«Если не болит, значит, нет?» Психолог и соцработник о том, почему люди игнорируют ВИЧ

27.08.2021 - 16:53

Новости Беларуси. Женский взгляд на острые и насущные темы. Экспертные мнения и интригующие истории в ток-шоу «Точки над i». Исключительно женский проект с мужским характером затронет самые важные вопросы жизни страны.

Наталья Надольская, ведущая ток-шоу:
Как часто вы сталкиваетесь с такой реакцией, что люди обнаруживают ВИЧ-инфекцию и делают вид, что ничего не произошло? Когда не идут к врачу и предпочитают не замечать этой болезни.

Вячеслав Самарин, социальный работник, консультант по зависимостям БОО «Позитивное движение»:
Отрицание заболевания встречается часто. Если это диагноз слишком сложный для переживания человека, хочется вообще его убрать куда-нибудь из памяти.

Наталья Надольская:
Если не болит, значит, нет?

«Ну вот что же ты мне не сказала-то?» Мужчина рассказал, как узнал о ВИЧ-положительном статусе

Вячеслав Самарин:
Да. Потому что от ВИЧ-инфекции ничего не болит. Ну, воспалились лимфоузлы – прошли, диарея была две недели и все. Человек бегает пять лет, никому ничего не должен. А если он еще находится в зависимости, это, опять же, снижает его степень заботы о собственном здоровье и так далее. Здесь самый важный момент: или человек все-таки переосознает с помощью кого-то или сам, что нужно лечиться, или он попадает в больницу в очень сложном состоянии СПИДа, и его там уже врачи собирают по запчастям и пытаются выстроить уже то, что есть. Потому что иммунитет низкий, соответственно, когда назначают лечение на низком иммунитете, могут быть различные заболевания. Человеку очень сложно это сделать.

Наталья Надольская:
Как психологи объясняют отрицание того, что у человека есть заболевание?

Вадим Кецко, психолог:
Я думаю, это связано еще с тем, что люди думают в какой-то мере о том, что они бессмертны в этом моменте. А сам по себе ВИЧ-статус говорит о том, что ничего подобного. Это некий такой факт, который как об стенку удариться, по большому счету, на полном ходу.

Екатерина Забенько, ведущая ток-шоу:
То есть просто человек смотрит в лицо смерти. Он понимает, что он может жить, жить долго, но при соблюдении определенных условий.

Тест на ВИЧ показал положительный результат. Психолог о том, что стоит сделать в первую очередь

Вадим Кецко:
Да, но сначала это настолько шок, что кажется… страх смерти тут поднимается очень высоко, очень сильно, и люди могут по-разному на это реагировать. Некоторые начинают в панические атаки впадать. Была у меня такая обратившаяся. У нее было чисто подозрение, конечно же, на это, но она уже настолько напугалась, что не могла никак дальше по-прежнему жить. Не могла нормально работать, не могла думать, а все крутилась у нее возможность получить ВИЧ. В результате, конечно, все благополучно оказалось, отрицательный результат. Но все равно, как она мне потом рассказывала, у нее посыпалось здоровье чисто от нервов.

Loading...


Должен ли человек с ВИЧ-положительным статусом сообщать об этом и в каких случаях может грозить уголовная ответственность?



Новости Беларуси. Женский взгляд на острые и насущные темы. Экспертные мнения и интригующие истории в ток-шоу «Точки над i». Исключительно женский проект с мужским характером затронет самые важные вопросы жизни страны.

Екатерина Забенько, ведущая ток-шоу:
Нужно ли сообщать людям, окружающим детей в садах, в школах, информировать их о том, что ребенок ВИЧ-положительный?

Вячеслав Граньков, координатор программ ВОЗ по инфекционным заболеваниям:
В этом нет необходимости, потому что ВИЧ-инфекция никак не передается в бытовых контактах абсолютно.

Елена Кругликова, ведущая ток-шоу:
А взрослым людям? Вот у вас Красный Крест. Вы сохраняете анонимность ваших пациентов?

Наталья Пугачева, начальник отдела медико-социальной работы Белорусского Общества Красного Креста:
Во-первых, эта информация относится к врачебной тайне. И в законе о здравоохранении четко прописано отношение: кто имеет право на это без согласия человека, с согласия человека и так далее. Если говорить о ситуации с ребенком, то его законными представителями являются родители, и родители принимают решение, кому будет доступна эта информация. Возможно, в жизни нужно сказать об этом бабушке. Возможно, еще кому-то. Но не для общественного какого-то сведения людям, которым эта информация совершенно не нужна в силу их работы, жизни.

Елена Кругликова:
А ВИЧ-инфицированные обязаны говорить о себе?

Алена Родовская, ведущая ток-шоу:
Есть же уголовная ответственность, если они заведомо скрыли, что они инфицированы и вступили в половой контакт.

Светлана Радкевич, заведующий отделением профилактики ВИЧ/СПИД, врач-эпидемиолог:
При установлении диагноза ВИЧ-инфекция, при сообщении диагноза, о том, что у человека обнаружена ВИЧ-инфекция, он подписывается – согласно действующему законодательству – предупреждение о том, что он знает о своем ВИЧ-положительном статусе.

Алена Родовская:
И с этого момента он начинает нести ответственность?

Светлана Радкевич:
Скажем так, да. У нас есть уголовная ответственность – статья 157. Я не буду на этом останавливаться. В данной ситуации вопрос о том, должен ли он говорить, например, своему половому партнеру. Согласно законодательству, да, должен. Также ВИЧ-инфицированные люди должны говорить лечащим врачам о том, что у них ВИЧ-положительный статус. Для того чтобы, скажем так, исключить какие-то клинические моменты, назначение той же самой терапии. Либо, условно говоря, даже направить иногда нашего ВИЧ-положительного пациента к врачу-инфекционисту для того, чтобы сформировать приверженности, он начал прием этой терапии.

Вячеслав Граньков:
На самом деле, в этом направлении сейчас мир меняется. Например, в некоторых странах люди, у которых есть ВИЧ-инфекция, которые находятся на эффективной терапии, не обязаны говорить своим сексуальным партнерам о том, что у них ВИЧ-инфекция. Просто потому, что они не могу передать ВИЧ сексуальным путем.

Екатерина Забенько:
То есть не можешь передать, в принципе, необязательно об этом сообщать?

Вячеслав Граньков:
Необязательно говорить, совершенно верно.

Екатерина Забенько:
Татьяна, я знаю, что ваша организация способствовала изменениям статьи 157, которая как раз таки говорит о несении уголовной ответственности за передачу, заведомо зная о том, что ты болен. Вы считаете. Что это слишком жесткое наказание – уголовная ответственность? Она способствует еще большей стигмации такого человека?

Татьяна Журавская, председатель правления Республиканского общественного объединения «Люди плюс»:
На данный момент эта статья, в нее внесена лишь поправка. Статья сама существует, к сожалению. Мы еще продолжаем работать и будем, собственно, в этом направлении двигаться дальше для того, чтобы такой статьи не звучало вообще. То есть это заболевание уже не смертельное, и отдельно выделено оно, в принципе, не может быть.

Алена Родовская:
Подождите, были истории, когда человек узнает о своем ВИЧ-положительном статусе, у него происходит озлобленность, появляется агрессивность, и он просто начинает это делать специально. И вы хотите сказать, что это не несет никакой ответственности перед жизнями этих маленьких невинных девочек?

Татьяна Журавская:
Смотрите, есть первая, вторая и третья часть в этой статье. Первая часть – это постановка в угрозу заражения. Если мы говорим, что ВИЧ лечится, что человек, который лечится, не может передать ВИЧ – значит уже первая часть нецелесообразна.

Вторая часть – это передача все-таки ВИЧ. Здесь внесена как раз и действует уже поправка. Если человек сообщил о наличии у него ВИЧ-инфекции, значит, он уже не привлекается к уголовной ответственности. То есть партнеры делят эту ответственность между собой. Понимаете, у каждого человека должна быть ответственность за себя. Если партнеру объяснили, что есть наличие ВИЧ-инфекции – значит он принимает решение сам. Вступает он в такой контакт, либо не вступает.

Есть третья часть. Если все-таки это произошло насильственными методами, если несколько человек было заражено, то, конечно же, с такими моментами мы тоже не должны мириться, и эти люди должны нести наказание. Это как раз про то, что вы говорите.

Но так же есть в Уголовном кодексе статьи за причинение вреда здоровью. То есть почему другие заболевания отдельно не выделены, а ВИЧ выделен в отдельную статью? Можно рассматривать их по той статье наказания, по причинении вреда здоровью.

Читайте также:

«У людей старших возрастных групп». Почему ВИЧ – это не только проблема молодых и как работают программы снижения вреда?

«Риск неблагоприятного исхода очень высокий». Почему людям с ВИЧ-инфекцией рекомендована прививка от коронавируса?

«Несколько тысяч человек постоянно получают помощь». Кто работает с ВИЧ-инфицированными в Беларуси?