Отработка совместных действий с представителями МВД. Генштаб назвал особенности учений в Брестской области

17.06.2021 - 20:16

Новости Беларуси. 17 июня в активную фазу вышли командно-штабные учения с силами территориальной обороны Брестской области, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

О том, что каждый регион должен быть готов провести мобилизацию в короткий срок, накануне говорил Александр Лукашенко. Объединение усилий местной власти и населения укрепляет способность государства противостоять угрозам любого толка, в том числе и в случае форс-мажора.

Такая военная тренировка продлится в течение недели. Одна из ключевых задач – оценить готовность местной власти действовать по-армейски и выполнять учебно-боевые задачи. Охрана стратегических объектов, будь то мосты, магистрали или ключевые предприятия, несение службы на блокпостах, борьба с незаконными вооруженными формированиями, а по сути – суметь вычислить своих среди чужих, обеспечить режим военного положения на своей территории. Это азы в военном деле, которые предстоит усвоить гражданским за короткое время. Впрочем, не обойдется и без особенностей.

Андрей Матиевич, начальник управления территориальной обороны – заместитель начальника Генерального штаба Вооруженных Сил:
Первое, мы отработаем зональный принцип применения территориальных войск. Это когда по решению штаба зоны подразделение из одного района перебрасывается или перемещается для решения задач в другом районе. Для усиления другого района. Вторая особенность – это отработка вопросов взаимодействия, совместных действий с представителями МВД по несению службы на КПП. И будет отработано совместное патрулирование для обеспечения мероприятий военного положения.

Loading...


Может быть, надо пойти по маркетинговому пути? Военные о том, как сделать армию более популярной



Новости Беларуси. 2 августа, в День десантников и сил спецопераций, в ток-шоу «По существу» обсудили престиж службы в Беларуси. В студии собрались люди, представляющие разные блоки системы национальной безопасности. Их всех объединяет одно – верное служение Родине. 

Алена Сырова, СТВ:
Чего не хватает нашим силовым органам для того, чтобы все больше мальчишек хотели приходить к вам служить? Мало говорим, мало роликов снимаем, мало фильмов показываем?

Андрей Лукьянович, командир 50-й смешанной авиационной базы:
Даже один поступок смелого человека может вдохновить целое поколение. Вот у нас – замечательная, великолепнейшая история, одна из главных идей, я думаю, даже часть национальной идеи – это история о Великой Отечественной войне. Что такое патриотизм? Это деятельная любовь, то есть надо что-то делать.

Кирилл Казаков, генеральный директор СТВ:
Мы три программы обсуждали патриотизм, так и не пришли к выводу, что же это такое.

Алена Сырова:
Мы все говорим о том, что нужно любить родину, нужно ею гордиться – безусловно. Но все это же воспитывается, понимаете? Когда молодые ребята смотрят американские фильмы – Пентагон, кстати, тратит на это много денег…

Кирилл Казаков:
Армия России выпускает майки, какие-то фильмы, игрушки, еще что-то – навязывается этот бренд. Опять же, есть такая история, когда компания McDonald’s в 2014 году сняла ролик, впервые использовав там образы российских курсантов военных. И тогда все писали, что, значит, это популярный и позитивный образ. Может быть, и нам нужно пойти по какому-то маркетинговому пути?

Андрей Лукьянович:
Надо что-то делать, не просто говорить. Хорошо обсуждать, писать статьи, докторские – надо сделать один шаг. Я приведу простой пример по нашей авиационной базе. Мы в 2013 году открыли самолет-музей воинской славы. Таких музеев просто нет, он один-единственный на постсоветском пространстве. Самолет, который прошел весь Афганистан, девять лет летал, поставили на постамент, внутри сделали экспозицию. Дети посещают на ура, у меня только в прошлом месяце посетили самолет-музей 700 человек.

Алена Сырова:
Выходят и сразу становятся к вам – говорят, служить хочу авиатором?

Андрей Лукьянович:
Да. Хочу служить, хочу пилотом.

Леонид Касинский, помощник министра обороны по идеологической работе в Вооруженных Силах – начальник главного управления идеологической работы Министерства обороны Беларуси:
Мы много говорим сегодня об имиджевых составляющих, и в ходе диалога понимаем, что у каждого здесь стоящего, у каждой структуры свои имиджевые составляющие. Здесь представитель Министерства чрезвычайных ситуаций присутствовал – у них наиболее выигрышная имиджевая составляющая, потому что они каждый день спасают людей, и это общество видит, это на виду. Пограничники каждый день на границе. Наверное, наименее составляющая видна в Вооруженных Силах, потому что обыватель, к сожалению (да и часто мальчишки, которые выполняют задачи), этих вопросов не понимает. Но ведь у каждого времени есть свои герои, и сегодняшние герои нашего времени – это пограничники, которые выполняют задачи по охране границы, это ребята из внутренних войск, которые патрулируют, обеспечивают безопасность нашу с вами. Часто возникает вопрос: а чем занимаются Вооруженные Силы?

Кирилл Казаков:
Я вам скажу: траву красят.

Леонид Касинский:
Я 35 лет в армии. Хочу, чтобы мне показали, как это делается – как красить траву? Так вот эти вот мальчишки, которые денно и нощно выполняют задачи на полигоне, выполняют задачи боевого дежурства по охране воздушных рубежей нашей страны, в окопах, в танках, в БМП выполняют задачу – они находятся…

Кирилл Казаков:
Появление группировки войск на западных границах в сентябре 2020 года остановило их, поэтому я знаю, чем они занимаются.

Леонид Касинский:
Правильно, Кирилл. Они находятся под четким, так скажем, наблюдением с той стороны, с другой стороны. На них смотрят. И сегодня танковый батальон, выполнивший задачу, к примеру, по штатной стрельбе на оценку «отлично», – это хороший отрезвляющий фактор. Я и родителям объясняю, и всему обществу хочу довести эту мысль: именно потому, что эти 18-летние мальчишки выполняют качественно свои задачи по обеспечению – вроде бы боевая учеба, но за нами смотрят, наблюдают – и поэтому с нами никто не хочет, не пытается разговаривать с позиции силы.

Кирилл Казаков:
Я абсолютно с вами согласен с точки зрения идеолога, журналиста. Но вернусь на бытовой уровень: когда я смогу просто с гордостью надеть майку с надписью: «Армия Беларуси»? Я утрирую.

Андрей Лукьянович:
Мы имеем, конечно, героев. Мы имеем героев Советского Союза, которые прошли Великую Отечественную войну, Афганистан. Но и сейчас есть герои, поверьте. Мы с 2016 года участвуем в конкурсе «Авиадартс». С 2016 года наши пилоты (там участвуют только молодые пилоты) занимают призовые места. Они лучшие в боевом применении авиационных средств поражения по наземным целям. Они обходят ведущие экипажи авиационных держав, которые имеют даже боевой опыт. Просто у нас такие пилоты, которыми стоит гордиться. В 2018 наши экипажи первое место заняли.

Кирилл Казаков:
Но мы их не знаем!

Андрей Лукьянович:
Привезли медали, им дали приз – квадроцикл. Они его полностью «конвертировали» и деньги перечислили в детский интернат червенский для детей-инвалидов. То есть они не только профессионалы-патриоты, они еще и благородные люди.

Леонид Касинский:
Коль мы коснулись темы Армейских игр: маленькая, компактная армия Беларуси в общекомандном зачете в прошлом году на Армейских международных играх заняла второе место среди всех армий мира, уступив лишь только Российской Федерации. А мы сражались на полигонах с армией миллионной Китая, Ирана, России. И мы сегодня опять отправляем ребят для участия в АрМИ, 27 команд для участия в 34 возможных конкурсах. Настрой ребят – как минимум удержать эту планку. Но есть одна особенность. В составе команд Республики Беларусь большое количество солдат срочной службы, чего нет практически ни в одной другой армии-участнице АрМИ. В некоторых командах состав военнослужащих срочной службы – около 30 % от общего количества. Не это ли показатель профессионализма, не это ли показатель готовности и имиджа нашей армии?

Читайте также:

Изменилось ли отношение к армии Беларуси после августа 2020-го? Рассказывает помощник министра обороны

«Ни один мой солдат не скажет, что заставили проголосовать. Все понимали, что идут за своего главнокомандующего»

«Очень много было негатива». Почему во время протестов остались служить даже те силовики, которые раньше хотели уйти?