«Всё больше и больше они похожи на бешеных псов». Николай Карпенков комментирует фильм «Убить Президента»

29.04.2021 - 20:08

Новости Беларуси. В гостях программы «Тайные пружины политики» на СТВ заместитель министра внутренних дел Беларуси – командующий внутренними войсками Николай Карпенков.

Григорий Азаренок, корреспондент:
Николай Николаевич, вчера мы посмотрели фильм про операцию «Тишина» – все, что происходило. Какие ваши впечатления, мысли, чувства?

«Убить Президента». Кто готовил покушение на семью Лукашенко и планировал госпереворот в Беларуси

Всеми этими действиями они поставили себя вне закона, они перешли красную черту

Николай Карпенков, заместитель министра внутренних дел Беларуси – командующий внутренними войсками:
Очень хороший, сильный, мощный фильм. Очень профессионально все изложено, очень убедительно. Я даже был по-хорошему впечатлен, глядя этот фильм. И хочется отметить, как наша невероятная оппозиция за последнее время радикализировалась. Четко видно и понятно, что это не мягкая, добрая оппозиция, радеющая за белорусский народ, за мирные перемены, а, конечно, все больше и больше они похожи на бешеных псов, которые в своих планах радикальных, в своих кровавых замыслах готовят вооруженный переворот, готовят убийство, похищение.

Кого пытать, кого не пытать... Подготовили списки, кого убить нужно во что бы то ни стало, для того чтобы все у них получилось. Кого заблокировать, какие части, Минск и прочее. И, конечно, я скажу так: всеми этими действиями они поставили себя вне закона, они перешли красную черту. Никому мы не мстим, мы никому не угрожаем, не сводим счеты, но в то же время мы их предупреждаем: черта перейдена, и они находятся сейчас в одном ряду по своим замыслам и своим действиям с международными террористами. Для борьбы с международными террористами предназначены у нас спецподразделения, бойцы антитеррора, и мы готовы выполнить задачу по пресечению вот этой вот группировки, группировок, их последователей, которые остались на свободе. Они не понимают, что перейдя черту и находясь в одном ряду с международными террористами, что с ними кто-то будет бороться в соответствии с Уголовным кодексом либо Уголовно-процессуальным.

Как только поступит приказ – где бы они не находились, без срока давности – мы их найдем и мы их зачистим

В таких случаях, когда объявлена террористическая война, в действия вступают контртеррористические операции. И борьба идет с ними по законам контртеррористических операций и по законам профессионалов. А это значит, что борьба с ними будет осуществляться, как осуществляется борьба израильскими подразделениями по отношению к их террористам, борьба будет осуществляться с ними так, как осуществлялась борьба самым гуманным государством по отношению к Усаму бен Ладену и его последователям.

И мы готовы действовать. Как только поступит приказ – где бы они не находились, без срока давности – мы их найдем и мы их зачистим. Мы сделаем мир свободнее, а Республику Беларусь – более защищенной. Мы напоминаем нашей зарвавшейся кровожадной оппозиции о том, что мы их знаем всех. Знаем, где они находятся, с кем они общаются, какая у них недвижимость, где находятся их семьи. Они очень любят нам напоминать про наши семьи и строить все свои угрозы по отношению к нам через наших жен и детей. Я ни на что не намекаю, но если поступит приказ либо кто-то из них что-либо совершит по отношению к главе государства, к членам его семьи, к сотрудникам правоохранительных органов, к женам и детям наших сотрудников, наша реакция будет молниеносная и удар будет сокрушительный. И он будет симметричен абсолютно во всех планах и замыслах, которые имела оппозиция. Мы их найдем и зачистим. И пусть они знают, что возмездие неотвратимо.

Григорий Азаренок:
Николай Николаевич, вы обнаружили и свою фамилию в расстрельных списках. Что почувствовали, что подумали?

Я испытал гордость, что и я нахожусь в этих списках

Николай Карпенков:
Я почувствовал, что, наверное, я уверен – я делал все правильно. И в этих списках я находился среди героев, среди очень хорошей компании. Я вот испытал гордость, что и я нахожусь в этих списках. Значит, я настоящий патриот. И те подразделения, которые я возглавлял, в которых я служил, – мы все делаем правильно. Раз они занесли меня в эти списки, значит, я это своим трудом заслужил.

Григорий Азаренок:
Мы знаем, что у них шли попытки вербовки именно военнослужащих Вооруженных Сил. С внутренними войсками, может быть, расскажете, были какие-то попытки у них находить контакты, может быть у других групп? Вербовать кого-то, травить кого-то, пугать кого-то и так далее?

Никаких проникновений на данный момент, попыток вербовки или чего-либо мы не заметили

Николай Карпенков:
Как только происходили какие-то малейшие попытки проникновения в нашу среду, какие-то дополнительные лишние вопросы у наших военнослужащих, шел доклад, и мы устраивали меры противодействия. Вообще, я скажу так, что в этот период такого интернет-обеспечения вот этой вот информационной войны, которая активно проводилась, скажем, всей нашей оппозицией, их кураторами и специальными службами – она никоим образом не коснулась внутренних войск, потому что мы здесь выстраивали определенную систему противодействия, и интернет-воздействия на наших военнослужащих не было.

Все уверены в своих командирах. Вот эта опасность, эти безумные глаза, летящие бутылки, коктейли Молотова, машины, которые нас сбивали, пострадавшие сотрудники, военнослужащие, которые у нас были. Я говорил в прошлый раз. У нас пострадали 22 человека, из них 10 офицеров и всего лишь только четыре военнослужащих и два курсанта. Везде были впереди прапорщики и офицеры. Бойцы видели, что офицер шел впереди и своим примером показывал: действуй, как я, поступай, как я. И офицеры закрывали бойцов. Поэтому никаких вот проникновений на данный момент, попыток вербовки или чего-либо мы не заметили. За нами смотрят, нам оказывают помощь контрразведывательные органы, и мы тесно взаимодействуем.

Григорий Азаренок:
Вы как профессионал, как военнослужащий с огромным опытом, как вы оцениваете спецоперацию наших спецслужб совместно с российскими коллегами?

Одна из самых лучших спецопераций. Мы гордимся, что у нас такие правоохранительные органы

Николай Карпенков:
Я скажу, что оцениваю спецоперацию очень-очень высоко. И оценка звучала, и показывали по телевидению, что это одна из спецопераций, которая займет достойное место в музее Комитета государственной безопасности. Многоплановая, многоуровневая, многоходовая, с ведением агентуры, со всеми видами оперативного обеспечения. И она такая, знаете, трансграничная. Всех агентов, кого надо, вытянули, всех агентов, кого надо, записали, задокументировали. Есть факты их преступной деятельности, полностью разложен весь сценарий, какой планировался по проведению вот этой вот операции с государственным переворотом, вооруженным переворотом, с этими вот списками, кого нужно ликвидировать, уничтожить. То есть получена полная доказательная база. И вот просто оценить на «отлично» – наверное, нет. Просто одна из самых лучших спецопераций. Мы гордимся, что у нас такие правоохранительные органы, что у нас такой вот подготовленный, высокопрофессиональный Комитет государственной безопасности, и на таком высоком уровне с ФСБ провели такую операцию.

Григорий Азаренок:
Один из фигурантов этого дела и этого фильма сейчас находится за границей – Игорь Макар. Вас он тоже называет личным врагом, одним из главных личных врагов. Он со своими сторонниками готовит так называемый день X. Они, значит, предупреждают о каких-то катастрофах здесь, о том, что начнут вооруженную борьбу, придут какие-то партизаны там у них и так далее, и так далее. Что вы по этому поводу думаете?

О Макаре: была бы возможность, он бы и детскими органами торговал

Николай Карпенков:
Я знаю Макара, он, получается, не боец, не революционер, не спецназовец, он всегда был коммерсантом. Где есть деньги, а если есть какие-то серые схемы, он будет обязательно там. Вообще он предатель. Он предал всех. Он предал, скажем так, и идею, которой служил. Он предал потом и тех, на кого он работал. Я очень хорошо помню выборы, когда он был в штабе Козулина. Он получал деньги абсолютно от всех. И даже тогда, когда Козулин дал ему большую денежную сумму (порядка 10 тысяч долларов) на то, чтобы он собрал подписи у так называемых потенциальных его избирателей, он украл и эти деньги.

И это была такая позорная ситуация: зная, как он себя проявил в оппозиции, было даже стыдно, что такой вот, скажем так, мелкий негодяй какое-то время, очень короткий промежуток времени служил в нашем подразделении. Человек абсолютно подвержен к обогащению любыми способами, была бы возможность, он бы, получается, и детскими органами торговал бы и детей похищал. Поэтому то, что он находится в тех рядах, я скажу так, что они обречены на неудачу. Глупый, непоследовательный, везде все провалил, везде себя запятнал,  скомпрометировал. Я думаю, что единственный вариант у всех тех служб, которые с ним работали, – я думаю, что каким-нибудь хитрым способом они ликвидируют, чтобы не было этого пятна на те спецслужбы, которые с ним осуществляли какой-либо контакт. Где он, там неудача, там ничего не получится. Поэтому день X, это, может быть, для него будет день X, этот день будет последний. Поэтому много о нем говорить… Да там на лице все написано, интеллект, какой у него есть. Поэтому где он, слава богу, что он там, у них никогда ничего не получится с ним.

Мы уверены в главе государства, в нашем народе, во внутренних войсках и мы готовы к действиям

Наш народ верит своему Президенту. Выбор был сделан в 2020 году в августе. Мы знаем, что под руководством главы государства мы добьемся всех намеченных целей. Внутренние войска – это тот же самый народ. Армия поддерживает главу государства. Мы защитим и наш народ, и главу государства. И мы готовы, пройдя все те испытания, которые были, закаленные, подготовленные, выполнить любые поставленные для нас задачи по обеспечению стабильности и порядка в нашем обществе, по сохранению суверенитета и независимости. Мы уверены в главе государства, в нашем народе, во внутренних войсках и мы готовы к действиям.

Loading...


Григорий Азарёнок: «В арсенале остались только две карты – удушение санкциями и интервенция»



Новости Беларуси. О противодействии внешним вызовам и угрозам в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Авторская программа Григория Азаренка «Тайные пружины политики 2.0».

Григорий Азаренок, СТВ:
Слово война разлито в воздухе. Новая страшная реальность надвигается на нас. Отступить она может только перед силой.

Ложь не есть правда, а истина всегда одна, меня зовут Григорий Азаренок, это «Тайные пружины политики 2.0».

Григорий Азаренок:
В мире накопились чудовищные противоречия. В прошлые века в такой ситуации неизбежно начиналась война. Только наши змагары живут в мифической реальности, где по благословенным западным просторам гуляют эльфы и феи. На самом же деле мир громыхает, утопает в крови и боли.

Запад, 500 лет добивавшийся глобального доминирования, наконец получил его в 1990-е годы. Они покорили весь мир. Только одна страна в Европе тогда осталась независимой – Беларусь. Вестники войны рыщут по планете. Миллионы убитых – корейцев, вьетнамцев, сербов, иракцев, ливийцев, сирийцев, украинцев – уже познали прелести западной демократии. Наш народ все эти годы уберегал от горя Президент Александр Лукашенко.

Григорий Азаренок:
Цивилизация смерти может существовать только за счет ограбления других. Они всегда выходили из глобальных кризисов с помощью войн и разрух. Сегодня ресурсы у них закончились. Они теряют глобальные рынки, их подпирают молодые сильные цивилизации Востока и Юга. И они ставят себе задачу столкнуть их в кровавой войне, ослабить и вновь стать гегемонами. Англосакс скорее застрелится в бункере, чем отдаст власть над миром.

Беларусь – геополитическая высота, без контроля над которой они проиграют. Они видят нас как плацдарм наступления на Евразию. Если замкнется белорусский балкон, шансов у России и Китая на успешное противостояние с мировым гегемоном практически нет. Но здесь хозяин – белорусский народ. И они жаждут не мытьем, так катанием его поработить и уничтожить.

Григорий Азаренок:
Цветная технология не прошла. Президент Лукашенко выстоял. Террор был пресечен на корню. Попытка убийства лидера провалилась. В арсенале остались только две карты – удушение санкциями и интервенция.

И в своих подлых и грязных деяниях они находят тех, кто согласен на страдания собственного народа. Кто готов вынести врагу ключи от врат. Кто ради жалкой долларовой подачки готов принести своих собственных людей в жертву идолу града на холме. Послушайте:

Без санкций и всеобщего обнищания нихрена не будет, причем самое интересное, вот те, кто переживает сильно, они же тоже хотят перемен. Но ничего не хотят делать. Поэтому извините, это будет сделано так теми, кто может что-то сделать. Будут введены санкции, обнищаем, обеднеем, нечего будет есть, сменится власть. Все. Грустная история, но какая есть.

Григорий Азаренок:
Этот змагар не оригинален. Они такими были всегда. Но вы послушайте эту интонацию, тон, с которым он говорит о голоде миллионов людей. О страдании собственного народа. Голодный ребенок, безработный отец, плачущая мать – для змагара это веселая хохма для стрима в YouTube. У них не осталось ничего человеческого, это мертвые души.

Григорий Азаренок:
Главное оружие ходячих мертвецов – ложь. Они готовы нагромождать ее без всякого стеснения. Доходит до откровенного маразма. Додумались до того, что лично Президент наносил увечья Протасевичу. Сам заключенный шутку оценил. Вот он – довольный, жизнерадостный, румяный и веселый. И западные лицемеры тут же сбежали. Они не хотят ни видеть, ни слышать, ни думать. Они боятся правды, она слепит их лживые глаза.

Роман Протасевич: я бы хотел обратиться с просьбой поменьше распространять слухи и домыслы

Но встала вестница лжи и в лицо заявила: нет, не верю, не хочу, не буду. Фактически она попросила его: заткнись. Все, что ты скажешь, нам не нужно, не интересно, нам страшно. Заткнись. Но он говорил.

Я лично знаю примеры, когда Степан угрожал даже своим знакомым, мол, не вернешь там майку или будешь на меня вякать, мои ребята встретят тебя в твоем Вильнюсе в переулке. Я могу назвать имена, но опять же я не думаю, что в данной ситуации это уместно. 

Григорий Азаренок:
За то, что он говорит, они с удовольствием его убили бы. Сейчас они мечтают об этом. И он это понимает.

Роман Протасевич: наверное, если бы мне предложили сейчас выйти на свободу, я бы попросил госзащиту

Григорий Азаренок:
Вступает в силу закон о противодействии экстремизму и недопущении реабилитации нацизма. Это очень своевременно. Пятая колонна должна быть разгромлена окончательно и бесповоротно. Раковая опухоль, если ей не противостоять, сожрет весь организм.

Николай Щёкин про призывы к санкциям: «Они с такой ненавистью относятся к своей же стране. Ведь речь же не о Президенте»

Григорий Азаренок:
Славяне – самый миролюбивый народ. За свою историю мы не развязали ни одной войны. Даже в нашем языке она ассоциируется с бедой. Наш лидер не просто так в последнее время поднимает тему обороны. Остановить беду может только сила. Если хоть на секунду мы покажем слабость – нас сомнут. Но мы знаем, этому не бывать.