расширению блока на восточных рубежах. То есть они могли этого не делать, если они действительно считали: ну все, угрозы никакой. Вот 2021-й, когда у нас идет уже реально вопрос нанесения превентивного ядерного удара. То есть вот это политика, как она есть, когда все ходы считаются не на год, на два, а сразу лет на 20. И наше счастье, что Президент эти все ходы более-менее помнит, видел. И то же самое, кстати, сделал Путин в свое время.

Григорий Азаренок:
Какое возможно развитие этой ситуации? Деэскалация будет вообще или полякам нравится и всем остальным американским шавкам просто быть мишенью и наводить удары на себя?

Андрей Лазуткин:
Там нет категорий – нравится им быть шавками, как вы говорите, или не нравится. То есть их задача – заработать деньги, желательно на нас. Представьте, что вы продаете оружие. Вот как продать много оружия кому-то? Надо создать спрос на это оружие, то есть убедить всех, что завтра, послезавтра война с ужасным противником, который уже имеет ядерное оружие. Поэтому срочно покупайте американские танки, американское ПРО, американские боеголовки, американские Javelin и прочее. Украина уже сидит на этом крючке, Прибалтика, в принципе, тоже. И Польша – тоже не открою секрет – давно занималась закупками этого американского оружия. Но надо урвать еще больше. Посмотрите, они вывели сейчас войска из Афганистана, из Ирака, и то, что списывалось там, то, что там брошено, это все надо отыграть, отработать. А как сделать это? Надо создать новые каналы сбыта в Европе. И самое простое, что могут делать американцы, даже если не будет никакой разрядки, – просто продавать оружие дальше. То есть они будут все равно в прибыли, как бы ситуация ни развивалась. Ну а с нашей стороны что мы можем показать? В принципе, что делает Путин. Он показывает, что, сколько бы вы ни продали туда оружия, у нас есть ракеты. А говорят, что ядерное оружие – это оружие бедных. То есть сколько бы ни имели Польша, Прибалтика совокупная, Румыния, Чехия, Словакия, Венгрия в этом военном паритете, но ядерное оружие нас все равно уравняет. Сколько бы американцы ни продали туда своего обычного вооружения, все равно за счет ракет будем находиться с ними в паритете. И мы это еще раз показываем, что, если вы будете вооружать Европу дальше, нам просто не остается никакого выхода, как размещать у себя новые ракетные установки. Я думаю, что это тоже все понятно американцам, но их задача – сделать здесь как можно хуже. То есть в каком варианте будет это хуже? Это мы еще можем как-то регулировать. Будет либо один сценарий более плохой, либо чуть получше, какой-то средний. Но стратегическая их задача тоже понятна – это и работа против Китая, и работа против России, ну и против нас как члена блока с Россией. Поэтому Президент это все дело дал понять в этом большом интервью. Я думаю, мы с удовольствием еще посмотрим, и там будут новые акценты.

Читайте также:

Лукашенко: «Крым де-факто – это российский Крым, после референдума и де-юре Крым стал российским»

Лукашенко: поляки решили закрыть границу с Беларусью. Подумайте, как вы энергоносители будете покупать в России

Лукашенко подтвердил, что готов остановить транзит энергоносителей, если Польша закроет границу