Воскресенский о ситуации с Протасевичем: если это была операция спецслужб, так неделю назад летела этим же рейсом Тихановская

24.05.2021 - 19:58

Новости Беларуси. В программе «Тайные пружины политики 2.0» политолог Юрий Воскресенский.

Григорий Азаренок, СТВ:
Вчера, когда прочитали новость, какие у вас были впечатления? Тем более по мере того, как поступала информация.

Юрий Воскресенский, политолог:
Впечатления самые разные, но особенно меня удивило то, как в этой оппозиционной тусовке, среде начали друг друга обвинять, оскорблять. Ведь, по сути, если так разобраться, Протасевича мог бы никто и не задержать, если бы не известный пост Мотолько. Фактически, Мотолько, умышленно или нет (скорее всего, умышленно), сделал так, чтобы Протасевича взяли. Потому что он его рассматривал просто как конкурента по своему информационному полю. Поэтому Протасевича сдал Мотолько. И после этого началось уже дальше: вылез Латушко со своими фантазиями про то, что самолет хотели сбить. Вылезла Тихановская.

Григорий Азаренок:
Сегодня уже все опровергнуто напрочь: литовская полиция признала, – я так понимаю, они посмотрели какие-то материалы – что пилоты сели по своей собственной инициативе, переговорив с авиакомпанией.

Юрий Воскресенский:
Конечно, это же все зафиксировано, есть переговоры, все прозрачно, открыто.

Сливают ненужный материал и санкционную пружину на новый виток запускают. Два в одном

Юрий Воскресенский:
Поддержу коллегу [Андрея Лазуткина – прим. ред.] в той части, что сейчас наши западные партнеры организованно устроили атаки на Беларусь и хотят опять ввести какие-то новые санкции. Но ведь здесь же все очевидно. Если бы это была операция изначально спецслужб, так неделю назад летела этим же рейсом Тихановская.

Григорий Азаренок:
Гораздо более ценная.

Юрий Воскресенский:
Конечно, чем этот, так сказать, посредник, мелкая сошка Протасевич. Мы сопоставляем то, что Антон Гадимович Мотолько слил информацию про Протасевича и сделал так, что его специально задержат, и мы это все можем соединить. Если бы он не сообщил, самолет бы досмотрели, сели и поехали бы назад.

Григорий Азаренок:
Напомним, таможенный и пограничный контроль он прошел.

Юрий Воскресенский:
Потому что в списках въезда не значится. Это одна из версий, моя, подчеркну. Но, на мой взгляд, это тоже очевидно, что подготовили провокацию. Соглашусь с коллегой, специально слили Протасевича, потому что это удобная фигура, за которую никто не будет вписываться. Тем самым они убивают несколько зайцев. Сливают ненужный материал использованный и санкционную пружину на новый виток запускают. Два в одном.

Григорий Азаренок:
Мы же знаем, как это происходит. Неделю покричат, потом успокоятся. И уже вскрываются факты: мы готовы к беспристрастному расследованию, все материалы всем покажем.

Буквально одни-два дня, и все станет явным. Но вместо этого нас уже обвиняют в каком-то терроризме

Юрий Воскресенский:
Я в очередной раз приятно удивлен нашим госорганам, потому что они все делают не спеша. Они сформировали комиссию. Вообще, сторонникам и одной версии, и второй можно сказать: подождите. Давайте подождем данные.

Григорий Азаренок:
Пригласили экспертов, пожалуйста.

Юрий Воскресенский:
Конечно. Комиссии, ящики, переговоры – все сопоставим. Буквально один-два дня, и все станет явным. Но вместо этого нас уже обвиняют в каком-то терроризме. На мой взгляд, это недопустимо.

В течение часа-двух буквально консолидированная единая позиция. А не стоит ли за этим организованная провокация?

Юрий Воскресенский:
Европейские лидеры по ряду гораздо более актуальных вопросов, чем Протасевич, не могут месяцами собраться, а тут воскресенье, вечер, все отходили от шашлыков (может, от устриц или что они там жарят). И тут согласованная консолидированная позиция со всех сторон. Как? Человек даже физически не успеет.

Григорий Азаренок:
Тихановская буквально через 10 минут. Мы знаем, как трудно ей даются публичные выступления.

Юрий Воскресенский:
Человек не может даже проанализировать, прочитать даже. Вот мы вошли в Telegram-каналы, в интернет, начали читать – на это уже несколько часов ушло. А тут в течение часа-двух буквально какая-то консолидированная единая позиция. И это действительно наводит на размышления: а не стоит ли за этим организованная провокация?

Они сидят, у них мозговой штурм: как сделать хуже Беларуси, не понимая, что Беларусь – это белорусы

Григорий Азаренок:
При этом они способны на это. Что это за террариум такой? Вы некоторых из этих людей знаете – кто-то уже после вас, типа Латушко и так далее. Я так понимаю, и деньги у них заканчиваются, и друг другу надоели они уже, наверное, жутко. Что у них там происходит?

Юрий Воскресенский:
К сожалению, в последнее время у них один знаменатель. Они сидят, у них мозговой штурм: как сделать хуже Беларуси, не понимая, что Беларусь – это белорусы. Если ты делаешь хуже стране, ты, к сожалению, делаешь хуже всем людям. И вот они занимаются этим. У них был один день X, второй день X. Помните первый? Всебелорусское народное собрание, из оппозиции вышли только вы на площадь. Второй день X – 25 марта.

Григорий Азаренок:
Пока вы сидели в тепле, я мерз и ждал змагаров.

Юрий Воскресенский:
Да. 25 марта никто не вышел. Следующее вы помните: Латушко, значит, 9 мая. Потом опять никто не вышел, потом они оделись в какие-то странные одежды, то есть это все напоминает уже белорусскую какую-то секту. Они надели странные туники белые, Латушко призывает носить всех белые туники. Понимаете, то есть такое впечатление, что этот мозговой центр сейчас решил слить ненужный материал, коим является Протасевич, он уже им не нужен, и одновременно организовать новый виток санкций.

Эти громкие заявления западных лидеров – это всего лишь пиар. Поэтому надо относиться к этому спокойно

Как на это ответить, с моей точки зрения? Спокойно, целенаправленно, как действуют наши органы, мы покажем все расшифровки, покажем результаты работы комиссии, и пусть Международная организация гражданской авиации принимает свое решение. А я уверен, что она примет объективное решение. А что касается политиков и лидеров отдельных стран западных, которые на этом сейчас пиарятся – понятно, что у них там выборные какие-то циклы идут, они все это делают не для Беларуси, не, тем более, для Латушко. Если он до сих пор не понял, что он никому там не интересен и его скоро тоже сольют, как и Протасевича. Так же. Может быть, с поезда выкинут или с киевского там какого-нибудь автобуса – его так же привезут сюда, потому что он не нужен. А вот эти громкие заявления западных лидеров – это всего лишь пиар. Поэтому надо относиться к этому спокойно, через неделю-две ситуация забудется.

Loading...


Придыбайло на белорусско-польской границе: «Если мы спасли вместе все 2000 человек, то, я думаю, 1000 на Караеве»



Новости Беларуси. Граница жизни и смерти. Так назвал новый выпуск программы «Тайные пружины политики 2.0» ее автор Григорий Азаренок, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. С одной стороны – забота и желание помочь, с другой – чудовищная политика устрашения. А еще водометы, гранаты и яд. Все это сделала так называемая демократия с теми, кто в нее поверил и устремился за лучшей жизнью. И только белорусы проявили сочувствие и заботу. Григорий Азаренок был на белорусско-польской границе и готов поделиться увиденным.  

Константин Придыбайло, журналист RT:  
Есть дорога, это бутылочное горлышко. А есть вся граница. Если бы все беженцы встали вдоль границы, все 2 000, и просто так пнули ногой этот забор, он бы упал. Но их призвали в бутылочное горлышко. Понятное дело, что это провокация и для меня до сих пор шоком остается то, что применяли водометы. Здесь +3 градуса, водометы…  

Григорий Азаренок, СТВ:  
Водометы с отравляющими веществами.  

Константин Придыбайло:  
Водометы с ядом этим. Я на себе прочувствовал этот яд, до сих пор кашляю периодически.  

Григорий Азаренок:  
Костя, вот твое впечатление. Батька как чувствовал, когда назначал на гродненский регион помощником Юрия Хаджимуратовича Караева, он здесь как отец для этих мигрантов уже, наверное, стал.  

Константин Придыбайло:  
Юрий Хаджимуратович здесь не то, что отец, он генерал. Он не гнушается работать руками, раздавать помощь, двигать какие-то там ограждения. Это человек, который здесь на самом деле, на мой взгляд, решает все и он… Если мы спасли вместе все 2 000 человек, то, я думаю, 1 000 на Караеве.  

Милонов: «Видно, что уровень вооруженности самих белорусских военных минимален, они даже без оружия следят за мигрантами». Читайте здесь.