Сергей Рачков: «Рост миграции из Ближнего Востока, стран Африки обусловлен ещё и пандемией»

12.07.2021 - 23:28

Новости Беларуси. Причины миграции в страны ЕС и ее последствия в ракурсе геополитики обсудили в ток-шоу «По существу». На одной площадке собрались политологи, специалисты по вопросам демографии, экономические и военные эксперты.

Кирилл Казаков, генеральный директор СТВ:
Здесь не только мусульмане, тут граждане разных стран, и не всегда они будут мусульмане. Дело заключается в том, что они не интегрируются, а создают собственное общество фактически. Литва этого и боится.

Вадим Боровик, политолог:
Два понятия – легальная миграция и нелегальная миграция. Люди, которые нелегально, бегут от беды, от горя на их земле.

Кирилл Казаков:
Либо от тюремного срока, что тоже очень часто бывает.

Вадим Боровик:
Зачастую не имеют образования, имущества, необходимых, даже средств, чтобы оплатить какое-то образование. Вся эта нагрузка ложится на принимающее государство – этого Прибалтика и боится. И в Германии, и во Франции есть программы, где они призывают, чтобы к ним выезжала квалифицированная рабочая сила. Они проверяют уже на этапе выезда, насколько человек подготовлен, как он будет жить. Даже консул проводит интервью с ним, интересуется, каким образом он будет жить на территории этого государства. В данном случае человек приехал с последними минимальными сбережениями, не имея знаний. А еще важный момент – конфликт цивилизаций. Илья говорил, когда он находился в определенном месте, что для него было непривычно то, что происходит утренняя молитва, намаз и прочее. Придется прибалтам к этому привыкать. Это конфликт цивилизаций, и чтобы ассимилировать такие группы населения, нужно провести очень серьезную работу. И не только материальные затраты, но должны работать и психологи, и специалисты по безопасности. Работа с обществом.

Сергей Рачков, председатель Постоянной комиссии Совета Республики Национального собрания Беларуси по международным делам и национальной безопасности:
Рост миграции из Ближнего Востока, стран Африки обусловлен еще и пандемией. Там просто катастрофическая обстановка в экономике, с продовольствием, поэтому есть объективные причины. Но в этом нет никакой роли Республики Беларусь.

Кирилл Казаков:
Почему итальянцы не обвиняют Тунис в том, что оттуда бегут мигранты? Почему из Алжира плывут во Францию мигранты, Франция не обвиняет Алжир?

Вадим Боровик:
Давайте сделаем один акцент. Европа привыкла, вся история Европы – колонии. Почему алжирцев много во Франции? Колонии там были такие. Они привыкли получать выгоду, ведь зачастую бусы менялись на золото. У них отношение к этим народам.

Поймите разницу. Раньше, чтобы доплыть, нужны были месяцы, нужны были средства, чтобы создать такой корабль и иметь такое вооружение. А сегодня мир стал очень тесным. Молниеносная передача информации. Почему на границе легко? Приехали ребята, 50 человек, легко переправились через литовскую границу. Они СМС отправили – вот это и есть канал: к этим людям обратись. И они по этому каналу через дырку в границе легко попадают в Прибалтику. То же самое перелет. Сегодня несколько часов, и ты из одного региона, где эти страны устроили бойню, попадаешь в другой, безопасный, и уже выдвигаешь требования. Когда эта группа маленькая, 200-300, даже несколько тысяч человек – одно. Но когда формируются семьи, целые гетто мигрантов, у них начинаются политические права, экономические и прочие. Они отстаивают свои интересы, и это создает дополнительную экономическую нагрузку на то государство, которое принимает.

Читайте также:

Илья Бегун: «Вся эта проблема с беженцами – это ложь чистейшей воды, им нужны эти люди»

Сложно ли сейчас приехать из Риги в Минск? Рассказала девушка, у которой получилось

Жительница Латвии: если наше государство выглядит невыгодным в глазах народа, то эта тема будет заминаться

Loading...


Как справиться с последствиями коронавирусной инфекции? Рассказываем, что для этого сделали в белорусских больницах



Новости Беларуси. Новый штамм коронавируса добрался до Беларуси. Врачи говорят о необходимости вакцинироваться. А тем временем в Беларуси уже начали прививать и несовершеннолетних в возрасте от 12 до 17 лет препаратом Vero Cell производства китайской компании «Синофарм». О том, что еще нужно знать о ситуации с COVID-19, поговорили с гостем программы «Большой город» на СТВ. В студии председатель комитета по здравоохранению Мингорисполкома Елена Богдан.

Юлия Алексеюк, ведущая:
Насколько активно сейчас больницы возвращаются к обычному режиму работы?

Елена Богдан, председатель комитета по здравоохранению Мингорисполкома, председатель ОО «Белорусский союз женщин»:
Сегодня у нас в ожидании 50 коек неврологического отделения БСМП, где мы завершаем подвод точек кислорода. И если мы сохраним такие же уровни заболеваемости, как и сейчас, то в ближайшее время мы выведем и эти 50 точек. То есть это работа фактически живая и зависит от заболеваемости. У нас нет ни одного учреждения, которое работает только на коронавирусную инфекцию. Даже инфекционные наши больницы – и детские, и взрослые – все равно продолжают оказывать помощь пациентам с другими инфекционными заболеваниями. Все наши крупные больницы, которые принимают сегодня пациентов с коронавирусом – это и 4-я больница, и 5-я городская клиническая больница, и 6-я, и 10-я – оказывают определенные виды плановой помощи нашим пациентам. При необходимости у нас есть определенные графики, планы, мы достаточно быстро развернем коечный фонд обратно. Но мы нацеливаем и работу стационарного и амбулаторно-поликлинического звена в этот светлый промежуток низкой заболеваемости, низкого поступления в наши учреждения максимально оказать необходимую помощь пациентам с другими заболеваниями.

Юлия Алексеюк:
Переболевшие ковидом зачастую сталкиваются с последствиями болезни. Как вы посоветуете возвращаться к привычной жизни?

Елена Богдан:
После коронавируса есть ряд пациентов, которые длительно являются зависимыми от кислорода. У них уже нет активного коронавируса. Я не буду говорить о том, что иногда присутствует психологическая зависимость от кислорода, особенно у тех, кто достаточно тяжело перенес это заболевание. Мы будем говорить о тех, кому это объективно нужно. Нами создано отделение на 30 коек, куда переводятся такие пациенты на длительное долечивание, реабилитацию, лечебную физкультуру и, естественно, кислородотерапию, постепенно отучая человека от нее. Это первое. Второе – на базе нашего городского центра фтизиопульмонологии тоже проработан вопрос, мы начали оказание медицинской помощи пациентам, которые перенесли тяжелую коронавирусную инфекцию. На основании приказа комитета по здравоохранению там возможно выполнение и дополнительных исследований, включая компьютерную томографию, чтобы видеть в динамике, что в легких. Также там будет организована работа дневного стационара. И, естественно, это работа реабилитации.

Читайте также:

В Беларуси начали прививать от ковида подростков. Как к детской вакцинации относятся родители?

Можно ли делать прививку от коронавируса, если есть антитела? Рассказываем, как поступить

«Готовимся к тому, что возможна ещё одна волна». Вот чем оборудуют минские больницы для лечения COVID-19