Сергей Пигарев о Конституции: «Приходит очень много предложений по внесению, я не побоюсь сказать, радикальных изменений»

01.11.2020 - 23:48

Новости Беларуси. В гостях студии «Неделя. P.S.» заместитель председателя РОО «Белая Русь» Сергей Пигарев.

Юлия Бешанова, СТВ:
Государство как система должно и обязано себя защищать. Какие методы есть? Что сейчас делать?

Георгий Атаманов: либо отрабатываются деньги, либо выполняется чей-то заказ, либо просто личные амбиции «я хочу»

Сергей Пигарев, заместитель председателя РОО «Белая Русь»:
Государство себя защитит, потому что те, кто помнит классиков, знают, что такое государство. А вот народ у нас неоднороден. Он раскололся на тех, кто активно высказывает свое несогласие, причем переходя на личности, прежде всего с Президентом, с тем курсом, который он проводит, с действиями силовиков. И, наверное, пожалуй, все. У них очень немного принципиальных требований, которые сразу блокируют любую попытку начать с ними конструктивный диалог. Кроме бело-красно-белых знамен не видно ни одного знамени. Совершенно непонятно, куда они призывают нас двигаться. Понятно, что во время майдана в Украине то там, то там появлялись флаги Евросоюза. Ясно. У нас – только бело-красно-белые. Попытки на бытовом уровне спросить: «Мы хотим перемен?» Они: «Да, мы хотим перемен. Мы хотим, чтобы у нас не было того Президента, который сейчас». А что дальше будем делать, с кем мы будем? Беларусь небольшое государство. Без союзников, без опоры, без поддержки нам будет крайне сложно решить проблемы, потому что день за днем, месяц за месяцем протестующие делают все, чтобы подорвать и экономическую мощь нашего государства.

Протестные акции раз в неделю – это верхушка, это шапка. Если бы это было без последствий, можно было бы смириться

Юлия Бешанова:
Как призывы к экономическому локдауну. Насколько это серьезно, насколько это может вылиться большими экономическими проблемами?

Сергей Пигарев:
По моему убеждению, это самая серьезная угроза и самые серьезные деструктивные действия, которые сейчас есть. Экономика касается нас всех, включая тех, кто выходит на протестные акции. Но самое главное – это коснется прежде всего тех, кому никто не сможет помочь, кроме государства: это пенсионеры, бюджетники, медики, наши школьники. Протестные акции раз в неделю – это верхушка, это шапка. Если бы это было без последствий, можно было бы смириться. Протестующие не приемлют никакой другой точки зрения, кроме своей. Они смеются над тем, что у нормальных людей вызовет как минимум недоумение. А попробуйте посмейтесь над чем-нибудь из того, что делают они – а косяков там хватает, даже больше, чем нормально – будет сразу же обструкция, сразу негодование. Попробуйте добиться ответа на простые внятные и понятные вопросы, и вы становитесь врагом номер один.

Юлия Бешанова:
Для Беларуси коллективный разум – это во многом Всебелорусское народное собрание. Одна из тем, которая будет обсуждаться на ВНС, – это изменения в Конституции. С какими предложениями приходят люди, много ли их, насколько диалоговые площадки работают?

К каким переменам созрело белорусское общество? Мнение политолога Петра Петровского

Сергей Пигарев:
Большинство предложений, которые мы направляем в рабочую группу по подготовке Всебелорусского народного собрания, пришло к нам в период агитационной кампании. До выборов. Приходили они в электронном виде, по почте, люди приходили.

Правовое сознание растёт: какие изменения белорусы предлагают внести в Конституцию?

Ну, мы-то заточены были на то, чтобы встречать людей, которые приходят к нам, как правило, с жалобами и проблемами. А тут люди приносили в том числе результаты своей работы: серьезные, толстые такие фолианты. Понятно по первым страницам, о чем просили люди, мы обязательно примем это к сведению, мы сейчас и приняли – пришлось перечитать все и из компьютеров поднять все. Были предложения, которые касаются именно пятилетнего плана развития нашего государства.

Были обращения, которые подписаны были целыми товариществами, причем потребительскими

Юлия Бешанова:
Люди не безразличны к тому, что сейчас происходит? Я имею в виду не ту часть общества, которая вышла на улицу.

Сергей Пигарев:
Если бы это было обращение пяти человек, трех и даже тридцати… А там были обращения, которые подписаны были целыми товариществами, причем потребительскими, которые были созданы. Со дня на день войдет в строй первый энергоблок БелАЭС, в республике появится колоссальный избыток электроэнергии, и пока мы не решим вопрос ее продажи, экспортирования, нам надо решать, что нам с этой электроэнергией делать внутри страны.

Многие люди решили свои жилищные проблемы сами, эти люди – люди будущего

Юлия Бешанова:
Насчет того, что страны Балтии не будут покупать эту электроэнергию: как вам кажется, это блеф?

Сергей Пигарев:
Все только вопрос чисел. Как только появятся разворотливые нормальные структуры, которые выступят в качестве посредников, я думаю, что вопрос решится. Но мы о другом говорим. Многие люди решили свои жилищные проблемы сами, эти люди – люди будущего. Они переехали жить в пригород, построили себе дома в дачных поселках и живут там. Они делают выбор для отопления и подогрева воды в пользу электроэнергии. Сети наши, при том, что будет избыток электроэнергии, пока к этому не готовы. Люди за свои деньги, по согласованию с энергоструктурами, прокладывают себе эти сети и не могут эти сети сдать на баланс областных электросетей. Таких обращений был целый ворох именно по Минской области.

Приходит очень много предложений по внесению, я не побоюсь сказать, радикальных изменений

Юлия Бешанова:
Давайте вернемся к более глобальным проблемам, которые обсуждают в обществе, не уходя в частности.

Сергей Пигарев:
Планы развития экономики – развитие электросетей и их модернизация. Это то, что должно быть прописано, то, что мы будем подавать. В основном людей сейчас волнует, по какой Конституции мы будем жить не ближайшие год или два, ведь Конституция пишется на десятки лет, а в некоторых странах и на сотни. Но это было тогда. Все меняется, меняется ситуация, поэтому приходит очень много предложений по внесению, я не побоюсь сказать, радикальных изменений.

Юлия Бешанова:
Приведите примеры самых интересных из них.

Сергей Пигарев:
Это не секрет Полишинеля. Люди задают вопрос: «Какова необходимость существования в республике двухпалатного парламента?», приводя в примеры, что традиционная верхняя палата имеет место в тех странах, в которых федеративное устройство государства. Там заседают представители этих регионов: будь то штаты, либо это округа, в Российской Федерации – субъекты федерации. Вот первый вопрос. Люди спрашивают, действительно ли так нам нужен Конституционный Суд. Встает вопрос о том, почему у нас Президент избирается на пять лет, а парламент и местные представительные органы власти – на четыре года. Нельзя ли сделать всем по пять лет и прийти к единому дню голосования? В плане экономии бюджетных средств это очень серьезно.

Не было ни одного предложения, которое хотя бы чуть-чуть ограничило наши суверенитет и территориальную целостность

Юлия Бешанова:
Косметическим ремонтом Конституции в этот раз уже тоже не обойдется.

Сергей Пигарев:
Да вы что. Если в Конституции изменить хотя бы две-три статьи, это такой ворох законов под себя подтягивает, это надо менять полностью всю законодательную базу. Кстати, за все время не было ни одного предложения, которое хотя бы чуть-чуть ограничило наши суверенитет и территориальную целостность. Ни одного замечания не было по статье Конституции, которая декларирует Беларусь как государство, которое будет стремиться в процессе своего развития к нейтралитету. А вот по поводу выборов было. Граждане говорят: «Мы уже устали голосовать за людей, что могут эти люди?» Люди готовы голосовать за программу. А программа отдельного человека, который не объединен в какое-то политическое движение, объединение, невыполнима, потому что это программа одного человека. Встает вопрос о реформировании избирательной системы и перехода от мажоритарной (когда голосуют за каждого) к пропорциональной или к смешанной. Причем с большой долей политических партий во время выборов, не менее 50 %, тогда в этом есть смысл.

Юлия Бешанова:
У нас не так много сейчас в стране действительно действующих, работающих партий, чтобы они могли оказывать влияние на большую политику.

Сергей Пигарев:
За последние три десятилетия сделано было очень много, чтобы их стало еще меньше. Поэтому то, что они сейчас существуют, а многие и готовы к трансформации в политические партии, это скорее вопреки, а не вследствие нашего закона о политических партиях, общественных объединениях.

Люди будут приходить в общественные приемные не кандидатов, а политических партий

Юлия Бешанова:
Но это тоже не быстрый процесс.

Сергей Пигарев:
Если принять решение и дать этим организациям стимул к росту, они начнут расти как грибы после дождя. Те, которые послабее, – путь их будет недолог. Те, у кого есть история, вполне возможно, займут достойное место. А те, кто будет выражать мнение большинства народа, станут в конечном итоге правящими или создадут коалицию из нескольких партий. И тогда люди будут приходить в общественные приемные не кандидатов, а политических партий. И, приходя со своими проблемами, предложениями, заявлениями, знать, что их услышит партия, которая является правящей.

Юлия Бешанова:
Создание партий, многопартийной системы – очень длительный процесс. К этому нужно, чтобы общество созрело и подошло.

Сергей Пигарев:
Если вспомнить начало XX века, то одна партия из вот такусенькой очень быстро стала правящей.

Юлия Бешанова:
Даже не камень в огород.

О некоторых статьях Конституции: «Надо определяться, потому что тут есть нонсенс»

Сергей Пигарев:
Перегружать Конституцию этим, может быть, и не стоит. Конституция должна быть легче. У нас есть масса обращений и предложений некоторые статьи Конституции отменить. Есть статья в Конституции, например, которая говорит о том, что запрещено голосовать лицам, находящимся под арестом. А баллотироваться в кандидаты им можно. Надо определяться, потому что тут есть нонсенс. Дальше по участию в выборах. Общественные объединения могут выдвигать, партии могут выдвигать. Надо определиться.

Есть еще очень острый вопрос, который тоже поступает с мест. Конечно, это вопрос для диалога и изучения специалистами: многие предлагают изменить право участия в избирательных кампаниях для граждан на обязанность. Это налагает определенную ответственность на того депутата, за которого он проголосовал, к взаимодействию с этим гражданином, к его приему. Ну и, конечно, по обустройству государственной системы. Ограничить срок действия полномочий главы государства двумя сроками.

Люди в материале: Юлия Бешанова, Сергей Пигарев
Loading...


Конституционная комиссия: граждане предложили ввести институт суда присяжных



Новости Беларуси. Предложения по изменению в Основной закон страны продолжает изучать Конституционная комиссия, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

В Беларуси может появиться институт конституционной жалобы. Что это значит?

16 июня на заседании Конституционной комиссии были озвучены инициативы, поступившие от граждан. Например, возможность введения суда присяжных.

Елена Семашко, заместитель директора Национального центра законодательства и правовых исследований:
Интересное предложение поступило в отношении статьи 113 Конституции. Граждане предлагают сформулировать эту норму, статью Конституции таким образом, чтобы это позволило в дальнейшем ввести и использовать в нашей судебной системе институт суда присяжных заседателей.

Сегодняшнее заседание Конституционной комиссии уже шестое. На предыдущих встречах участники рабочей группы обсудили функции Президента, Совмина, Парламента и ряд других вопросов. До 1 августа эксперты должны представить готовый кейс предложений по совершенствованию Основного закона главе государства.