В главной роли – прима Александровская. Как прошла премьера белорусской оперы, на которую приехал Сталин

21.11.2020 - 09:32

Как прошла премьера белорусской оперы, на которую приехал сам Иосиф Сталин? Об этом рассказали в документальном проекте «Тайны Беларуси».

В марте 1936 года в газете «Звезда» появляется публикация с опасным названием «О формализме, приспособлении и боязни самокритики». Тикоцкого обвинили в том, что его героическая поэма для баса с оркестром «Буревестник» на стихи Максима Горького искажает замысел пролетарского поэта. После такой критики жизнь композитора могла пойти под откос.

К счастью, Тикоцкого зачистка миновала. Судьба уготовила ему совсем другую роль. В 1936-ом он садится за оперу «Михась Подгорный» – первую белорусскую народно-героическую музыкальную драму.

Ирина Горбушина, кандидат искусствоведения, заведующий отделом музыкального искусства и этномузыкологии НАН Беларуси:
Оперу Тикоцкий мечтал написать всю жизнь. Это была его мечта с детства, еще когда он посещал оперный театр. Дело в том, что в лучших традициях русской композиторской школы, идеалами которой он был воспитан, было создание оперы. Опера воплощала различные идеи, которые были связаны с жизнью народа, с героями. Это тот жанр, который позволял и крупно заявить о себе как о композиторе, и отразить время, эпоху и идеалы этой эпохи.

Подготовка к премьере идет несколько лет. Либретто к опере пишет Петрусь Бровка. С молодым писателем Евгения Тикоцкого еще не раз сведет судьба. Вместе они кропотливо, шаг за шагом оттачивают мастерство большого жанра. И представляют свое творение на суд московских критиков.

Лидия Макаревич, заведующий сектором архивной работы Большого театра Беларуси:
У архіве нашага тэатра есць такі дакумент, які называецца «Гісторыя тэатра». Там есць такі запіс: «Сентябрь 1938-го. Прослушивание Михася Подгорного. Присутствовали: Рейнгольд Глиэр, Самуил Самосуд, Виктор Белый». Аб чым гаворыць гэты запіс? Гэта значыць, што пачынае з’яўляцца свой нацыянальны рэпертуар, і на яго вельмі вялікую ўвагу звяртаюць дырыжоры, кампазітары, рэжысеры, якія працуюць у Маскве.

Март 1939 года. В Москве открывается 18 съезд Всесоюзной коммунистической партии. Именно к этому форуму и приурочили знаковое культурное событие в Белорусской ССР. В Минске перерезали ленту у новенького Театра оперы и балета. На сцене – премьера первой советской белорусской оперы «Михась Подгорный» Евгения Тикоцкого. Событие всколыхнуло всю культурную элиту. Восклицательный знак события – прима Александровская в главной роли.

Ирина Горбушина:
Опера «Михась Подгорный» повествует о судьбах народа во время Первой мировой войны и Великой Октябрьской социалистической революции. В партии Марыси выступала знаменитая Лариса Помпеевна Александровская, это обусловило успех оперы на сцене. Она была очень хорошо принята минской публикой и затем, в 1940 году с успехом прошла на сцене Большого театра в Москве на первой декаде белорусской культуры и искусства.

К первой декаде белорусского искусства в столице СССР готовились всей страной. В высоких кабинетах бурно обсуждался состав участников. Всего в списках «выездных» – более тысячи человек. На подготовку потратили свыше трех миллионов рублей.

Лидия Макаревич:
Менавіта опера «Міхась Падгорны» адкрывала гэту дэкаду. Ужо пасля першай прэм’еры ў газеце «Праўда» была публікацыя, якая проста на ура. Адзначалася, что опера вельмі цікавая, значная, меладычная, яна адпавядала патрэбам таго часу.

Татьяна Мдивани, доктор искусствоведения, профессор НАН Беларуси:
Коллективы поехали самые яркие, которые достигли определенных успехов, народные, оперный театр с оперой и балетом. Поехали оркестры народные, симфонические, индивидуальные музыканты – солисты. В Москве были просто потрясены, что за такой короткий срок, только-только все образовалось – и вдруг такое пиршество! Я бы сказала, пиршество талантов и высокого мастерства.

Декада белорусского искусства гремела на всю страну. Газеты пестрили громкими заголовками. А свежесть и глубина народного творчества заставляли авторитетных критиков пачками выдавать хвалебные отзывы. В Большой на премьеру белорусских постановок заглянул и генсек.

Ирина Горбушина:
Сталин посещал все значимые оперные премьеры в то время, это была его традиция. Он лично слушал, отсматривал спектакли. Опера имела большой успех и у критики, и Тикоцкому было присвоено звание Заслуженного деятеля искусств БССР.

И вновь судьба сводит Тикоцкого и Оловникова вместе. На первой белорусской декаде в Москве звучат первые сочинения юного композитора.

Вера Гудей-Каштальян, кандидат искусствоведения, доцент НАН Беларуси:
Его пьесы звучали в Малом зале Московской консерватории. Так сложилась судьба, так она по линии их вела параллельно – юный 22-летний композитор и уже, можно сказать, мастер, представлявший белорусское оперное искусство в Москве, композитор Тикоцкий.

После закрытия декады – торжественный банкет и награждения в Кремле. На прием к Сталину созвали только избранных. Лариса Александровская стала Народной артисткой СССР, а Тикоцкий получил звание Заслуженного деятеля искусств БССР. Имя белорусского композитора в одночасье пронеслось по всему Советскому Союзу.

Это была не последняя судьбоносная премьера в жизни Тикоцкого. Но планы, как и несколько десятков лет назад, вновь перечеркнула война.

Заставили учиться в медицинском, а в 30-х могли репрессировать. Как начинал карьеру белорусский композитор Евгений Тикоцкий? Подробности здесь.

Loading...


На что вы готовы пойти ради карьеры? Отвечает Алёна Ланская



Новости Беларуси. Гостья программы «В людях» Алена Ланская, заслуженная артистка Республики Беларусь, рассказала, на что готова пойти ради карьеры.

Ольга Коршун, ведущая:
Вы не только изменили фамилию, но и похудели, чтобы соответствовать образу.

Алена Ланская, заслуженная артистка Республики Беларусь:
На 10 килограммов.

Ольга Коршун:
А на какие еще жертвы или ограничения вы готовы пойти ради карьеры, ради сцены?

Алена Ланская:
Когда я начинала свой творческий путь, когда у меня в третьем классе бабушка соседка спросила, кем я хочу стать, я сказала, что артисткой. Я, конечно, не подозревала, через что мне придется пройти потом в жизни. Но сейчас, спустя столько лет я понимаю, что публичность – это сплошные ограничения. Я не могу себе позволить, допустим, танцевать на столе, как это могут делать обычные люди.

Ольга Коршун:
А хотите?

Алена Ланская:
Конечно, почему бы и нет. Я не считаю, что нужно ограничивать свою личность в чем-то, но публика может это неправильно воспринять. Это, конечно, спорт. 15 лет я занимаюсь спортом. Это постоянное поддерживание себя в тонусе. Каждый раз ты думаешь, о чем ты говоришь, что ты говоришь. Это большое чувство самоконтроля, которое преследует тебя всю жизнь. Ты понимаешь, что ты уже для кого-то являешься примером. За тобой следят дети, которые поют твои песни. Ты должен правильный пример подавать. Ведь мы в эту жизнь приходим зачем? Чтобы помогать людям. Может быть, если я уже нашла какую-то траекторию своей жизни, увидела этот свет по тому пути, по которому я двигаюсь, надо другим помогать. Рассказывать, что есть хорошо, что есть плохо, как достигнуть мудрости каждому из нас.

Ольга Коршун:
Глядя на вашу жизнь, кажется, что у вас история золушки. Девочка хотела петь, пела, из Могилева, красивая, талантливая. Ее заметили, она приехала в Минск и стала известной. Все ли так было на самом деле? Расскажите, как вы начинали.

Алена Ланская:
Если к этому относиться немного этапно и поверхностно, то, возможно, да. Но никто не знает, через что мне пришлось пройти, что в себе преодолеть. Это постоянный вопрос самооценки, потому что кому-то нравится твой талант, а кому-то нет. Только после 30 я пришла к тому, что я должна оставаться такой, какая я есть, потому что все, что дается нам с детства – это и есть личность ребенка. Сколько было слез, сколько было нервов, переживаний, были взлеты и падения. Не все так легко давалось. А сколько предательства я в своей жизни прошла и узнала, что могут друзья предавать, кто-то даже обворовывать. Я про это никогда не думала и не знала, потому что я считаю, что я родилась в счастливой семье, где у меня мама любящая и папа был любящим, он был творческий. На всех семейных мероприятиях мы с папой под гитару пели песни. Они меня защищали как могли. Но когда ты вышел в 18 лет в большую взрослую жизнь, конечно, был период, когда ты где-то неправильно себя вел. И я это признаю, потому что это период становления каждой личности. Это сейчас я понимаю, что с творческими людьми надо по-особому разговаривать, а раньше с моим характером: «Так, почему ты не сделал? Все, я больше с тобой не работаю». Вот так вот это было.

Этот клип снимали на родине Александра Лукашенко. И вот почему – подробнее здесь