«Просто больно». Участники автопробега «За единую Беларусь» побывали в зоне отчуждения, и вот что они говорят

25.04.2021 - 02:31

Новости Беларуси. 24 апреля в пострадавшие от аварии на ЧАЭС регионы из Минска отправился не только Президент. С поездки в зону отчуждения участники автопробега «За единую Беларусь!» решили начать новый сезон, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Колонна выехала из Минска рано утром. Конечной точкой значился Полесский радиационно-экологический заповедник.

О новых объединяющих маршрутах к местам, которые нельзя забывать – в репортаже Александра Добрияна.

Раннее утро. На выезде из Минска необычная суета. Нина Кремлевская признается: с трудом сдерживает эмоции. Сегодня она едет на свою малую родину. Чернобыльская трагедия заставила ее семью переехать в Барановичский район, но детские воспоминания, как известно, самые яркие.

Нина Кремлевская, участница автопробега:
Поехала в санаторий и встретилась конкретно с ликвидаторами. Я понимала, что это опасно, но такой силы опасность – не думали, что это будет так страшно. Уже познакомились, разговаривали, он мне говорит: «Нам уже осталось немного, мы были в самом эпицентре, мы удаляли это все». Я говорю: «Так почему вы? Нельзя было избежать?» (он говорит: «Мы скоро будем умирать», – они это понимали). А он говорит: «Если не мы, то тогда кто? Ведь, – говорит, – погибли все люди, дети, вся наша Беларусь и Украина, весь славянский народ. Всех бы коснулась эта беда. Поэтому мы максимально старались убрать как можно быстрее и как можно лучше. Все, что могли, то мы делали». Вы знаете, сегодняшним людям надо вот этому, такому патриотическому чувству, что люди несли ответственность друг за друга.

А этот парень, с трудом объясняющийся на русском, – Марек Ярчиньский. В Беларусь из Польши он приехал специально, чтобы показать – чернобыльская беда не имеет границ.

Житель Польши на автопробеге «Патриотов Беларуси»: для меня это возможность показать белорусам, что поляки их поддерживают

От Минской кольцевой до одного из самых пострадавших райцентров страны меньше 350 километров. Это расстояние автоколонна преодолела за пять часов.

Алексей Коробущенко, участник автопробега:
Дорога нормальная. Холодновато сегодня, конечно, снег. Местами было действительно очень сложно. А так, в принципе, нормально. Настроение отличное, позитив полный.

Юлия Малова, участница автопробега:
Отлично добрались. Постоянно поддерживаем автопробеги, это уже наша традиция. Встречаемся, когда все счастливы, друг друга обнимают. Нас все больше и больше, и это очень радует.

Машины пришлось оставить в Хойниках, последний отрезок пути на автобусах. КПП и табло с актуальным уровнем радиации напоминают: все-таки это не обычная туристическая поездка. Место, где сконцентрирована основная масса самых опасных выбросов взорвавшегося энергоблока, требует к себе соответствующего отношения.

Уровни радиации, особенно в 30-километровой зоне, довольно серьезные.

Депутат парламента Жанна Чернявская встретила гостей на правах хозяйки. До депутатского портфеля она много лет работала в Хойникском районе, да и сегодня все свободное время проводит с избирателями в родном округе.

На чернобыльские программы уходит 3% бюджета Беларуси. На что тратятся эти деньги и чего удалось добиться за 35 лет?

Для нее Чернобыль – часть личной истории. В 1986‑м ей было 15 лет. Эвакуация, дезактивация, тяжелые первые годы после аварии и возрождение пострадавших территорий в XXI веке – все это ее жизнь.

Жанна Чернявская, депутат Палаты представителей Национального собрания Беларуси:
Мы сами, кто живет, знаем, что произошло на этих землях и что сейчас происходит. Те люди, которые не знают и никогда здесь не были, не видели, что такое Хойникский район после Чернобыля и что район представляет из себя сейчас, после того как столько мер было принято для того, чтобы восстановить, возродить эту землю. Поэтому для меня сегодня это действительно хороший такой повод пообщаться, рассказать. Это информационный повод, чтобы люди видели и знали, что здесь все-таки происходит.

Читайте также:

Уезжать далеко от родных мест отказался. Чем зарабатывают на жизнь в отселённой деревне?

«Мёд чистый. Люди разбирают довольно-таки быстро». Вот как разводят пчёл в зоне отчуждения

«Отличные у нас лошади, они на открытом загоне». Посмотрите на этих красавцев, которые живут в радиационном заповеднике

Александр Добриян, корреспондент:
Полесский государственный радиационно-экологический заповедник – крупнейшая на планете научно-практическая площадка по изучению влияния радиации на экосистемы. Ученые собирают здесь данные с первых дней после аварии. Эта уникальная информация – наш вклад в знание человечества об ионизирующем излучении.

Причем эти знания доступны всем. Например, после аварии на Фукусиме наработки белорусских ученых были переданы японским коллегам абсолютно безвозмездно. Сегодня ответы на все свои вопросы о последствиях чернобыльской трагедии получили и участники автопробега.

Ирина Синькевич, участница автопробега:
Мы почувствовали. Посмотрели по-другому. Увидели эти заброшенные деревни. Эта трагедия действительно до самого сердца задевает. Мы должны помнить об этом, рассказывать своим детям. Историю мы знали, это рассказывали со школы. Но когда видишь это своими глазами, даже слезы наворачиваются. Особенно когда присутствую люди, которые пережили и могут рассказать, как это все происходило до минуты. Просто больно. Даже слушать это больно.

Андрей Крючковский, участник автопробега:
Увидеть воочию все то, что пришлось оставить, что было брошено, какие деревни по величине, сколько нажитого здесь оставлено, какая это трагедия – это было, конечно… это надо увидеть. В стране, которая пережила такую катастрофу, надо обязательно хотя бы раз увидеть. Конечно, то, что здесь делается для того, чтобы изучить проблему, чтобы вернуть сюда жизнь, чтобы понять последствия, которые несет всей нашей нации эта трагедия – это огромный вклад в наше будущее. И понимание того, что нам нужно делать на этой территории.

Программа автопробега рассчитана на два дня: возвращаться в Минск запланировано после посещения Гомеля и Ветковского района.

Читайте также:

Александр Лукашенко: «Ну не можем мы юг Беларуси отдать природе. Мы должны от этой природы что-то получить»

Александр Лукашенко: вот Ельск пролетаешь – обработаны почвы как в Гродненской области. Но так не везде. Значит, могут, но не делают

«Для меня Чернобыль – это то, чем меня в детстве пугали». Что спросила корреспондент СТВ у Александра Лукашенко?

Loading...


Ольманские болота – магнит для туристов. Какая она – жизнь Полесья после техногенной катастрофы?



Новости Беларуси. Край Ольманских болот – визитная карточка Беларуси. Но 30 лет назад на эти земли обрушилась крупнейшая техногенная катастрофа XX века. Не бежать от последствий Чернобыля, а научиться с ними жить – такое решение было принято на самом высоком уровне. Все эти годы за землю сражались и государство, и сами люди, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Новые условия сельского хозяйства, социальные стандарты и даже туризм. Чем живут полешуки сегодня – репортаж Кристины Протосовицкой.

Фото было сделано на память, чтобы помнить, как мы раньше работали.

Когда Михаил Баланович пришел молодым специалистом, ферма была еще вся из дерева, а территория вокруг после дождей буквально утопала. Болото отвоевывало свое. В 2015 году по чернобыльской программе животноводческий комплекс полностью обновили, а это 60 рабочих мест для местных. За пять лет здесь вдвое увеличили производство молока. И это не предел.

Михаил Баланович, бригадир производственной бригады МТФ «Ольманы» сельхозпредприятия «Струга»:
А что самое главное? Главное – трудовой ресурс и условия. Здесь база есть, работа есть, деньги заработать есть где. Поэтому уже и мысли поменялись – куда-то ехать.

Ему в 90-х трактор пообещал лично Александр Лукашенко. Узнали у него, как это было

Территория Ольман и прилегающих земель оказалась в зоне поражения цезием-137. Почти 3 000 гектаров сельхозугодий заражены в разной степени. Земля пригодна только для животноводства. Глубокая вспашка, мелиорация и удобрения. В хозяйстве выработали схему чистых полей. Накормить нужно полтысячи голов. Новые условия повысили продуктивность буренок на 60 %. За качеством молока следят ежедневно.

Михаил Костюк, директор сельхозпредприятия «Струга»:
Выручка выросла за это время на 312 %. Зарплата, соответственно, у рабочих в четыре раза выросла. И благодаря поддержке удобрения по Чернобылю получаем. Урожайность полей повысилась, корма стали качественнее заготавливать.

Когда случился Чернобыль, Прасковья Полукошко работала медсестрой и, как никто другой, осознавала последствия. А потом стала тем человеком в деревне, кто проверял на радиоактивность все: молоко, ягоды, грибы. Карты чистых зон составляла сама. Муж изучал местность, а она проводила анализы. Информацией делились со всеми.

Прасковья Полукошко, жительница деревни Ольманы:
После этой аварии много изменений произошло. Во-первых, дорогу построили. А если дорога есть, тогда и доставка лучше, и магазины, и привезти стройматериалы лучше. Стали люди строиться. А потом по президентской программе газ провели. Теперь в каждом доме есть вода и отопление. Уже не надо дрова палить, золу вдыхать.

Сегодня леса Ольман поражены на 95 %. Правда, время берет свое. Уровень постепенно снижается. Особенность цезия и в том, что он распространяется крайне неравномерно. Местные уже знают свои «чистые пятна», а на них раздолье ягод и грибов.

Александр Колб, лесничий Кошаро-Ольманского лесничества:
Не только ольманцы едут. Едут и из Столина, откуда угодно. Некоторые люди за счет этого живут, особенно ольманцы. Люди идут, собираются с ночевками у болота, ночуют и назад выходят.

Ольманы сегодня насчитывают чуть больше 1 000 человек. Они научились жить здесь сами и готовы приглашать гостей. Ольманские болота – настоящий магнит для туристов. А брендом места стал Международный фестиваль клюквы. В будущем именно туризм рассматривают как точку роста.

Нина Липская, председатель Стружского сельсовета:
Пользуется у нас авторитетом деревня, развивается. Если сравнивать то, что было раньше, то после чернобыльской трагедии со стороны государства было сделано очень много.

Чтобы вернуть жизнь пострадавшим землям, сделано действительно многое – реализовано пять государственных чернобыльских программ. Людей не бросили на произвол судьбы. Президент ежегодно бывает в этих краях, чтобы лично убедиться: районы с меткой беды действительно возрождаются. И сегодня, спустя десятилетия, речь идет уже не о реабилитации территорий, а об их развитии. Поручение главы государства – до сентября создать программу на перспективу и за пять лет полностью восстановить загрязненные регионы.

Александр Лукашенко, посещая Брагин: «Нам нужно высадить лес на свободных площадях, а их, мужики, немало»

Чернобыльская авария для страны стала национальным бедствием. Но благодаря терпению, трудолюбию и желанию людей жить на своей земле белорусы и Беларусь сделали практически невозможное: на пострадавших территориях вновь кипит жизнь.

Все, приготовились. Раз, два, три, четыре. Держим.

Новое поколение маленьких ольманцев старательно тянут носочек. Больше 40 детей и свой танцевальный коллектив. Любовь привела брестчанку Аллу Денисович в ольманские места. Как жена декабриста, уехала за мужем. Диалект и быт полешуков впечатлил больше всего. А вот чернобыльские последствия не испугали.

Алла Денисович, заведующая сельского Дома культуры:
Вы знаете, я почему-то на тот момент как-то не задумывалась над этим, что радиация, сюда категорически ехать нельзя, хотя разговоры были, потому что это деревня до сих пор с правом на отселение. Столько в деревне детей.

Кристина Протосовицкая, корреспондент:
Кто-то скажет небрежно: «Загрязненная территория». Полешук никогда так не отзовется о любимой земле. В свое время эту преданность месту в самый непростой период смогло рассмотреть государство. И сегодня очевидно: шанс дали не зря.