Вадим Гигин: Григорий Азарёнок стал символом борьбы за Беларусь в 2020-2021 годах

15.05.2021 - 20:50

Новости Беларуси. В гостях программы «Тайные пружины политики» декан факультета философии и социальных наук БГУ Вадим Гигин и политолог Андрей Лазуткин.

Григорий Азаренок, СТВ:
Вадим Францевич, сколько вам было в 1995-м?

Вадим Гигин, декан факультета философии и социальных наук БГУ:
В 1995-м, в октябре мне исполнилось 18. Если мы говорим о референдуме 14 мая, то мне было 17 лет, то есть я не голосовал еще.

Григорий Азаренок:
Но если бы были уже совершеннолетним, пошли бы на референдум, голосовали бы?

«Сначала ведь не было отторжения к бчб-флагу сразу. 1991 год – это такая растерянность»

Вадим Гигин:
На референдум пошел бы, конечно. Но тогда еще формировались представления. Я уже учился в университете. Были бурные обсуждения: что, как, почему? Это такой период, в который формируются гражданские взгляды, самый такой активный период. Конечно же, я выступал за наш национальный флаг, за государственный, безусловно.

Сначала ведь не было отторжения к бчб-флагу сразу. 1991 год – это такая растерянность. Почему протащили через парламент? За него проголосовали даже коммунисты. Но я хорошо запомнил 1993 год, когда тогдашнее руководство Беларуси во главе со Станиславом Шушкевичем праздновали 75 лет БНР. И кого они притащили? Язепа Сажича, старшыню Рады БНР, человека на котором клейма негде ставить, военного преступника, нацистского холуя, прислужника. Посадили под это знамя.

Тогда, мне кажется, все покровы были сорваны. Стало понятно, что этот флаг ассоциируется с коллаборационизмом, с самыми трагическими периодами в истории Беларуси.

Григорий Азаренок:
Вадим Францевич, какая атмосфера была этого референдума, 1990-е годы?

Вадим Гигин:
Эта атмосфера связана и с вашей семейной традицией. Вы, Григорий, когда родились?

Григорий Азаренок:
В 1995 году.

Вадим Гигин:
Выдающийся белорусский режиссер-документалист Юрий Азаренок отметился в 1995 году двумя событиями, очень важными для нашей страны. Во-первых, он снял лучший документальный фильм 1990-х годов Беларуси «Ненависть. Дети лжи».

Григорий Азаренок:
В субботу, перед референдумом, он демонстрировался.

Григорий Азаренок стал символом борьбы за Беларусь в 2020-2021 годах

Вадим Гигин:
И второе – родился Григорий Азаренок, который стал символом борьбы за Беларусь в 2020-2021 годах.

Григорий Азаренок:
Спасибо огромное!

Вадим Гигин:
Это правда, это так. С этим даже согласятся и ваши оппоненты, ваши критики. Так вот, «Ненависть. Дети лжи» – это была бомба. Этот фильм сделал атмосферу весны 1995 года. Конечно, Юрий Владимирович заложил туда такие смыслы, так подобрал кадры.

И смотрите, на что взбеленились. До сих пор этот фильм не дает покоя. Скажешь: «Ненависть. Дети лжи» – аж воротит их. Как икону к черту поднеси – они убегают. Так и здесь. Что они отрицают? Главная идея фильма какая? Что Позняк и его окружение – это идейные наследники коллаборационистов времен Второй мировой войны. А что здесь неправда? Если они говорят, что это не так, пусть осудят и публично откажутся от Арсеньевой, от Кушеля, от Сажича, от Абрамчика, от всех тех людей, кто прислуживал в буквальном смысле коллаборационистам. А ведь это не так.

Они говорят: «Не надо с флагом связывать какие-то плохие события». Правильно. Флаг не виноват. Но ведь под этим флагом тащат именно таких людей.

Григорий Азаренок:
Конечно.

Вадим Гигин:
Смотрите, последнее заявление Тихановской, которая она сделала. Инициатива сейчас находится в руках белорусских властей – дело о расследовании геноцида нашего народа в годы Великой Отечественной войны. А команда Тихановской заявляет, что она будет проводить свое расследование, где на одну чашу весов ставит гитлеровцев и советскую власть. Абсолютно вот эта прибалтийская, украинская программа, естественно, следом идет и обеление коллаборационистов.

Белорусский национализм в любом издании, в любой его редакции является идейным наследником коллаборационистов. А белорусские коллаборационисты образца 1941-1945 годов являлись нацистами. Почему? Потому что они были прислужниками гитлеровских оккупантов. Что Арсеньева, автор «Магутнага Божа», она что не видела, что в Минске гетто есть?

Что писала «Беларуская газета»? Анекдоты почитайте на последней страничке. Там антисемитизм сплошной. Что, люди этого не видели? Или как некоторых оправдывают: он в школке работал. В какой школке? В этой школке висел потрет Адольфа Гитлера. И учеников этой школки заставляли ходить на мероприятия под бело-красно-белым флагом. Или говорили: «Вы знаете, когда отдельную вёску палили, не было этого флага». Так скоро свастику оправдают. Они под этим флагом присягали. У нас что, нет кадров, где этот флаг развевается? Есть. А что, мы не знаем, как дальше складывалась судьба Кушеля, той же Арсеньевой? Уже после войны пошли на службу в ЦРУ.

Григорий Азаренок:
На «Радио Свобода» работала.

Вадим Гигин:
Что, мы этих людей должны провозглашать героями? А их провозглашали.

Вадим Гигин:
Почему этот период, особенно 1994, 1995, 1996 годы, называют революцией Александра Лукашенко? Я помню, мы тогда начали создавать молодежные организации, Белорусский патриотический союз молодежи, студенческое самоуправление в БГУ. И было полное ощущение – мы можем сделать все, горы свернем, любые цели нам по силам.

Григорий Азаренок:
Похоже на нынешнее душевное состояние.

«Кризис 2020 года встряхнул нас»

Вадим Гигин:
Конечно, и вот сейчас очень важно, что белорусский политический режим де-факто переживает свою вторую молодость, то есть вот это произошло обновление. Кризис 2020 года встряхнул нас. Давайте скажем честно, мы где-то примерялись, проводили такой социальный эксперимент. Скажем прямо: мы в последние годы фактически легализовали этот бчб-флаг. Вспомните 100-летие БНР. Что происходило, что творилось? Нам навязывали эту идеологическую повестку. Кто навязывал? Противники власти, противники белорусского государства.

Мы разрешили в центре, возле Академии МВД, открыть магазин с бчб-символикой, где все это открыто продавалось. На углу проспекта Независимости, улицы Козлова и Машерова реклама висела этого магазина. Пооткрывали кучу всяких инициатив. В общем-то, открыли двери для пропаганды вот этих идей. Что мы получили в итоге? Готовили свержение действующего политического режима и все, что мы видели летом и осенью прошлого года.

Григорий Азаренок:
Ну а ваши впечатления о законопроекте – нужный, важный?

Вадим Гигин:
Более чем нужный, потому что на самом деле реабилитация нацизма пустила глубокие корни. И что происходило. Вот они, полицаи, прислужники, работники оккупационной администрации сбежали на Запад. Там осели в фильтрационных лагерях. Что дальше сделали американцы? Они их взяли к себе на службу. Почему? Это были очевидные противники того режима, которому они противостояли, то есть советской власти.

Они должны ответить на вопрос: кто для них Наталья Арсеньева, кто для них Франц Кушель, кто для них Язеп Сажич, кто для них вот эти все последователи национализма, те, то прислуживал гитлеровским оккупантам в годы Великой Отечественной войны? Они просто должны ответить. Ведь они же что делают? Они же не просто защищают флаг и этих людей. Если они понимают, можно защищать. А того же Сажича и других… Они ведь на партизан нападают.

Григорий Азаренок:
Они виноваты в том, что «вёски палили».

«2020-й показал нам, насколько важны символы, насколько важна история»

Вадим Гигин:
Они виноваты, до чего дошли. И это же делают не только политики, а некоторые историки до этого доходят. Они обвиняют партизан, что они своими действиями, то есть борьбой за независимость своей страны против оккупантов, провоцировали оккупантов на карательные акции. Так вот, запомните. Во всем мире виноват в карательной акции тот, кто ее проводит. Мы просто до поры до времени на уровне государства эту проблему не замечали. Мы как бы немножко стесняясь, говорили: ну вы знаете, мы так и не разработали идеологию, зато там разработали идеологии. Вот там на каждый вопрос есть свой ответ. И по флагам, и по героям, и по символике. И фактически, почему возник этот кризис 2020 года? Потому что с начала, если ты делаешь какие-то уступки в идеологии, то неизбежны такие же уступки и в политике. Вот это очень важно. И 2020-й показал нам, насколько важны символы, насколько важна история, насколько важна государственная историческая политика. Важна культура исторической памяти, а она у белорусов есть.

Вадим Гигин:
Вот я вам приведу один пример. Тихановскую в прошлом году регистрируют вполне легально.

Григорий Азаренок:
Сегодня годовщина.

Вадим Гигин:
Да, сегодня годовщина. Регистрируют как кандидата в Президенты. Она проводит агитацию. На Бангалор вполне легально собирает своих сторонников, все мы это помним. Но потом из Гомеля, по-моему, были эти кадры, когда она со своим штабом собирается. И они обсуждают что?

Григорий Азаренок:
Силовой захват административных зданий.

«Открытая попытка свержения власти потерпела поражение, Александр Лукашенко одержал победу»

Вадим Гигин:
Вне зависимости от исхода выборов, силовой захват власти, давление на представителей власти – вот это экстремизм. Но, экстремизм, который был организован под прикрытием легальной кампании. Поэтому сейчас мы находимся в какой стадии? Открытая попытка свержения власти потерпела поражение, Александр Лукашенко одержал победу, основываясь на поддержке белорусского общества.

Григорий Азаренок:
Основа белорусской государственности современная была как раз таки на том референдуме.

Вадим Гигин:
Абсолютно. В середине 1990-х годов, основываясь на подъеме вот этом. Беларусь переживает патриотический подъем.

Григорий Азаренок:
Спустя 26 лет показал эффективность, силу.

Вадим Гигин:
Правильно. И сейчас наша задача – создать такие условия, чтобы эту победу зафиксировать. Второй момент: провести профилактические мероприятия, чтобы не допустить повторения событий прошлого года. Это очень много мероприятий. Нужно критично оценивать действия властей и чиновников – все вместе, но вот эти законы – это один из таких шагов. Это очень важный шаг. А дальше, конечно же, от гражданского общества, от нас с вами зависит контроль за исполнением этих законов.

Loading...


«Нас решили забросать трупами». Щёкин о ситуации с беженцами, которых отказываются принимать Польша и Литва



Новости Беларуси. Ситуация с погибшими мигрантами на белорусско-польской границе не может оставить равнодушным. Действия поляков привели к смерти ни в чем не повинных людей, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. Как Беларуси быть в той ситуации, когда по периметру нас забрасывают трупами?

Ответы ищут Григорий Азаренок и философ Николай Щекин. Авторская программа «Тайные пружины политики 2.0».

Григорий Азаренок, СТВ:
У нас в гостях философ, политолог Николай Щекин. Николай Сергеевич, о чем подумали, когда узнали, прочитали эту новость?

Николай Щекин, философ, политолог:
Сложилось устойчивое впечатление, что нас, наверное, решили забросать трупами, и из этих трупов мигрантов сделать стену, наверное, от нас или как, я не знаю. И второй был момент, вот эти гестаповские методы польской власти, литовской власти до добра не доведут. Будут еще трупы, о чем мы с вами и говорили.

Григорий Азаренок:
Чем они руководствуются? Я так понимаю, что они хотят остановить этот поток, поток, который они сами и организовали, сначала разрушив эти страны, а потом позвав их к себе, этих людей. Они сами организовали этот поток и теперь они его хотят остановить, тормознуть трупами, страданиями, смертями, околевшими людьми. Сейчас уже холодная осень на дворе.

Григорий Азарёнок: уже известно о пятерых погибших. Но панам, литовским лесным братьям и прочей нежити уже плевать. Подробнее здесь.

Николай Щекин:
Вот эти доморощенные страны прибалтийские и Польша, они же подчиняются только вашингтонскому болоту, выполняют определенный заказ, чтобы взорвать Европу изнутри. Посмотрите, как они относятся даже к немцам, к своим ближайшим соседям. Сегодня мы видим оторванность этих стран вообще от цивилизованного мира. Они становятся изгоями. Посмотрите, даже Европарламенту нечего сказать. И не потому что они свои, нет.

Григорий Азаренок:
Нельзя вякнуть, это американские агенты.

О беженцах, которых отказываются принимать Польша и Литва: «Это нацизм чистейшей воды»

Николай Щекин:
Вот о чем и речь. Нельзя вякнуть, но при этом они вышли из-под контроля вообще Европы. Ведь по всем международным конвенциям о мигрантах они обязаны принимать. Во-первых, вы разбили Ближний Восток, и не только Ближний Восток, свыше 10 стран. Вы просто разбили, принимали в этом участие.

Григорий Азаренок:
Вооруженные силы Польши, Прибалтики.

Николай Щекин:
НАТО участвовало, все эти государства-члены НАТО. Там около 50 стран и союзники НАТО участвовали. Вы кричали всю дорогу о том, что вы готовы принять этих мигрантов, это трудовые ресурсы, теперь же, 17 числа на Сейме было принято решение, что мало того что не принимать этих беженцев, так к тому же, если появились на их территории, закрывать им шенгенскую визу. Кто вы такие, чтобы это делать? Они же не к нам идут, ведь Президент Беларуси прав – они не к нам идут, они к вам идут, в хорошую жизнь. Но здесь наравне хочу сказать, что меня просто поразила реакция наших вот этих вот и беглых, как вы говорите, змагаров. Получается, что для наших змагаров и нашей оппозиции вот эти вот с Ирана кто бежит, от горя, которое принесла Европа.

Григорий Азаренок:
Они так и пишут – чурбаны.

Николай Щекин:
Вы представляете, это нацизм чистейшей воды. Это расизм, который появился сейчас в Америке, который постепенно переходит уже в Европу. Но я вам хочу сказать, поляки, Польша, вообще руководство Польши, литовцы играют в опасную игру. Опасную игру – потому что мы еще не знаем, кто вместе с талибами сейчас переходят границу и едут в Европу, кстати. Поэтому тут еще ответочка, я думаю, и от Афганистана будет в этом смысле.

«Если вы разбили, помогайте, пожалуйста». Почему польские и литовские власти не предложили помощь беженцам?

Николай Щекин:
Кстати, именно Президент выступил с инициативой, чтобы действительно помочь, гуманитарную помощь оказать Афганистану. Я что-то не вижу, что польское руководство, литовское руководство тоже с такой инициативой выступило. Если вы разбили, помогайте, пожалуйста. Более того, они там же, давайте будем говорить откровенно, принимали участие в коррупционных схемах и отмывали свои же деньги для своих политических элит. Ведь мы не знаем, сколько Польша, Литва и Латвия еще получили с этого. Натовский батальон стал батальоном СС, который как раз сейчас выталкивает и уничтожает вот этих вот мигрантов. Считайте, это батальоны СС, те, которые Хатынь уничтожали.

Григорий Азаренок:
При этом чего стоит ожидать от стран? Мы уже много всего говорили. Вот, они там в 2000-х сносили памятники советским солдатам, вот тут прославят Райса Бурового, вот тут – польских легионеров, вот тут еще что-нибудь скажут. И вроде как это научные дискуссии. А потом это выливается в польского пограничника, которому дать электрической перчаткой хочется.

Николай Щекин:
В течение 30 лет просто выжигали это поле памяти, исторической правды. Ходили эсэсовские батальоны в Риге, в Вильнюсе, вот теперь получили они это все.

Григорий Азаренок:
Теперь пограничник, который вырос на этих книжках, на Райсе Буром и так далее, ему ничего не стоит убить человека другой национальности.

Николай Щекин:
Абсолютно. Причем заметьте, сегодня уже пошли обвинения в наш адрес. А ведь Лукашенко несколько дней назад…

Григорий Азаренок:
Моравецкий выступил…

«Это милитаризация границы, это продвижение инфраструктуры НАТО»

Николай Щекин:
Моравецкий вообще негодяй. Это преступная власть, это преступники. И я думаю, надо выходить в Совбез Организации Объединенных Наций не просто с осуждением, а чтобы формировали новый Нюрнбергский процесс. Это преступники, которые уничтожают, кстати, и свой народ. Вы посмотрите, что было несколько недель назад, когда свои же общественные организации польские забили тревогу и стали помогать этим беженцам. Что они сделали? Они ввели чрезвычайное положение.

Григорий Азаренок:
Любой журналист, который появится, любой волонтер сразу вне закона, в каталажку. Все.

Николай Щекин:
Вот о чем речь. Что такое чрезвычайное положение сделать около нашей границы? Так кто готовится и к чему?

Григорий Азаренок:
Это милитаризация границы называется.

Николай Щекин:
Это милитаризация границы, это продвижение инфраструктуры НАТО. Это разведывательные вещи. И, опять-таки, там безнаказанно можно творить все что угодно.

Григорий Азаренок:
И сказать: чрезвычайное положение.

Николай Щекин:
О чем речь. То, что грузовиками привозят туда этих беженцев и выбрасывают в буквальном смысле на наших границах...

Григорий Азаренок:
Уже словленных в Польше, уже попавших в Евросоюз. Это нарушение не просто каких-то конвенций. Это просто нарушение всего чего угодно, польских законов и каких угодно.

О том, как Беларуси отстоять суверенитет: «Только в союзе с Россией, в союзе с ОДКБ»

Николай Щекин:
Более того, вы посмотрите, какими методами они действуют. Почему я говорю, что это гестаповские методы? С собаками и оружием. Это как называется? Тот самый батальон натовский, который под это был заряжен. А это и называется фашиствующая демократия, которая разбила Ближний Восток, Афганистан. Ну, наверное, хотят спровоцировать Беларусь на какую-то региональную войну, такое складывается впечатление. И подтявкивание украинских властей в этой связи до добра не доведет.

Григорий Азаренок:
Президент сам сказал, что соседей не выбирают. Мы вынуждены с ними строить отношения, жить, но север, запад и юг – мы окружены фактически фашистскими государствами. Как нам себя вести в этой ситуации?

Николай Щекин:
Только в союзе с Россией, в союзе с ОДКБ. Уже 20 лет будет ОДКБ в следующем году. Я считаю, что только в этом контексте можно отстоять суверенитет. Мы наблюдателем в ШОС являемся. Вы видите, сейчас Египет присоединился в качестве наблюдателя. Даже Катар, самая богатая страна. Мы видим, как нас встречают. Более того, даже последнее предложение Александра Григорьевича Лукашенко о том, чтобы создать медицинскую ассоциацию вместо ВОЗ (тоже по большому счету фашистская организация, то, что они сделали со своими людьми в Европе). Создать специальные службы и вообще вопросы безопасности биологического характера, перейти на национальную валюту. Кстати, все инициативы Президента, вы заметили, несколько дней назад были полностью поддержаны всеми членами ШОС и наблюдателями и приняты на ура. Теперь только конструкция должна выстраиваться, чтобы все это реализовывать. Но там же Президент рассказал о нашей ситуации, причем открыто рассказал, во-первых, о роли Европы, коллективного Запада в Афганистане и о том, что на границах ОДКБ делается. Кстати, это было холодным душем. Поэтому Моравецкому надо думать о том, какие вещи собирать и в какую тюрьму лучше ехать, если уж об этом пошло. История вернется, все по циклу, и в этом смысле расплата придет. И все обвинения в адрес Беларуси и Москвы они, по меньшей мере, глупы.

«Боюсь делать плохие прогнозы, но будут еще трупы»

Григорий Азаренок:
Николай Сергеевич, ваш прогноз, что будет дальше? Потому что погода не будет улучшаться.

Николай Щекин:
Вы правильно акцентировали внимание на том, что климат у нас немножко другой. Я боюсь делать плохие прогнозы, но будут еще трупы. Будут. Во-первых, действительно, неприспособленность мигрантов к нашему климату. Во-вторых, посмотрите, что делают литовцы и поляки – они их содержат как, извините, собак в клетках.

Григорий Азаренок:
Либеральные умы им советовали: вы их сажайте в клетку и потом подсаживайте новых, чтобы они грызлись между собой. Это либеральная писательница, вполне со светлым лицом, рукопожатная.

Николай Щекин:
Тем более вы видите, что делается с энергоносителями в Европе. Я не думаю, что у них хватит денег, да у них и совести-то нет, чтобы отапливать те помещения, где они будут жить. Поэтому будут трупы, никуда мы не денемся. К сожалению, не от нас это зависит. И чем дальше, тем Польша, Литва и Латвия будут звереть, в своем оскале выражать просто воинствующую, всю возможную свою желчь. К сожалению, присоединится Украина, к великому сожалению. Там уже не клоун глава государства – это преступник. Сейчас Беларуси надо по линии МИД, по линии ОДКБ предпринимать все возможные шаги.