Юрий Воскресенский: «Под пытками можно сказать одно слово, два слова, четыре слова. Но не четыре часа»

04.06.2021 - 21:26

Новости Беларуси. В программе «Тайные пружины политики 2.0» на СТВ политолог Юрий Воскресенский.

Григорий Азаренок, СТВ:
Юрий, наверное, какая-то нотка ностальгии у вас была? То же помещение, тот же ведущий, что и осенью.

Юрий Воскресенский, политолог:
Только суть выступления абсолютно не та, потому что в этом интервью, безусловно, сенсационном... То есть это прекрасная работа и спецслужб, и журналиста Маркова. То, что он развязал язык этому задержанному. Но вот невооруженным взглядом было видно три момента. Первое – это безыдейность. Полная, тотальная безыдейность среди белорусской вот этой беглой оппозиции. Второй момент – это неразборчивость. То есть там союз меча и орала, ужа и жабы.

Григорий Азаренок:
Я почему вспомнил, Юрий. Сейчас основной мотив и основной тезис оппозиции – под пытками, под сывороткой правды и так далее. Вы были не в такой же, но в чем-то аналогичной ситуации. Это же бред.

Юрий Воскресенский:
Под пытками можно сказать одно слово, два слова, четыре слова. Но не четыре часа. И он говорил это так смачно, так сочно, с такими подробностями.

Григорий Азаренок:
Особенно когда про штабы, прям как песня лилась.

«Ни под какими пытками, ни под какими коктейлями имени Тертеля невозможно добиться таких признаний»

Юрий Воскресенский:
Да, особенно он показал искренность свою в ряде моментов. Но в ряде моментов, особенно касается крокодильих слез, с моей точки зрения, он не был искренен. Поэтому ни под какими пытками, ни под какими коктейлями имени Тертеля невозможно добиться таких признаний. Он был абсолютно искренен. Почему? Потому что он понял, куда он попал, что ему светит. Вы знаете, что в любом законодательстве признание чистосердечное вины уменьшает срок. И деятельное раскаяние. Он пошел по этому пути.

Сегодня принято заявление правительства Германии и правительства Великобритании, что нельзя верить тому, что сказал Протасевич. Почему? Потому что люди, их избиратели, спросят: «Так вы же его портреты в аэропорте вывешивали, а оказывается, он на вас тут кучу грязи вылил с такими шикарными смачными подробностями?» С этой точки зрения интервью – это настоящее открытие. То есть это просто жемчужина в контрпропаганде. Очень важно, чтобы телезрители наши сами поняли, во что мы чуть не попали. Ведь мы же им всем верили, этим лидерам и этим менеджерам. И они нами управляли, такие Протасевичи, фактически. Надо называть вещи своими именами. Вы видели, он в конце заплакал? Вы знаете, это крокодильи слезы. Мне не стало его жалко. Мне жалко, скажу честно, тех людей, которые пострадали и сейчас сидят из-за Путило и Протасевича. Их жены и матери собирают деньги им на посылки, в то время как Латушко живет в квартире за 3 000 евро в месяц, а Карач живет в коттедже 600 квадратных метров.

Григорий Азаренок:
В особняке.

Юрий Воскресенский:
А Путило с Тихановской делят 50 миллионов злотых. Вот, люди, посмотрите. 

«Мы все время удивлялись, почему они все время призывают к ущербу против Беларуси. Это парадокс»

Юрий Воскресенский:
У меня сложилось мнение, что все они находятся или думают, что играют в какую-то онлайн-игру. Потому что все, что они делают, похоже на игрока в стратегию какую-нибудь – помните, «Казаки» были и так далее? Они не понимают последствия своей деятельности. И вот этот персонаж из онлайн попал в оффлайн, и он ужаснулся. Ужаснулся и запел аки соловей. Поэтому у них там вся среда работает на этих трех принципах, и она никакой позитивной повестки не несет, не принесет. Мы все время удивлялись, почему они все время призывают к ущербу против Беларуси. Это парадокс.

Григорий Азаренок:
Я хотел подчеркнуть. Протасевич сказал: санкции нужны только для того, чтобы люди голодали. То есть Тихановская, Вячорка хотят, чтобы дети, люди голодали и чтобы вышли на улицы сметать режим.

Юрий Воскресенский:
Это же парадокс. Даже если люди разголодаются, они же потом – у нас все открыто, все видно, кто к чему призывал – они же потом узнают, из-за чего они голодают. Условно говоря, на Belavia, на «Белкалии» были их сторонники. После заявлений беглой оппозиции их сторонников не осталось. Знаете, когда банкротятся предприятия, менеджеры этого предприятия тонущего все время говорят собственникам, инвесторам: давайте продлим еще, давайте еще инвестиции, а мы тут программу развития какую-то предложим. С этим связаны все их дни X. Выходим 9 мая, 25 марта, 25 мая, выходим в белых одеждах. Кстати, в белых одеждах они вышли ровно один раз для съемки ролика – на этом все закончилось. Вы помните эти туники с торчащими сосками Латушко во главе них.

У них главный сейчас мотив – я утверждаю, вы, уверен, согласитесь со мной – это алчность. И это очень печально, потому что любой, кто хочет быть политиком, никогда не будет призывать к санкциям против своей страны, своего народа. А они призывают с утра до вечера. И доказывают своим инвесторам, прежде всего западным, которые, не будем греха таить, даже иногда Беларусь от Украины не отличают. Они им предоставляют такую информацию, чтобы еще получить транши. Вот нам еще на один, на день Y, на день Z надо.

«Мы хотим со всеми дружить по-прежнему, но мы не можем не отвечать на эти угрозы и провокации»

Григорий Азаренок:
Там как раз таки Протасевич это подчеркнул. Якобы он говорил, что никто уже не выйдет, а Вячорка говорил: все равно призываем, нам нужна картинка хоть какая-то для того чтобы были санкции, для того чтобы показывать западным.

Юрий Воскресенский:
Правильно, Григорий. Президент говорил: сейчас самые сложные времена. Нам надо выстоять. Вот эту атаку, накал продержаться, грамотно из него вырулить. А мы выруливаем, в том числе по линии Министерства иностранных дел, очень грамотно. Мы же, заметьте, на санкции отвечаем санкциями и тут же протягиваем руку. Мы же хотим дружить по-прежнему и с Польшей, Литвой, Украиной. Я не говорю про Россию, с которой мы братья. Мы хотим со всеми дружить по-прежнему, но мы не можем не отвечать на эти угрозы и провокации. Эту тактику, мне кажется, надо сохранить. Удержать этот самый тяжелый период, при этом протягивая по-прежнему руку, потому что, я уверен, что европейские политики, в отличие от беглых, все-таки с мозгами. И рано или поздно они задумаются: слушайте, так мы не на тех поставили? Так зачем мы вообще занимаемся этим, зачем мы тратим деньги европейских налогоплательщиков? Поэтому наша позиция, позиция Беларуси, миролюбивая, очень актуальная, очень правильная, очень своевременная.

Loading...


«Нас решили забросать трупами». Щёкин о ситуации с беженцами, которых отказываются принимать Польша и Литва



Новости Беларуси. Ситуация с погибшими мигрантами на белорусско-польской границе не может оставить равнодушным. Действия поляков привели к смерти ни в чем не повинных людей, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. Как Беларуси быть в той ситуации, когда по периметру нас забрасывают трупами?

Ответы ищут Григорий Азаренок и философ Николай Щекин. Авторская программа «Тайные пружины политики 2.0».

Григорий Азаренок, СТВ:
У нас в гостях философ, политолог Николай Щекин. Николай Сергеевич, о чем подумали, когда узнали, прочитали эту новость?

Николай Щекин, философ, политолог:
Сложилось устойчивое впечатление, что нас, наверное, решили забросать трупами, и из этих трупов мигрантов сделать стену, наверное, от нас или как, я не знаю. И второй был момент, вот эти гестаповские методы польской власти, литовской власти до добра не доведут. Будут еще трупы, о чем мы с вами и говорили.

Григорий Азаренок:
Чем они руководствуются? Я так понимаю, что они хотят остановить этот поток, поток, который они сами и организовали, сначала разрушив эти страны, а потом позвав их к себе, этих людей. Они сами организовали этот поток и теперь они его хотят остановить, тормознуть трупами, страданиями, смертями, околевшими людьми. Сейчас уже холодная осень на дворе.

Григорий Азарёнок: уже известно о пятерых погибших. Но панам, литовским лесным братьям и прочей нежити уже плевать. Подробнее здесь.

Николай Щекин:
Вот эти доморощенные страны прибалтийские и Польша, они же подчиняются только вашингтонскому болоту, выполняют определенный заказ, чтобы взорвать Европу изнутри. Посмотрите, как они относятся даже к немцам, к своим ближайшим соседям. Сегодня мы видим оторванность этих стран вообще от цивилизованного мира. Они становятся изгоями. Посмотрите, даже Европарламенту нечего сказать. И не потому что они свои, нет.

Григорий Азаренок:
Нельзя вякнуть, это американские агенты.

О беженцах, которых отказываются принимать Польша и Литва: «Это нацизм чистейшей воды»

Николай Щекин:
Вот о чем и речь. Нельзя вякнуть, но при этом они вышли из-под контроля вообще Европы. Ведь по всем международным конвенциям о мигрантах они обязаны принимать. Во-первых, вы разбили Ближний Восток, и не только Ближний Восток, свыше 10 стран. Вы просто разбили, принимали в этом участие.

Григорий Азаренок:
Вооруженные силы Польши, Прибалтики.

Николай Щекин:
НАТО участвовало, все эти государства-члены НАТО. Там около 50 стран и союзники НАТО участвовали. Вы кричали всю дорогу о том, что вы готовы принять этих мигрантов, это трудовые ресурсы, теперь же, 17 числа на Сейме было принято решение, что мало того что не принимать этих беженцев, так к тому же, если появились на их территории, закрывать им шенгенскую визу. Кто вы такие, чтобы это делать? Они же не к нам идут, ведь Президент Беларуси прав – они не к нам идут, они к вам идут, в хорошую жизнь. Но здесь наравне хочу сказать, что меня просто поразила реакция наших вот этих вот и беглых, как вы говорите, змагаров. Получается, что для наших змагаров и нашей оппозиции вот эти вот с Ирана кто бежит, от горя, которое принесла Европа.

Григорий Азаренок:
Они так и пишут – чурбаны.

Николай Щекин:
Вы представляете, это нацизм чистейшей воды. Это расизм, который появился сейчас в Америке, который постепенно переходит уже в Европу. Но я вам хочу сказать, поляки, Польша, вообще руководство Польши, литовцы играют в опасную игру. Опасную игру – потому что мы еще не знаем, кто вместе с талибами сейчас переходят границу и едут в Европу, кстати. Поэтому тут еще ответочка, я думаю, и от Афганистана будет в этом смысле.

«Если вы разбили, помогайте, пожалуйста». Почему польские и литовские власти не предложили помощь беженцам?

Николай Щекин:
Кстати, именно Президент выступил с инициативой, чтобы действительно помочь, гуманитарную помощь оказать Афганистану. Я что-то не вижу, что польское руководство, литовское руководство тоже с такой инициативой выступило. Если вы разбили, помогайте, пожалуйста. Более того, они там же, давайте будем говорить откровенно, принимали участие в коррупционных схемах и отмывали свои же деньги для своих политических элит. Ведь мы не знаем, сколько Польша, Литва и Латвия еще получили с этого. Натовский батальон стал батальоном СС, который как раз сейчас выталкивает и уничтожает вот этих вот мигрантов. Считайте, это батальоны СС, те, которые Хатынь уничтожали.

Григорий Азаренок:
При этом чего стоит ожидать от стран? Мы уже много всего говорили. Вот, они там в 2000-х сносили памятники советским солдатам, вот тут прославят Райса Бурового, вот тут – польских легионеров, вот тут еще что-нибудь скажут. И вроде как это научные дискуссии. А потом это выливается в польского пограничника, которому дать электрической перчаткой хочется.

Николай Щекин:
В течение 30 лет просто выжигали это поле памяти, исторической правды. Ходили эсэсовские батальоны в Риге, в Вильнюсе, вот теперь получили они это все.

Григорий Азаренок:
Теперь пограничник, который вырос на этих книжках, на Райсе Буром и так далее, ему ничего не стоит убить человека другой национальности.

Николай Щекин:
Абсолютно. Причем заметьте, сегодня уже пошли обвинения в наш адрес. А ведь Лукашенко несколько дней назад…

Григорий Азаренок:
Моравецкий выступил…

«Это милитаризация границы, это продвижение инфраструктуры НАТО»

Николай Щекин:
Моравецкий вообще негодяй. Это преступная власть, это преступники. И я думаю, надо выходить в Совбез Организации Объединенных Наций не просто с осуждением, а чтобы формировали новый Нюрнбергский процесс. Это преступники, которые уничтожают, кстати, и свой народ. Вы посмотрите, что было несколько недель назад, когда свои же общественные организации польские забили тревогу и стали помогать этим беженцам. Что они сделали? Они ввели чрезвычайное положение.

Григорий Азаренок:
Любой журналист, который появится, любой волонтер сразу вне закона, в каталажку. Все.

Николай Щекин:
Вот о чем речь. Что такое чрезвычайное положение сделать около нашей границы? Так кто готовится и к чему?

Григорий Азаренок:
Это милитаризация границы называется.

Николай Щекин:
Это милитаризация границы, это продвижение инфраструктуры НАТО. Это разведывательные вещи. И, опять-таки, там безнаказанно можно творить все что угодно.

Григорий Азаренок:
И сказать: чрезвычайное положение.

Николай Щекин:
О чем речь. То, что грузовиками привозят туда этих беженцев и выбрасывают в буквальном смысле на наших границах...

Григорий Азаренок:
Уже словленных в Польше, уже попавших в Евросоюз. Это нарушение не просто каких-то конвенций. Это просто нарушение всего чего угодно, польских законов и каких угодно.

О том, как Беларуси отстоять суверенитет: «Только в союзе с Россией, в союзе с ОДКБ»

Николай Щекин:
Более того, вы посмотрите, какими методами они действуют. Почему я говорю, что это гестаповские методы? С собаками и оружием. Это как называется? Тот самый батальон натовский, который под это был заряжен. А это и называется фашиствующая демократия, которая разбила Ближний Восток, Афганистан. Ну, наверное, хотят спровоцировать Беларусь на какую-то региональную войну, такое складывается впечатление. И подтявкивание украинских властей в этой связи до добра не доведет.

Григорий Азаренок:
Президент сам сказал, что соседей не выбирают. Мы вынуждены с ними строить отношения, жить, но север, запад и юг – мы окружены фактически фашистскими государствами. Как нам себя вести в этой ситуации?

Николай Щекин:
Только в союзе с Россией, в союзе с ОДКБ. Уже 20 лет будет ОДКБ в следующем году. Я считаю, что только в этом контексте можно отстоять суверенитет. Мы наблюдателем в ШОС являемся. Вы видите, сейчас Египет присоединился в качестве наблюдателя. Даже Катар, самая богатая страна. Мы видим, как нас встречают. Более того, даже последнее предложение Александра Григорьевича Лукашенко о том, чтобы создать медицинскую ассоциацию вместо ВОЗ (тоже по большому счету фашистская организация, то, что они сделали со своими людьми в Европе). Создать специальные службы и вообще вопросы безопасности биологического характера, перейти на национальную валюту. Кстати, все инициативы Президента, вы заметили, несколько дней назад были полностью поддержаны всеми членами ШОС и наблюдателями и приняты на ура. Теперь только конструкция должна выстраиваться, чтобы все это реализовывать. Но там же Президент рассказал о нашей ситуации, причем открыто рассказал, во-первых, о роли Европы, коллективного Запада в Афганистане и о том, что на границах ОДКБ делается. Кстати, это было холодным душем. Поэтому Моравецкому надо думать о том, какие вещи собирать и в какую тюрьму лучше ехать, если уж об этом пошло. История вернется, все по циклу, и в этом смысле расплата придет. И все обвинения в адрес Беларуси и Москвы они, по меньшей мере, глупы.

«Боюсь делать плохие прогнозы, но будут еще трупы»

Григорий Азаренок:
Николай Сергеевич, ваш прогноз, что будет дальше? Потому что погода не будет улучшаться.

Николай Щекин:
Вы правильно акцентировали внимание на том, что климат у нас немножко другой. Я боюсь делать плохие прогнозы, но будут еще трупы. Будут. Во-первых, действительно, неприспособленность мигрантов к нашему климату. Во-вторых, посмотрите, что делают литовцы и поляки – они их содержат как, извините, собак в клетках.

Григорий Азаренок:
Либеральные умы им советовали: вы их сажайте в клетку и потом подсаживайте новых, чтобы они грызлись между собой. Это либеральная писательница, вполне со светлым лицом, рукопожатная.

Николай Щекин:
Тем более вы видите, что делается с энергоносителями в Европе. Я не думаю, что у них хватит денег, да у них и совести-то нет, чтобы отапливать те помещения, где они будут жить. Поэтому будут трупы, никуда мы не денемся. К сожалению, не от нас это зависит. И чем дальше, тем Польша, Литва и Латвия будут звереть, в своем оскале выражать просто воинствующую, всю возможную свою желчь. К сожалению, присоединится Украина, к великому сожалению. Там уже не клоун глава государства – это преступник. Сейчас Беларуси надо по линии МИД, по линии ОДКБ предпринимать все возможные шаги.