Владимир Шимов: «В кризисных условиях либеральные методы управления не срабатывают»

30.06.2021 - 19:31

Новости Беларуси. О прошлом, настоящем и будущем белорусской экономической модели в эфире программы Новости «24 часа» на СТВ говорим с Владимиром Шимовым. Владимир Николаевич в системе давно. Будучи министром экономики в очень сложное для страны время, 1990-е, вместе с командой выводил страну из крутого пике. Потом долгое время возглавлял БГЭУ. С ученым-экономистом Ирина Мартьянова пообщалась накануне значимой даты и для нашего гостя, и для страны в целом.

Ирина Мартьянова, СТВ:
Повод для нашей встречи – 100 лет на днях исполняется с момента образования экономической системы Беларуси. В таких интервью, как правило, хочется сначала спросить, с чего все начиналось. Но, если вы не против, я начну с конца. Тяжелое очень время сейчас, я имею в виду последний пакет санкций. И хотелось бы понимать, было ли сложнее. Я вот знаю, что вы были министром экономики с 1996 года, тогда тоже были очень непростые времена.

​«Тот период, когда я работал министром экономики, – это действительно был очень сложный период»

Владимир Шимов, министр экономики Беларуси (1996-2002), доктор экономических наук:
Каждое время рождает свои сложности и вызывает свои механизмы решения этих проблем. Я знаю одно, что тот период, когда я работал министром экономики, – это действительно был очень сложный период, 1996-2002 годы. Сложный он был тем, что, в принципе, очень стагнировала наша экономика. Колоссальное падение было жизненного уровня. Мы потеряли в уровне жизни населения фактически около 40 %, валовой внутренний продукт упал на 35 %, а инвестиции, которые являются, в принципе, драйвером всего, упали на 63 %. Вот в этих непростых условиях приходилось думать и составлять проекты и программы, которые позволят в начале стабилизировать ситуацию в стране, а затем создать некие предпосылки для экономического роста. Вы знаете, даже Советский Союз во время Второй мировой войны не имел такого урона по потере валового внутреннего продукта и всех прочих остальных вещей, какое мы поимели на тот период. Да, безусловно, это была катастрофа. Причем сложность состояла в том, что, с одной стороны, был определенный коллапс в экономике, а с другой стороны, был и политический, государственный. И вот эти два кризиса совпали. И нужно было поднимать экономику и создавать государственность, новую, суверенную Беларусь и ее институты. Это очень сложный процесс. Конечно, в итоге страна с ними справилась.

​Как восстанавливали экономику в 1996 году?​

Ирина Мартьянова:
А как?

Владимир Шимов:
Были разработаны первоочередные меры по выходу экономики страны из кризиса в 1994 году. И мы убедились в том, что они работают, но работают незначительно. Потому что негативные процессы, которые укоренились в экономике страны, имели пролонгированный, долговременный характер воздействия. И тут пришло осознание того, что необходима система взаимосвязанных документов стратегического и тактического характера. И вот тогда мы стали разрабатывать Национальную стратегию устойчивого развития на 15 лет, с ней связывать основные направления социально-экономического развития на 10 лет, из этих основных направлений вытекали программы социально-экономического развития на пять лет и затем уже годовые прогнозы. Вы видите, что цели были взаимосвязаны. А механизмы на каждом из этих этапов, безусловно, применялись разные. Вот этот подход и позволил нам в 1998 году принять закон о социально-экономическом прогнозировании и программировании и издать постановление Совета министров о системе организации этих прогнозов. Это очень здорово на том этапе помогло.

Ирина Мартьянова:
Современным поколениям может показаться, не обижайтесь, слегка устаревшими понятия. Вы сейчас назвали – проект, парадигма, проект социально-экономического развития страны. Неужели мы так нуждаемся в этих программных документах?

Владимир Шимов:
Любому молодому человеку, любому пожилому человеку задам простой вопрос. Как они расходуют семейный бюджет? Как хотят? Или все-таки…

Ирина Мартьянова:
Вы говорите о планировании?

Владимир Шимов:
Конечно. Они считают, сколько у них пойдет на еду, сколько на одежду, сколько на оплату жилищно-коммунальных услуг. Это дорожная карта семьи, а это дорожная карта развития государства. Знаете, я скажу так. Особенно в кризисных условиях либеральные методы управления не срабатывают. И очень правильно, что тогда была установлена достаточно жесткая власть, которая требовала, и именно это позволило на том этапе нам вначале получить стабилизацию ситуации, а затем создать предпосылки экономического роста. С 1996 года наша страна уже не теряла ВВП, она только прирастала.

Чем отличаются программы социально-экономического развития в 1996 году и в 2021-м?

Ирина Мартьянова:
В 1996 году прошло I Всебелорусское народное собрание. На нем вы представляли проект социально-экономического развития. В этом году прошло Всебелорусское народное собрание, на нем тоже был представлен проект социально-экономического развития страны на ближайшие годы. Вы можете сравнить, хоть я помню, в начале интервью вы сказали, что сравнивать – это дело неблагодарное... Тем не менее. Точки роста. Скажем, в первой программе на что делался акцент и на что делается акцент сегодня?

Владимир Шимов:
Вы знаете, поскольку программа 1996-2000 решала ключевые проблемы... Ресурсов не было, они были очень ограничены, поэтому эти ресурсы нужно было распределить очень грамотно. И были выбраны три приоритета. Развитие экспорта, развитие жилья и продовольственная база. Я могу сказать, что они здорово помогли как локомотивы, как драйверы вытянуть экономику, стабилизировать и придать экономический рост. Но выполнили мы тогда фактически полностью только один – экспорт. На половину выполнили жилищное строительство, потому что слишком увлеклись иммерсионным кредитованием жилищного строительства, что привело в конечном итоге к определенным негативным процессам и множественности курса. И не выполнили ту задачу, которую ставили по продовольствию. А на современном этапе мы можем сказать, что проблема продовольствия в течение вот этих лет и развития аграрного сектора во многом уже решена. Поэтому отличие состоит в том, что перед нами стоит задача инновационного развития экономики, создание механизмов, которые позволяют делать нормальный трансфер инновационных вещей. Там мы об этом и не думали, и не говорили, потому что решали принципиально иные задачи.

Ирина Мартьянова:
Как вы оцениваете работу современной системы экономики в Беларуси, людей, которые стоят за ней.

Владимир Шимов:
Знаете, люди всегда работают и способны работать очень хорошо. Зависит от того, каким образом мы организовываем их деятельность. Я думаю, что современный кадровый потенциал вполне соответствует уровню решаемых проблем. Пользуясь случаем, я хочу поздравить своих коллег из Министерства экономики со 100-летием со дня создания Госплана, а затем и Министерства экономики. Пожелать им, безусловно, успехов в их непростой, но очень важной для страны работе. И в наше ковидное время пожелать им всем крепкого-крепкого здоровья. Пусть будут они удачливы и счастливы.

Loading...


Вся правда о БМЗ. Была ли остановка цехов и как повлияли санкции? Большое интервью с гендиректором



Новости Беларуси. 37 лет в промышленном строю – Белорусский металлургический завод на неделе отметил свой день рождения, сообщили в программе «Неделя» на СТВ. Сегодня БМЗ входит в число пяти крупнейших предприятий республики по объему товарной продукции. Металлопродукция поставляется почти в 50 стран мира. Основной поток идет в Европу, на рынок Ближнего Востока и в страны СНГ. Такие результаты стоят за крепким трудовым коллективом.  

Предприятие градообразующие, поэтому многие здесь трудятся с момента запуска первого цеха. Есть семейные династии. У металлургического завода были и трудные времена. Достаточно взять последние два года. Пандемия, конкуренция на рынке, которая обременяется санкциями, и различные фейки о забастовках в цехах. Но факты остаются неподдельными. Люди остаются на местах и работают на результат.  

Юлия Стриго отправилась в Жлобин, чтобы пообщаться с рабочими и с генеральным директором БМЗ.  

Юлия Стриго, корреспондент:  
37 лет. Как развивалось предприятие все эти годы? Если проанализировать все эти 37 лет, к чему пришли сегодня?  

Дмитрий Корчик, директор ОАО «БМЗ-управляющая компания холдинга «БМК»:  
Предприятие сегодня имеет полный цикл производства, начиная от выплавки стали и заканчивая производством таких продуктов как металлокорд, который известен во всем мире и поставляется на мировые брендовые компании. Конструкционный прокат – это для автопрома европейского, включая автопромы. Трубная продукция – это, в первую очередь, трубы для нефтегазового комплекса, для добычи. 

У нас зарегистрирован на нашем предприятии научно-технический центр, в котором работают в том числе и кандидаты наук, молодые ребята приходят. Это нам сегодня позволяет совместно с нашими потребителями двигаться вперед в части разработки новых видов продукции. Даже конструкционный прокат для подшипниковой марки стали. Мы сегодня поставляем уже промышленные (не опытные, а промышленные) партии на конвейерные заводы SKF, Krasnik, Timken – это мировые бренды по производству подшипников.

Юлия Стриго:  
Можно ли сегодня сказать, что последние два года для БМЗ были трудными? 2020 год – это год пандемии, если оценивать нынешнее время, это санкционные меры. Как-то почувствовало предприятие это давление на себе?  

Благодаря всему коллективу БМЗ, мы выдержали этот год

Дмитрий Корчик:  
В тяжелый период 2020 года, безусловно, была серьезная поддержка и со стороны правительства, главы государства. Вы помните, что выделялись «ковидные» деньги, чтобы стабилизировать финансовое состояние многих предприятий республики, в том числе и БМЗ. Это все помогло. Прошлый год был очень сложный, когда внезапно эта пандемия, жесткие локдауны в Евросоюзе. Когда останавливались производства именно наших потребителей основных. Это серьезно сказалось и на финансовых потоках, и на заказах. Пришлось, безусловно, каким-то образом регулировать рабочий график. И благодаря, наверное, всему коллективу Белорусского металлургического завода, их профессионализму, пониманию сложной этой ситуации, мы выдержали этот год. Что касается санкций, 2021 год был нестабилен именно в части дефицита металлопродукции. Связано тоже с пандемией, работой китайских металлургов, резким ростом цен – связано с этим именно на рынке металлопродукции. Ну и, наверное, благодаря определенной работе наших клиентов в этом направлении, БМЗ не попал под санкции.  

Цеха БМЗ были закрыты или это фейк?

Юлия Стриго:  
Недавно в социальных сетях появилась информация, что БМЗ закрывает цеха, будет какая-то приостановка работы предприятия. Действительно ли это так или это какой-то миф? Давайте либо успокоим народ, либо проинформируем более точно.  

Дмитрий Корчик:  
Хочу озвучить несколько цифр для понимания. По итогам 9 месяцев экспорт металлопродукции в денежном выражении вырос в 1,5 раза, выручка, валютные поступления выросли в 1,5 раза. То есть мы в августе сработали вообще практически с рекордной цифрой – это 180 миллионов долларов выручки за месяц. При этом мы работаем с чистой прибылью. Прибыль от реализации за 9 месяцев составила 170 миллионов долларов уже в этом году. Все это – положительная рентабельность продаж, сокращение кредиторской задолженности, никакой вопрос об остановке цехов вообще не стоит.  

Юлия Стриго:  
Я знаю, что все-таки приостановка работы некоторых отделов будет и она непосредственно связана с одним очень интересным моментом, но мы на этом остановимся позже. А пока можем идти по цехам, наблюдать за процессом. 

Юлия Стриго:  
Мы сейчас находимся на том месте и возле той, так скажем, причины, почему будут плановые небольшие приостановки в процессе. Расскажите, с чем это связано?  

«Практически в три раза, более чем в три раза будет сокращение выбросов»

Дмитрий Корчик:  
В первую очередь этот проект рассчитан на улучшение экологической ситуации на самом предприятии и в регионе в том числе. Он очень актуален и с учетом даже того, что сегодня Евросоюз рассматривает введение экологических пошлин в перспективе именно для производителей металлургической продукции. Проект заключается в том, что основные уходящие газы от печи будут утилизироваться через определенную систему, в том числе тепло будет утилизироваться в печах-утилизаторах. Мы будем вторичное тепло использовать для технологии подогрева воды. Если вы видите, до реконструкции – 50 миллиграмм на метр кубический, то они станут 15,3. Практически в три раза, более чем в три раза будет сокращение выбросов.  

«Здесь самые современные технологии, которые используются в металлургии»

Дмитрий Корчик:  
Мы находимся во втором сортопрокатном цехе. Это самый молодой цех на нашем предприятии, ему в этом году исполнилось шесть лет. Здесь производится, о чем я говорил ранее, высокомаржинальные продукты. Это конструкционный прокат именно для автопрома, для подшипниковой марки стали, для производства подшипников. Здесь самые современные технологии, которые используются в металлургии, именно в прокате.  

Юлия Стриго:  
Сложный период для в целом всей страны – в 2020 году. Нашлись ли среди ваших сотрудников те, кто хотел пошатнуть ситуацию, навредить предприятию?  

Это для меня было тоже очень важно, чтобы создать те условия, которые сегодня надо

Дмитрий Корчик:  
К сожалению, были такие люди, которые своими призывами, своей, как говорят, жизненной позицией пытались, я прямо скажу, навредить производству. Последствия, наверное, были бы очень сложные и тяжелые. Основной костяк, коллектив это все прекрасно понимал. Я выходил в люди, я встречался, общался, выслушивал. Было много пожеланий, было много претензий – это для меня было тоже очень важно, чтобы где-то выстроить, немножко поменять работу и создать те условия, которые сегодня надо.  

Юлия Стриго:  
Каким вы видите предприятие через три года, на ваше 40-летие. Какие-то планы, мечты?  

Дмитрий Корчик:  
Самое главное, чтобы мы сформировали такой серьезный коллектив, чтобы мы были одна семья и двигались совместно вместе дальше вперед.