Призрачное ощущение счастья? Почему жертвы домашнего насилия молчат годами

09.06.2021 - 18:32

Новости Беларуси. «Точки над i» – новый» специальный проект на СТВ. Исключительно женский. Острые темы, интригующие истории, неожиданные подробности и нестандартные пути решения.

Алеся Лакина, ведущая ток-шоу:
В психологии выделяют четыре стадии развития отношений «агрессор-жертва».

Юлия Самусенко, ведущая ток-шоу:
Коварство в том, что последним двум стадиям не суждено длиться долго. Может, призрачное ощущение счастья заставляет жертв молчать годами? Мол, «он же все равно хороший, любит меня».

Надежда Цыркун, кандидат психологических наук, доцент:
Слово «любовь» такое иррациональное, мы любим, все хорошо. Но там, где медовый месяц, это вопрос власти и контроля. «Ты ко мне пришел, ты прощения просишь, то есть я сверху. Моя позиция выигрышная». Но долго так не будет оставаться, потому что у человека, который попал вниз…

Алеся Лакина:
Я с вами не соглашусь. Знаете, почему это происходит? Это эмоциональные качели: человек делает тебе плохо, чтобы потом хорошее ты ценил в 10 раз больше.

Надежда Цыркун:
Когда он просил прощения на коленях, какое у вас чувство? Глубокого удовлетворения. Вот ради этого момента все это и затевается.

Елена Кругликова, ведущая ток-шоу:
Мы расстаемся, а потом снова начинаем встречаться.

Надежда Цыркун:
Не хватает драйва. Какой может быть интерес, если человек пришел домой, телевизор тихо смотрит, говорит: «Я тебя люблю», даже посуду помыл, на машинке кнопки нажал. «Ну, денег маловато, но нам же хватает. Я тебя такую люблю. У тебя прическа новая? Да и такая хорошая». Драйва нет, рутина. Потому что всем нам нужны новые впечатления, уровень эмоциональный. Артистам и ведущим хорошо – они вышли, тут адреналина схватили. А повседневным людям как? Их рутина заедает. Поэтому нужен концерт в отдельно взятой квартире.

Юлия Самусенко:
Причина – женщине скучно?

Алеся Лакина:
Ему скучно, он может устраивать скандалы?

Надежда Цыркун:
Он не реализовался, вы ему говорите, что он ненастоящий мужчина, и ему обидно. Есть одна из схем, когда идут отношения напряженные, дерутся. А потом у них такие интимно-личностные контакты, так им хорошо некоторое время. У них так мозг устроен. Поэтому тут вопрос: либо я владею эмоциями, либо эмоции владеют мною. Когда эмоции владеют мною, у меня драйва много. Но когда я владею эмоциями, я не попаду в эти ситуации вообще. Есть множество людей, на которых никакой агрессор не пикнет, не крикнет. Потому что так выстроена позиция, при которой всегда будет к тебе уважение. Уважение – это главное слово в отношениях.

Читайте также:

«Она должна была уйти». Что такое кризисная комната и как в Беларуси помогают жертвам домашнего насилия?

«Душа хочет назвать вещи своими именами». Почему жертва не уходит от домашнего тирана, рассказывает психолог

«Потом я уже стала замазывать синяки». Домашнее насилие: ведущая РТР-Беларусь рассказала свою историю

Loading...


«Просто сбросил жену с седьмого этажа». В МВД рассказали о диком случае домашнего насилия



Новости Беларуси. «Точки над i» – новый» специальный проект на СТВ. Исключительно женский. Острые темы, интригующие истории, неожиданные подробности и нестандартные пути решения.

Алеся Лакина, ведущая ток-шоу:
Почему когда женщина вызывает милицию, мужчину не забирают? Ну, забирают для составления протокола и отпускают домой. Как женщине дома потом с этим мужчиной находиться? Он же ее убить может за это?

Сергей Красуцкий, заместитель начальника управления профилактики МВД Республики Беларусь:
Не все так просто. Отношения непростые семейные. Надо понимать, что рамки законодательные есть, которые мы с вами должны выполнять. И не только наше желание имеется для того, чтобы реализовать какие-то наши предположения, кто как должен работать. Мы должны понимать, что законодательство специальное – уголовное и административное, с которым вы столкнулись.

Вы написали заявление, чего в большинстве случаев потерпевшие не делают. У вас это закончилось составлением протокола, потом рассмотрением в суде. Суд давал штрафы, не милиция. В большинстве случае мы приезжаем, видим, что ситуация действительно конфликтная, есть перспектива того, что она может развиться еще во что-то более сложное. Но сторона потерпевшая просто не хочет писать заявление.

Благо, у нас по этой статье есть административная мера взыскания, то есть можем содержать человека до суда. Это не обязательно может быть до суда – может быть до утра. Сегодня есть такие пробелы в законодательстве, что если возбуждается иногда уголовное дело (есть такие нетяжкие уголовные дела, пограничные – административное правонарушение или уголовное), а там вообще никаких мер пресечения не применяется. Сразу опросили – состав преступления есть. Возможно, возбудили уголовное дело. И дальше продолжают вместе жить. Такие ситуации.

Сергей Красуцкий:
Что делать? Есть у нас меры не только административные, уголовные, есть закон о профилактике правонарушений, и уже с 2014 года действует такая мера, как защитные предписания. Это тот случай, когда мы можем предписать человеку, который совершил насилие в семье, до 30 суток покинуть общее жилое помещение. Но, к сожалению, эта процедура на сегодня очень длительная, она предполагает привлечение к административной ответственности. Но тем не менее она используется. Примерно больше 2 тысяч за этот год мы применили таких мер. Она действенная, но хотелось бы ее применять на более ранней стадии.

Домашнее насилие: ведущая РТР-Беларусь рассказала свою историю (подробнее здесь).

Ситуация, которую привели, идеальна для того, чтобы может быть даже не составляя протокола развести стороны конфликта по сторонам, то есть либо выписать защитное предписание, либо, если есть желание у другой стороны, возможность такая сейчас есть, уйти в кризисный центр.

Алеся Лакина:
Неужели не было у вас случае в практике, что женщина вызвала милицию, милиция приехала, составила протокол, уехала. Мужчина вернулся домой, и потом случилось прямо что-то страшное.

Сергей Красуцкий:
Были такие случаи. У меня остался очень яркий в памяти случай, когда не просто административное правонарушение. Приехали домой, решился вопрос о возбуждении уголовного дела, то есть которое не предполагает арест, это до суда. Мужчина вернулся и просто сбросил жену с седьмого этажа.

Надежда Цыркун, кандидат психологических наук, доцент:
Потому что она должна была уйти.

Алеся Лакина:
А если ей некуда пойти?

Надежда Цыркун:
В кризисную комнату, у нас есть куда пойти.

Почему жертва не уходит от домашнего тирана, рассказывает психолог (читайте здесь).