Ольга Шпилевская о митинге Президента 16 августа: у меня мама пенсионерка, она мне позвонила и спросила – где и когда?

16.08.2021 - 20:27

Новости Беларуси. Год спустя после первого митинга в поддержку Президента на площади Независимости, где Александр Лукашенко откровенно обратился к белорусам. Пророчества тогда и реальность сейчас. А также «Большой разговор с Президентом» – конкретные посылы и междустрочие – в политическом ток-шоу «По существу».

Кирилл Казаков, генеральный директор СТВ:
Вы ходили на все митинги, которые были, и оппозиционные, и провластные, да? Такова работа была. Мне хочется понять, состояние людей, которое было в августе, сентябре, октябре прошлого года, которое сейчас есть в вашем окружении, в окружении тех людей, с кем вы работаете, оно поменялось? Ощущение этой революции сошло на нет? Модное сейчас понятие – мы вошли во внутреннюю эмиграцию.

Ольга Шпилевская, директор представительства межгосударственной телерадиокомпании «МИР» в Беларуси:
Мне очень повезло, потому что в моем окружении ничего не поменялось. Мы стали просто, наверное, более стойкие, более смелые и стали смелее отстаивать свои интересы. Но мне повезло. У меня было такое окружение изначально.

Я хочу вернуться к митингу, который называют провластным митингом. Людей запугивали даже не после того, как он прошел, а до. Я знаю, поскольку по месту своей предыдущей работы сталкивалась с этим непосредственно. Говорили о том, что к автобусам подходят, нам угрожают, нас пытаются блокировать. Но это делало свое дело. Люди становились еще…

Кирилл Казаков:
В хорошем смысле злее.

Ольга Шпилевская:
Да, они понимали, что теперь они точно, несмотря ни на что, должны дойти, должны доехать. Я вам скажу, что митинг вообще должен был состояться, по идее, гораздо раньше. Почему? Потому что люди хотели выйти раньше. Однозначно. Нам звонили, нам писали и спрашивали: где, когда, почему вы не собираетесь? Почему мы не можем показать, что нас много? Почему? Я вам скажу, если вы помните, как раз это были ковидные времена. И вы помните, как линчевали нашего Президента за всякие попытки не закрывать страну. И попытка собрать большое количество людей трактовалась бы однозначно – вот, мы собрали большое количество людей, вот, прокатилась опять очередная ковидная волна. И это бы поставили нам в пику и сказали бы, что мы виноваты. Но я вам скажу, что людей сдержать было невозможно. И то, что там кто-то кого-то привозил, кто-то кого-то заставлял – это неправда.

Как работали оппозиционные средства массовой информации? На подходах к площади людей пытались раскачать. Сказать, попросить сказать, ну скажите, вас же заставили, вы же не просто так пришли? Вам, наверное, за это заплатили, вас, наверное, сюда кто-то привез. И не было ни одного интервью, которое бы подтвердило (это можно проанализировать), те же оппозиционные средства массовой информации, которые бы подтвердили, что люди пришли туда не по своей воле.

Вадим Боровик о митингах в августе 2020-го: «Те, кто были вовлечены в этот хаос, иногда не понимали, что они инструмент в чужой игре»

Кирилл Казаков:
На тот момент это была фальшивка, понятное дело.

Ольга Шпилевская:
Я вам скажу больше. У меня мама пенсионерка, она живет в Дзержинске, она мне позвонила и спросила: где и когда? Потому что они, пенсионеры, собрались, чтобы на маршрутке (люди в возрасте, не такие уж и здоровые) доехать и принять участие в этом митинге.

Алена Сырова, СТВ:
Если у людей был запрос и раньше, то почему только 16 числа?

Ольга Шпилевская:
Мне кажется, у народа и у журналистов есть такое понятие – не навреди. Поэтому люди не выходили не потому, что они не хотели выходить, или не потому, что они не могли самоорганизоваться, и не потому, что они ждали отмашки. Они просто боялись навредить какими-то своими действиями. Это прежде всего. Когда, понятно, им сказали, что точно не навредишь, тогда полилась эта волна. Теперь у нас «не навреди» ушло на другой план.

Игорь Тур: мне нравится термин «коллективный Лукашенко», то есть электоральное большинство

Вадим Боровик, политолог:
И надо понимать власть, она не хотела подставлять людей. Мы же не знали, как поведут себя бчбшные радикалы.

Алена Сырова:
Не навреди – наверное, и спустя год актуально уже для других каких-то моментов.

Ольга Шпилевская:
Я вам скажу еще про атмосферу митингов. Не будем сравнивать, не будем меряться. Так случилось, что я сначала была на провластном, а потом вышла и пошла навстречу толпе к стеле, потому что мне было очень важно почувствовать, что это за люди, чем они живут, чем они напитаны, понять, где те точки, которые мы упустили, которые, может быть, нужно корректировать как-то очень срочно. Когда на провластном митинге собрались люди, это были единомышленники, это были люди, которые вышли отстоять независимость страны, поддержать, безусловно, Президента – важно, это было нужно, но это было нужно не столько Президенту, сколько самим людям. Они понимали, что они могут потерять самое главное, они могут потерять независимость. Они сплотились, чтобы это сделать, у них была цель.

И когда вечером я вышла и пошла навстречу толпе… Если вы помните, тогда милиции не было, никто никаких действий не предпринимал, милиция, грубо говоря, покинула город. Навстречу мне шла веселая толпа, это был такой карнавал: кто-то был в рюшечках, кто-то в цветочках, это были в основном молодые люди, они вышли прогуляться, у них было мороженое.

Игорь Тур, политический обозреватель ЗАО «Второй национальный телеканал»:
Это был не политический митинг.

Ольга Шпилевская:
Вот именно, у них не было вот этой атмосферы.

Loading...


«Мы разве могли предположить, что у нас возникнет некий миграционный кризис?» Лукашенко на совещании по военной безопасности



Новости Беларуси. У Беларуси есть все возможности реагировать на любые телодвижения с оружием на границах. Об этом Александр Лукашенко заявил 29 ноября на совещании по вопросам военной безопасности, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Виктория Ходосок, СТВ:
Но никакой войны белорусы не хотят. Все, что мы наблюдаем вдоль наших рубежей, – проделки США, причем проделки чужими руками. Александр Лукашенко уверен, что США и Великобритания при участии Польши таким образом точат зуб на Евросоюз. И в этом противостоянии сверхдержавы и коллективного Запада используются самые разные тактики.

И здесь не надо быть аналитиком, чтобы понять самые простые факты. Вместо многополярного мирового порядка мы видим многополярный мировой беспорядок. Вашингтон теряет влияние в мире и экономическую силу. А держаться на плаву надо бы любыми путями.

О врагах Беларуси, убийствах беженцев и готовности дать отпор сюжет Евгения Пустового.

Если коротко и по-военному, то неспокойно. Президент в форме Главнокомандующего. Встреча в центре стратегического управления. Последний раз в этой локации глава государства был в августе 2020 года. Тогда был мятеж, а сейчас противник даже не маскируется.

Президент на совещании по военной безопасности: мы не до конца знаем, но представляем замысел наших врагов. Подробнее здесь.

Евгений Пустовой, политический обозреватель:
Наши пограничники снова обнаружили изувеченное тело мигранта. Это живой пример мертвой демократии. Схема отработана – избить и выбросить на территорию Беларуси. Обыкновенный нацизм литовских силовиков или признак чего-то нового. Нового миропорядка. Но для этого надо окончательно разрушить европейскую систему безопасности. Бьют в сердце континента. Сердце континента – Беларусь.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Мы разве могли предположить, что у нас возникнет некий миграционный кризис? Мы же об этом подумать не должны. Однако возник, и он подогревается постоянно (читайте далее).

Эдуард Малиновский: в 20 метрах от госграницы с Литвой обнаружено тело неопознанного беженца. Подробнее здесь.

Евгений Пустовой:
Виноват снова Минск. Такая она – эпоха постправды. Причем если фейки призваны оправдать себя и нагнетать протестные настроения среди невероятных жителей нашего государства, это инструмент виртуальной войны. Тогда для какой войны у границ с Беларусью столько военной техники? Ну не выставку же цвета хаки в приграничье альянс организовывает. И нам есть что показать.

Лукашенко: «Если они развяжут опять войнушку в Донбассе или где-то на границе с Россией, Беларусь в стороне не останется». Читайте здесь.

Евгений Пустовой:
Активность НАТО у наших границ продолжается с лета 2020-го. То ли они пытаются напугать Беларусь, то ли сами боятся Россию. Один лишь вопрос: зачем это Европе? Москва и Берлин заинтересованы в строительстве «Северного потока», а Североатлантический альянс – в наращивании своего присутствия в Европе. И так совпало, что все явные сателлиты Вашингтона вдоль наших границ.

Президент Беларуси: «В течение года-двух они хотят с подачи Америки разрушить Европейский союз». Подробнее здесь.

В отличие от соседей, для решения нынешних задач территориалов в белорусскую армию призывать не будут. И регулярных частей хватает. Все поставленные задачи войска малой родины выполнили еще на учениях «Запад-2021». Маневры были открытыми, и там присутствовали иностранные атташе. Может, после увиденного западные военные еще ритмичнее стали бряцать оружием, чтобы не слышать недовольство своего населения. Образ общего врага консолидирует, что очень нужно сейчас варшавским политикам.

Читайте также:

Хренин: «На сегодня все войска находятся в пунктах постоянной дислокации»

Лукашенко: в спальный мешок застёгивают мёртвого или полумёртвого и выбрасывают на границу

Президент на совещании по военной безопасности: мы не до конца знаем, но представляем замысел наших врагов

На совещании занимались не решением чужих геополитических проблем, а выработкой своей конкретной стратегии сдерживания.

Лукашенко: мы люди военные, не дай бог что случится, мы берем оружие в руки. Читайте здесь.

Сейчас ставка на силы специальных операций. Час-два – и они в любой точке Беларуси. Незаметно пришли, быстро победили, тихо ушли.

Начиная с югославских событий, в современных конфликтах доминирующая роль у авиации. А успех зависит от слаженности всех силовых ведомств.

Хренин: возникают новые угрозы. Мы продолжим комплексную подготовку войск совместно с нашим союзником – Россией. Подробнее здесь.

Военная безопасность – приоритет. Но во главе угла белорусской модели – миролюбивая политика.

Лукашенко: «Мы готовы разговаривать. Но если кто-то к нам с мечом придет или с ружьем, у нас есть чем ответить». Подробнее здесь.

Белорусы не привыкли разрушать, мы нация созидателей. И лучше созидать новое, а не разрушенное военными конфликтами. А для этого надо не терять свою военную форму.