Программа «12 шагов» и кураторы. Как работают центры анонимных алкоголиков и сколько их в Беларуси

14.07.2021 - 14:11

Новости Беларуси. Женский взгляд на острые и насущные темы. Экспертные мнения и интригующие истории в ток-шоу «Точки над i». Исключительно женский проект с мужским характером затронет самые важные вопросы жизни страны.

Наталья Надольская, ведущая ток-шоу:
А сколько сейчас человек находится на диспансерном учете?

Иван Коноразов, директор медицинского центра, врач-психиатр, нарколог:
Сегодня – до трех при соблюдении стойкой ремиссии. То есть когда человек три года не употребляет, тогда ставится вопрос о снятии его с диспансерного наблюдения.

Наталья Надольская:
А есть какие-то цифры, сколько человек на учете всего?

Иван Коноразов:
В среднем около 160 тысяч по всей республике. Это достаточно большая цифра.

Алена Родовская, ведущая ток-шоу:
Встречи анонимных алкоголиков я видела только в кино американских, когда они там садятся кружочком: «Здравствуйте, меня зовут так-то, я алкоголик». А в Беларуси как проходят встречи?

Александр Усик, член республиканского общественного объединения «Центральная служба анонимных алкоголиков»:
Похожим образом. Они во всем мире проходят одинаково. Я больше скажу, у нас сегодня порядка 105 групп в республике. В Минске из них где-то около 30.

Алена Родовская:
Помогают встречи, когда они так кружочком садятся?

Александр Усик:
Помогает частично это. Есть в сообществе так называемая программа «12 шагов» – это путь к трезвости, то, что помогает алкоголику увидеть проблемы. Потому что алкоголь человека вводит в некую иллюзию, и человек, употребляя алкоголь, пребывает в некоем иллюзорном состоянии, те же самые поступки… Допустим, садиться или не садиться за руль. Мне кажется, что любой здравомыслящий человек подумает, что лишат, накажут, не доеду, попаду.

В какой момент человека признают алкоголиком? Статистика ВОЗ и мнение врача

Эта программа «12 шагов» приводит к тому, что человек меняет образ мышления. Суть: алкоголик, который прошел по этой программе, отдает опыт тому, кто хочет стать на трезвый образ жизни.

Алена Родовская:
А кто к вам в основном приходит – те, которые уже пришли кодировку?

Иван Коноразов:
Мы, например, в нашем центре, когда уже занимаемся лечением непосредственно пациентов, оказываем им медицинскую помощь специализированную, сопровождение, на этапе, когда у человека возникает более или менее трезвое осознанное мышление, всегда еще рекомендуем посещать группы анонимных алкоголиков. Потому что есть часть зависимости, которую наши специалисты не могут отработать с зависимым человеком, а может только сообщество анонимных алкоголиков.

Алена Родовская:
А как отработать эту зависимость, если человек еще в полушаге от того, чтобы сорваться, уйти и стать запойным? Вот он стоит и смотрит. Что он должен себе сказать, чтобы не налить рюмочку с утра?

Иван Коноразов:
Например, в сообществе анонимных алкоголиков есть такое правило. Если человек понимает, что он уже зависим и стоит перед выбором…

Алена Родовская:
Мне кажется, что нет такого человека, который бы понимал, что он зависим, перед тем, как его уже отправят в диспансер. Мне кажется, они все верят, что «я не алкоголик».

ВОЗ заявил, что в мире стали пить больше алкоголя. А что происходит в Беларуси?

Иван Коноразов:
Есть такие люди. Не все, конечно, но частично уже приходят к пониманию, что есть проблема, самостоятельно обращаются за медицинской помощью. Например, в сообществе AA всегда говорят: если есть желание употреблять алкоголь, позвони сначала своему, условно говоря, куратору, старшему помощнику, который посоветует, как преодолеть тягу к алкоголю.

Алена Родовская:
А долго люди проходят реабилитацию в подобных заведениях?

Иван Коноразов:
В нашей стране в реабилитационное отделение, если говорить про государственные организации здравоохранения, госпитализация осуществляется на 28 дней. Там тоже реализуется 12-шаговая миннесотская программа. В принципе, она эффективно там реализуется. В Израиле, например, помещение в реабилитационный центр осуществляется на 4-6 месяцев.

Loading...


Отрицаем, а потом засасывает. Что известно о женском алкоголизме и правда ли он опаснее мужского?



Новости Беларуси. Женский взгляд на острые и насущные темы. Экспертные мнения и интригующие истории в ток-шоу «Точки над i». Исключительно женский проект с мужским характером затронет самые важные вопросы жизни страны.

Алена Родовская, ведущая ток-шоу:
Горе в семье, когда отец, муж бьет своих родных, потому что пьет. Но есть еще одна беда – женский алкоголизм. Об этом говорится очень много и, к сожалению, все сводится к одному мнению: победить женский алкоголизм невозможно. По чуть-чуть, отрицаем, не признаем, а потом накрывает и, как болото, засасывает.

Елена Кругликова, ведущая ток-шоу:
Александр, расскажите про тенденции. Очень хочется услышать, что проблем нет. Но как есть?

Александр Усик, член республиканского общественного объединения «Центральная служба анонимных алкоголиков»:
В сообществе (с одной стороны хорошо, с другой – не очень) сейчас группы делятся. Если раньше было порядка 10 % женщин, то сегодня бывает во многих группах практически половина. И причем успешных. Ремиссия или пью до неупотребления – допустим, есть которые со дня основания сообщества. У нас есть люди, которые и 30, и больше лет. Хотя в свое время они были, скажем так, на низшем уровне, лишены всех прав, пришли по тем временам из мест лишения свободы. Если правильно к этому делу человек подходит сам, то ничего невозможного нет.

Алена Родовская:
Если она уже пришла в клуб анонимных алкоголиков, значит, хочет победить свою болезнь. 

Александр Усик:
Здесь две вещи. Если человек заходит в поликлинику, еще не значит, что он здоров. Еще нужно найти некий свой путь, который поможет. Но могу сказать точно: из тех людей, которые попадают в сообщество, порядка 90 % действительно перестают употреблять алкоголь.

Алена Родовская:
А какой критический возраст у женщин, когда формируется тяга к алкоголю?

Иван Коноразов, директор медицинского центра, врач-психиатр, нарколог:
Критического нет. Тут вопрос многофакторности в формировании зависимости. Кто-то начинает злоупотреблять алкоголем и в 16, и в 17-18 лет. А бывает, что женщина, которая была успешной, все было классно, все хорошо, потеряла бизнес, потеряла семью либо кто-то из близких умер, получает стресс и начинает очень жестко употреблять алкоголь. Это очень многофакторные вещи.

Алена Родовская:
Вы видите каждый день человеческие трагедии. Можно ли научиться к этому спокойно относиться либо постоянно сопереживаете?

Иван Коноразов:
В этом случае нужно сопереживать, но знать определенную меру сопереживания. Жалеть нельзя, нужно относиться профессионально.

Читайте также:

Существует ли пивной алкоголизм и почему люди пьют безалкогольное пиво? Объясняет психиатр

Программа «12 шагов» и кураторы. Как работают центры анонимных алкоголиков и сколько их в Беларуси

ВОЗ заявил, что в мире стали пить больше алкоголя. А что происходит в Беларуси?