«Протест должен опираться на устойчивую социальную группу». Лазуткин о том, что объединяет 1990-е и 2020 год

25.10.2021 - 17:53

Новости Беларуси. После визита министра обороны США в Киев и заявлений о готовности принять Украину в НАТО российско-американские отношения снова заискрили и оказались на пороге военного кризиса, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.  

О том, как менялась американская тактика в отношении Беларуси и России, чем протесты середины 1990-х отличались от тех, которые были в 2020-м, и на кого будет опираться следующая цветная революция, расскажет Андрей Лазуткин.  

Андрей Лазуткин, политолог:  
Две недели назад в Москву прилетал дорогой гость – Виктория Нуланд, замгоссекретаря США. И все это время мы внимательно следили, какие новые сигналы поступят от американцев. Но давайте сначала пройдемся по персоналиям.  

Виктория Нуланд у нас известна как женщина, которая раздавала печенье на украинском Майдане. Правда, это было не совсем печенье, скорее булки. Но это не просто женщина с печеньем, это крупный специалист по бывшей Югославии, по Чечне, по ядерному оружию, награждена высшими наградами США.  

Андрей Лазуткин:
Имеет еврейские корни из-под Новогрудка, отлично знает русский. Поэтому не смотрите, что она так улыбается. Это очень опытный и опасный противник, один из лучших специалистов по бывшему советскому пространству. И да, главный координатор успешного переворота в Киеве. Это была ее крупная победа, и сегодня она, уже как заместитель госсекретаря, отвечает в целом за Восточную Европу.  

И вот она была в Москве. Подробностей мы не знаем, но через неделю после ее визита в Украину прилетает министр обороны США Остин. И вот уже комментарий Путина по этому поводу.  

Владимир Путин, президент России:  
Мы отдаем себе в этом отчет. Вот, приехал министр обороны, который, по сути, открывает двери Украине в НАТО. По сути, его заявления нужно и можно именно так трактовать. А что касается баз, я знаю соответствующее конституционное положение Украины, но учебный центр никто не запрещает иметь. Под маркой учебных центров можно все что угодно разместить. И, как я уже говорил, это было тоже, звучало публично – завтра под Харьковом ракета появится, что нам делать-то?  

Андрей Лазуткин:  
Вот такие вот переговоры с американцами. А это значит, что никаких улучшений не будет. Будет либо как сейчас, либо хуже. А то, что Виктория Нуланд успешно организовала в Киеве, американцы пытались делать в Беларуси еще в далеком 1996 году. Это так называемая Минская весна.  

Само столкновение произошло по причине разногласий взглядов митингующих и минского ОМОНа на смерть Дудаева. БНФ здесь, правда, выступал здесь только в качестве массовки, а направляли ситуацию бойцы украинской националистической организации УНА-УНСО, вернувшиеся из Чечни, где они воевали на стороне Дудаева против России. Четверо из митингующих, принимавших участие в переворачивании милицейских машин и потасовке с ОМОНом, уже опознаны как активные доверенные сторонники Дудаева, принимавшие участие в боевых действиях в Грозном.  

Андрей Лазуткин:  
Откуда в Беларуси сторонники Дудаева и украинские националисты? Как раз в это время американцы поддерживали бандформирования в Чечне и в принципе любых сепаратистов. Задача была развалить Российскую Федерацию на несколько самостоятельных регионов, и этот процесс вполне успешно шел. Поэтому тогда считалось, что в Беларуси демократии нет, а вот в России при Ельцине все отлично, и демократия есть. Потому что вокруг Ельцина сидели американские советники и руководили всеми процессами. Допустим, резали на металл ядерные лодки под контролем все той же Виктории Нуланд.  

И в это прекрасное время на канале ОРТ выходили сюжеты про Лукашенко типа вот таких.  

Демонстрантам, направлявшимся к зданию Верховного Совета, дорогу преградили несколько рядов ОМОНа, вооруженных дубинками и щитами.  

Стараясь избежать столкновений с силами правопорядка, сторонники оппозиции попытались обойти милицейский кордон и подойти к парламенту по нескольким улицам, ведущим к зданию Верховного Совета. Однако милиция перекрыла все выходы на площадь Независимости, и столкновение с внутренними войсками произошло в 200 метрах от Верховного Совета Беларуси. При этом пострадали некоторые депутаты парламента, пытавшиеся пройти к зданию Верховного Совета.  

Андрей Лазуткин:  
Если смотреть внимательно, там можно увидеть бело-красно-белый зонтик, какие в 2020 году таскали на протесты. Все новое – это хорошо забытое старое. Ну, и главная мысль тоже не нова: ужасный ОМОН избивает мирных белорусов. И ни слова про Дудаева, про Зенона Позняка, про УНА-УНСО и прочих друзей России, которые в это время помогали нашей оппозиции.  

Тогда было принято считать, что демократия придет в Беларусь из России. В этом и есть главное отличие тех протестов от нынешних. И когда власть Лукашенко устояла на первом этапе, деятели типа Бориса Немцова начали возить в Минск чемоданы денег уже из России. И организовывать уже не уличную оппозицию, а какие-то партии и движения.  

И своих целей никто не скрывал. Вот Немцов выступает на «Радио Свобода».  

Я очень хочу, чтобы Беларусь стала свободной, и могу сказать почему. Потому что если вы станете свободны, то у России тоже будет шанс стать свободной.  

Андрей Лазуткин:  
И уже с этого момента тактика не менялась. Все российские либеральные СМИ и деятели начали работать против Лукашенко и против союза Беларуси и России.  

Андрей Лазуткин:
Год назад мы наблюдали в Минске немало условно «российских» СМИ, типа «Дождя», каналов Навального и разных блогеров. В самой России до 2020 года они свободно работали. Это сегодня их признали иностранными агентами и экстремистскими организациями. И вот уже в 2021 году в России прошли парламентские выборы – скучные и почти без протестов. Разумеется, это вызвало настроения в духе: «Мы такие умные, мы все предусмотрели, в отличие от белорусов». Но в Беларуси в 2019 году тоже прошли абсолютно спокойные парламентские выборы, а основной удар был на президентских. Это такое усыпление бдительности.  

Практика показывает, что никакой Навальный организовать протестную сеть не может. Это говорящая голова, которую можно заменить кем угодно. А реальный протест должен опираться на устойчивую социальную группу. Например, на преступность, как это было у нас. И удивительно, буквально на днях вся прозападная российская оппозиция вдруг озаботилась правами заключенных в тюрьмах.  

Привет, друзья! Это спецреп редакции. На днях правозащитная организация GULAGU.NET – проект занимается противодействием пыткам и коррупции в российской исправительной системе – опубликовала страшные кадры, на которых видны жуткие изнасилования и избиения заключенных. Эти съемки мы не можем даже показывать из-за ограничений YouTube, но вы легко можете их найти в интернете.  

Основатель GULAGU.NET Владимир Осечкин получил массив видеозаписи от бывшего заключенного одной из колоний. По его словам, архив содержит 40 гигабайт.  

Андрей Лазуткин:
По легенде, эту информацию какому-то белорусскому программисту передал какой-то заключенный. Наверное, сам все и снял в тюрьме – там ведь у каждого есть телефон, камера, ноутбук, интернет. Но посмотрите, как две социальные группы, которые были у нас на протестах – программисты и лица с судимостями, снова идут бок о бок. Вы такого много видели в жизни? Я – нет.  

А еще посмотрите, как это подано. Изнасилования, пытки, концлагерь, убийства – это все то же самое, что они рассказывали про наше Окрестина. Похоже, тактика признана успешной, и теперь это будет применяться уже в российских протестах. А с учетом того, что Навальный сидит в колонии, это такой намек, что его там тоже всячески пытают и насилуют.  

Андрей Лазуткин:  
Для чего это сделано? Потому что мало просто не любить милицию, надо ее ненавидеть и быть готовым задавить сотрудника машиной, всадить нож, выстрелить на поражение. Поверьте, далеко не каждый человек на это способен – нужна специальная подготовка либо надо быть уголовником.  

Понятно, что Россия большая. Но экстремистов, футбольных фанатов, ваххабитов даже в России не так много, а вот сидевших на зонах гораздо больше. И многие из них с удовольствием поучаствуют в цветной революции. Как это, кстати, было в Киеве. Ты был никем, на дне общества, а тут можно сразу стать министром, депутатом, большим начальником. Поэтому мало раздавать печенье. Нужно раздавать посты.  

С вами был Андрей Лазуткин и выпуск «Занимательной политологии».  

Loading...


Лазуткин: обвинения в старости пытались использовать против нас. А Байден забывает даже фамилию своего министра обороны



Новости Беларуси. Интервью Президента Беларуси Дмитрию Киселеву заняло более двух часов и вышло в эфир без монтажа, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. Этот прием позволяет максимально точно передать все акценты. На отдельные вопросы Александр Лукашенко ответил очень подробно, а на некоторые ограничился тонкими намеками.

О том, что прозвучало в интервью между строк – в рубрике «Занимательная политология» Андрея Лазуткина.

Андрей Лазуткин, политолог:
Главной скрытой темой интервью стал вопрос, кто когда уйдет. Киселев долго и аккуратно к нему вел, располагал к себе собеседника и задал в самом конце.

Для Киселева не Крым, а вот это был главный вопрос. Дело в том, что русским не совсем понятна наша реформа Конституции. Когда такая же реформа была в России, ее главной задачей было сдвинуть президентский срок, чтобы он шел с момента принятия Конституции. То есть, по сути, не проводить выборы. Это еще назвали «обнулением».

А у нас ничего такого пока нет. Может быть, это примут в переходных положениях, но, судя по ответу Президента, пока сроки не сдвигаются. А ведь не секрет, что год назад, когда оппозиция требовала изменений в Конституцию, неважно каких, но в их результате Лукашенко должен был уйти, вот такую реформу они бы, конечно, поддержали.

Но, чтобы вы понимали, те же самые вопросы про уход постоянно задают и Путину. Вот, к примеру, недавнее интервью каналу CNBC. Американцы точно так же, как Киселев, спрашивают: «Пойдете ли вы на следующие выборы?» И вот что Путин отвечает.

Владимир Путин, президент Российской Федерации:
Я на такие вопросы предпочитаю не отвечать. Это мой традиционный ответ. До следующих выборов еще достаточно много времени. Разговоры на эту тему дестабилизируют ситуацию.

Можете сравнить с ответом нашего Президента. На такие вопросы прямо не отвечают, потому что от этого зависит стабильность государства. А ведь совсем недавно и Путина, и Лукашенко эти же американские центры в своей пропаганде называли «дедом». Это была кличка, ярлык, который пытались приклеить в молодежной среде. Потому что когда на протесты Навального выходили подростки по 15 лет, надо было показать, что вот, молодые выходят против якобы старого Путина.

Андрей Лазуткин:
Но в США в прошлом году выбирают Байдена, который лет на 10 старше и Путина, и Лукашенко. И теперь к возрасту любых президентов вообще стараются не привлекать внимания. А ведь в случае Байдена страной управляет непонятно кто. Помощники? Референты? Советники?

К примеру, и у них, и у нас есть специальные коды, которые приводят в действие системы ядерного удара. То, что называют ядерным чемоданчиком. У кого в США эти коды в руках? У Байдена? И если они собираются с нами реально воевать и перекидывают к нам технику и корабли, кто в случае чего будет принимать у них решение об ударе?

А с другой стороны, обратите внимание, как Байдена постоянно пытаются выставить старым, слабым, недееспособным. Причем это не какая-то наша пропаганда, это происходит в самих Штатах. Там идет борьба за власть. И, возможно, слабый, мягкий Байден кому-то не выгоден. Может быть, он недостаточно решителен для ведения боевых действий?

Андрей Лазуткин:
Тот же Буш-младший, мягко говоря, не был человеком большого ума. Но он делал то, что нужно было оборонному комплексу, например, устроил войну в Ираке. За это благодарные иракцы его любят до сих пор.

У Буша хотя бы реакция неплохая. Байден бы так не уклонился. Но вообще с ним как-то непонятно. Во-первых, Байден все-таки дал России достроить «Северный поток», хотя Трамп в этом вопросе стоял намертво. Во-вторых, с Россией пытаются вести переговоры хотя бы по ядерному оружию, чтобы не допустить обмена ударами.

Андрей Лазуткин:
И такое чувство, это не всем нравится в США. Байден, конечно, не друг России. Но в силу возраста к какой-то полноценной войне, по типу Югославии, он просто не готов. Но за его спиной наверняка есть те, кто, к примеру, торгует оружием. И, допустим, продает его в Польшу. А как продать много оружия? Надо убедить всех, что именно в вашем регионе скоро будет война. Создать спрос и продать все что есть. Поэтому поляков убеждают, что вот белорусы на них завтра нападут по команде Путина.

Похоже, что эту партию разыгрывают поляки с американскими друзьями. Понятно, что нас там не любят. Но все их действия определяет в основном прибыль, деньги. К примеру, вокруг польского Министерства обороны много лет существует группа, которая отвечает за закупки американского оружия. Правящая партия меняется, а они остаются. И сегодня они все у власти. Это их шанс получить свой кусок от оборонных заказов. Говоря по-русски, откат.

Конечно, все эти военные провокации видят в России. Вот, к примеру, фрагмент горячей линии этим летом, где Путин отвечает на вопрос о британском эсминце, который чуть не утопили.

 

Владимир Путин:
Во-первых, это, конечно, провокация. Совершенно очевидно, это провокация. Чего хотели показать и каких целей пытались достичь эти провокаторы? Во-первых, она была комплексной и проводилась не только британцами, но и американцами. Британец зашел в наши воды днем, а еще утром с одного из военных аэродромов натовских в Греции, с Крита, по-моему, взлетел американский разведывательный стратегический самолет. Мне докладывали об этом, конечно, я об этом хорошо знаю. Если бог даст памяти, бортовой номер 63/9792.

Андрей Лазуткин:
Обратите внимание, как Путин называет бортовой номер самолета. Не потому, что это важно, а потому, что это демонстрация хорошей памяти. А Байден, к примеру, забывает даже фамилию своего министра обороны. И вроде бы все при этом говорят о войне. Но с каким центром принятия решений мы будем воевать? Похоже, что администрация Байдена мало чем реально управляет.

А раньше все эти обвинения в старости, слабости пытались использовать против нас. Вот характерный пример. Перед выборами Лукашенко выступает с посланием и в это же время переносит коронавирус.

Андрей Лазуткин:
Польские каналы тогда считали буквально по секундам, сколько раз он доставал платок, сколько раз сел голос, сколько упало капель пота, как зашел на сцену, как ушел. Это война, и противнику надо вас убедить, что ваше руководство слабое, старое, неэффективное. Хотя само выступление как раз имело обратный смысл, что Лукашенко в любом состоянии готов и будет вести борьбу.

Поэтому тот же хоккей, куда может прийти любой желающий – это не потому, что диктатор тратит деньги на ледовые дворцы, как это годами вбивают в голову. Нет, это демонстрация, что человек здоров, и может не только работать президентом, но и выдерживать физические нагрузки. Кто не верит, сходите сами и посмотрите.

А наши натовские друзья, да и русские, за этим внимательно следят. Для них это сигналы, что у человека есть здоровье и что страна сегодня, завтра, послезавтра будет под контролем.

Андрей Лазуткин:
Но есть и другой пример. Можно же выбрать молодого президента. Вот молодой парень Володя Зеленский, 43 года, был с визитом в США. Какое-то странное поведение, правда? Бегают глаза, дергается рот, руки дрожат без всякого коронавируса. И все это наши американские друзья не замечают. Потому что он свой, работает на Штаты. И каким бы вы ни были, даже наркоманом, вас все равно отмажут. А вот Лукашенко и Путин старые, им надо срочно уйти, не сегодня, так завтра.

А кто же придет вместо них? Сами они, может, и не придут, но их за руку приведут ЦРУшники. Эти люди, конечно, редко попадают в кадр – такая у них работа. Но в Стокгольме съемочной группе удалось их заснять. Смотрите внимательно. Три человека, один закрывает от камеры, один идет впереди, один сзади. Это охрана Тихановской на мероприятии ОБСЕ. Все как в кино, даже наушник торчит из уха.

И эти люди, вокруг которых бегают ЦРУшники, – декорация для совсем других сил. И если все-таки полетят ракеты, решать они ничего не будут. Поэтому еще раз подумайте, дорогие жители новой Беларуси, за кого вы, за них или за нас.

Читайте также:

«Пойдёте на следующие выборы?» Что на это ответил Президент Беларуси в интервью Дмитрию Киселёву

Лукашенко в интервью: «Это было самое важное в моей жизни решение, что я баллотировался на эти выборы»

Александр Лукашенко: за нами Беларусь – чистая и светлая. Она наша, она любимая. А любимую не отдают