«Смерть угнетателям народа». Рассказываем, как подпольная группа «Смугнар» боролась с оккупантами

09.05.2021 - 11:01

Новости Беларуси. Сегодня мало кто знает, что в Беларуси была своя молодая гвардия. В Калинковичах юные подпольщики-антифашисты, назвавшие свою организацию «Смугнар», больше года вели борьбу с оккупантами, охотились на полицаев, расстреливали патрули, устраивали диверсии на железной дороге. Большинству из них едва исполнилось 16, почти все они погибли, сражаясь за свободу и Родину, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Истории молодых подпольщиков Сергей Шевченко посвятил всю жизнь. Среди героев-антифашистов его брат Семен, которого он практически не знал. Когда шестнадцатилетнего героя нацисты подняли на дыбу, Сергею едва исполнилось два года. 

Сергей Шевченко, брат подпольщика-антифашиста:
Они все были комсомольцами. Все написали клятву на комсомольском билете и расписались кровью. Дальше мой брат Сеня все комсомольские билеты сложил в большую гильзу, облил битумом и спрятал в дупле дуба.

Эта история как приключенческий роман. Вчерашние школьники, еще совсем дети, в оккупированном городе начинают совсем недетскую войну с реальным врагом. Свою организацию они назвали «Смугнар»: сокращенное от «Смерть угнетателям народа». Этими словами заканчивались сводки Совинформбюро, ими же подпольщики подписывали свои листовки, в которых регулярно сообщали жителям оккупированного города новости с фронтов. 

Александр Добриян, корреспондент:
Вечером 29 июня 1942 года в оккупированных Калинковичах прогремел взрыв. В тот момент, когда железнодорожный состав проходил под мостом, прямо на паровоз обрушилось перекрытие. К месту ЧП со станции было выслано охранное подразделение. Началась перестрелка, в которой погибли более 80 человек. Правда, стреляли немцы друг в друга. В поезде также ехали солдаты.

Интересно, что записать на свой счет успешную диверсию в 1942-м поспешили командиры сразу нескольких партизанских отрядов. Правда открылась только спустя годы после войны. Сергей Шевченко вместе с пионерами отыскал в доме командира «Смугнара» Кости Ермилова рукописный дневник.

Кстати, дом и сегодня выглядит как в 1942-м. В саду сохранилась даже груша, под которой была сделана рукопись.

Сергей Шевченко:
Дневник настолько откровенный. В общем, Костя в итоге меняет свои взгляды на войну, на жизнь, на все. Для нас это были голоса мертвых, от которых мы не могли ничего услышать. И вдруг дневниковая запись. 

Уникальный исторический документ содержит подробности боевых операций: от нападений на полицейских до взрыва Красного моста и покушения на местного гауляйтера. Однако дневник Кости Ермилова это еще и критика советской власти, а еще имена коммунистов и местных функционеров, перешедших на сторону фашистов, которые после войны снова успешно переобулись. В итоге рукопись исчезла в ведомственных архивах, а история «Смугнара» снова осталась достоянием лишь местных краеведов. К слову, сегодня точно известно место захоронения только пятерых смугнаровцев. Их уже в начале 21 века перезахоронили в Калинковичах.

Сергей Шевченко:
После расстрела немцы посылали сюда полицая, который должен был их закопать. Его когда арестовали, моя мать просила: «Покажи, где закопал». «Нет, не покажу», – ответил. И не показал.

Сергей Шевченко не теряет надежды установить точное место упокоения брата. Пока же свои знания пенсионер передает местным школьникам.

Петр Данилович, учащийся базовой школы №5 Калинковичей:
Я думаю, если бы мы были постарше и оказались в такой ситуации, то человека два – три нашлись бы, которые тоже любят свою Родину, которые не хотят ее отдавать и переходить к другой культуре, к другим порядкам.

В свои 14 современный школьник Петр Данилович не подбирает слов так же, как делал в своем дневнике руководитель «Смугнара» Костя Ермилов 80 лет назад. На поступок и тогда, и сейчас способны единицы. Но именно эти единицы и остаются в истории.

Loading...


Многие книги были сожжены и вывезены. В Национальной библиотеке до ВОВ было 2 млн документов, а уцелело только 320 тысяч



Новости Беларуси. В памяти белорусов навсегда. На неделе мир скорбил по жертвам фашизма. Тем временем в нашей стране карта сожженных деревень продолжает наполняться новыми населенными пунктами, которые нацисты испепелили дотла, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Проект «Без срока давности». В планах подготовка шеститомного сборника документов по каждой из областей Беларуси о преступлениях нацистов и их пособников против мирных белорусов с приложением списка сожженных населенных пунктов. Только на территории Витебской области за годы оккупации были уничтожены больше 3,5 тысячи деревень.

Александр Суша, заместитель генерального директора Национальной библиотеки Беларуси:
У экспазіцыі музея кнігі, мы адмыслова прадстаўляем выданні, якія сведчаць сваім вобразам пра трагічныя падзеі Вялікай Айчыннай вайны. Гэта кнігі, прастрэленыя кулямі, прабітыя снарадамі.

В следующем году Национальная библиотека будет праздновать 100 лет. Ее фонды были бы богаче, если б не война. От 10-миллионного фонда нашей страны осталось 16 %. В Национальной библиотеке до войны было 2 миллиона документов, уцелело лишь 320 тысяч.

Александр Суша:
З усіх тых бібліятэчных будынкаў, што існавалі перад вайною на тэрыторыі Беларусі, засталося не больш 5 %. А калі мы кажам пра бібліятэчны фонд, то ён быў знішчаны прыблізна ў такой жа прапорцыі, калі не большай. Кажуць пра 97-95 % знішчэнняў. Мы, такім чынам, можам канстатаваць, што фактычна ўсе кніжныя багацці, скарбы нашай краіны – ці яны захоўваліся ў найбуйнейшых рэспубліканскіх бібліятэках, ці ў вясковых невялічанькіх, яны былі фактычна разрабаваныя, знішчаныя ці вывезеныя па-за межы Беларусі. І гэта тычыцца нашых калекцый, у пераважнай большасці яны альбо знішчаліся тут, на месцы, напрыклад, знакаміты яўрэйскі фонд у нас у фондах Дзяржаўнай бібліятэкі БССР існаваў перад вайной. Яўрэйская мова была адной з дзяржаўных. У выніку фактычна ён быў знішчаны цалкам. А некаторыя калекцыі, самыя старажытныя, рэдкія, дарагія, у тым ліку выданні, напрыклад, Францыска Скарыны і іншых, былі проста вывезены з Беларусі. Дзякуючы намаганням ужо нашых калег яны былі вернутыя назад пасля вайны, адшуканыя і вернутыя ў Беларусь.

Фонды библиотеки помогли найти тысячи имен белорусов, которые погибли в годы Великой Отечественной. За последние 30 лет военная литература не была настолько востребована, как сейчас. Становится меньше ветеранов. Книга сегодня – единственный и наиболее популярный свидетель самого сложного периода в нашей истории.

Анна Коптелова:
За нашим участком упали первые в поселке бомбы. Там до сих пор сохранились эти первые ямы, которые не заросли ни травой, ни деревьями. Никто их не трогает, потому что все знают, что это память.

В 40-х война ворвалась в дом многих белорусов. Столичная школьница Анна – правнучка победителя. Она никогда не забудет героические поступки своего прадедушки. Николая Сидорика война застала в Брестской крепости. Он участвовал в трех боевых операциях. Благодаря его лечению ни один партизан в отряде не умер. Сидорика наградили медалью «За отвагу» и «Партизану Отечественной войны» первой степени.

Анна Коптелова:
Мой прадедушка был фельдшером в военном отряде. Он помогал перевязывать раненых и спасал жизни многих людей. Люди благодарили его за все его подвиги, помощь. Люди пережили войну, встретили своих близких, родных, увидели своих будущих детей. Если бы не дедушка, многие люди бы просто погибли под взрывами. Нужно помнить об истории своих предков, чтобы будущие дети и родственники знали о той страшной трагедии, которая была для нас. Потому что, если мы о ней забудем, наши будущие поколения о них просто не будут помнить, не будут о них знать.

Белорусы усвоили урок: война – это безвозвратная потеря ценностей. Она не только уничтожает людей, но и память о них. Чтобы зверства, через которые прошли наши деды и прадеды, не повторились с нашими детьми, мы никогда не должны забывать, какой ценой нам достались мир, благополучие и спокойная жизнь без шума и взрывов гранат.