Александр Ягья (ex-«Белый Орел»): Я один из тех мужчин, которые обижали женщин

27.10.2011 - 15:58
Александр Ягья петь начал в четыре года. После окончания музыкального училища и службы в армии уехал за границу. Во время работы с ведущими музыкантами болгарской эстрады объехал полмира. По возвращению в Москву становится одним из солистов группы «Белый Орел». После четырех лет успешной работы в 2010 году покидает группу и начинает сольную карьеру. Лауреат международных конкурсов, обладатель приза зрительских симпатий «Славянский базар – 98».

Александр, поделитесь, пожалуйста, с нами, как прокатились по нашей стране с сольной программой.

Александр Ягья:
Замечательно. Я вообще очень люблю Белоруссию. Мне очень нравится бывать здесь, потому что, когда проезжаешь границу, нет никаких таможенных контролей. Мы пока все еще живем в одной, так скажем, большой стране. За это вам огромное спасибо.

Вас устраивает Ваша карьера?

Александр Ягья:
О сольной карьере еще пока рано говорить, потому что совершенно недавно я оставил группу «Белый орел», с которой я работал много лет. Поэтому сегодня говорить о какой-то большой карьере пока рано, но мое сольное творчество меня радует. Я надеюсь, что оно вам тоже нравится.

Александр, такая история у нас по стране ходит, что в «Белом орле» было огромное количество вокалистов?

Александр Ягья:
Вы задали вопрос, на который сами и ответили. Да, было несколько солистов. Как я считаю, было два основных – я и еще продюсер группы Владимир Жечков. Наверное, можно говорить и о других. Но я их меньше заметил. Не потому, что это какие-то амбиции. Просто мне казалось, что, когда я работал в коллективе, это был хороший коллектив, достойный очень. Самое приятное, что мои слова не голословны. Именно в Белоруссии у нас было очень много туровых концертов, по 10, по 15 концертов у нас было в Белоруссии, мы собирали большие залы.

Жечков – это первоисточник?

Александр Ягья:
Естественно. Владимир Жечков не просто первый источник, а это основатель группы. Это человек, по сей день являющийся хозяином, продюсером этой группы. С этого года я работаю сольно, коллектив продолжает свое существование, но я сегодня вот такой, какой я есть. В очень симпатичной красной рубашке.

Некоторые считают, что хорошему актеру нужен хороший продюсер, чтобы его талант заметили. А иногда по-другому говорят, что если продюсер слишком ушлый, то творчество отодвигается на второй план, остается лишь одна коммерция. Что вы думаете по этому поводу?

Александр Ягья:
Надо выбирать золотую середину. Желательно, чтобы и продюсер был достойный. Но если о музыке мы говорим, то это все-таки песня, исполнительское мастерство, желание общаться с людьми, которые слушают твою музыку. А если это шоу-бизнес, то тогда надо говорить о работе продюсера. Если ты хочешь быть свободным от шоу-бизнеса, тогда, наверное, надо быть каким-нибудь «андерграундом», делать такую музыку, которую не надо слушать людям, а просто ее любят отдельные. А если хочешь, чтобы это было достоянием народа… В моем случае это второе. Поэтому мне необходимо работать с достойным продюсером. Желательно, чтобы он меньше понимал в музыке, а больше занимался своей работой.

В чем заключалась Ваша совместная работа со звездами отечественной эстрады?

Александр Ягья:
Я поработал с Николаем Басковым, которому мы записали полностью саунд-треки к приезду Монсерат Кабалье, где я пел практически все партии, кроме тех, которые пел Николай. С Алсу пришлось поработать. В составе группы я работал уже практически со всеми артистами. Где-то мы пересекались в работе, где-то мы в студии, где-то просто на площадках, каких-то совместных концертах.

Александр, а как у Вас с пунктуальностью?

Александр Ягья:
Я всегда и везде опаздываю. Но я всегда говорю, что неважно, насколько ты опоздаешь, главное, чтобы ты пришел вовремя.

А Вы крещеный человек?

Александр Ягья:
Да.

Здесь, наверное, стоит уточнить, насколько Вы религиозны.

Александр Ягья:
Я считаю, что Бог должен быть в душе у каждого человека – внутри тебя. А то, что ты ходишь куда-то и молишься, не так важно, насколько ты веруешь. Я верую. Стараюсь не делать каких-то таких вещей, за которые мне было бы стыдно.

Вы родились в музыкальной семье. Сами стали музыкантом. Как Вы считаете, это уже как диагноз?

Александр Ягья:
Нет, это не диагноз. В музыкальной семье у меня мама только была певицей. Семья не была полностью музыкальной. Это не диагноз – так получилось. Я много занимался спортом. Занимался водным поло серьезно. Просто музыка взяла верх. В какой-то момент мне показалось, что это мне ближе или правильнее, так я себя больше реализовываю. Не знаю, насколько это получается хорошо, но пока говорят, что неплохо.

Александр, Вы обижали женщин или нет?

Александр Ягья:
Наверное, каждый мужчина обижал женщин. Я не стану кривить душой. Наверное, я один из них. Если ты делаешь это корыстно, заблаговременно понимаешь, что обижаешь человека, и делаешь это, то это, конечно, подло. Если ты делаешь это несознательно, а в какой-то степени случайно, то, наверное, мы друг друга обижаем. Как женщины обижали меня, так и я, наверное, обижал женщин. Мы все друг друга обижаем. Я согласен, что надо любить друг друга и поменьше создавать друг другу неприятных моментов.

Какие люди Вам нравятся больше: красивые или умные?

Александр Ягья:
Знаете, если говорить о женщинах, есть такое выражение «любимая, так ты и собеседник». Наверное, как бы ты ни общался с женщиной, хочется с ней еще и поговорить. Желательно, чтобы друзья были профессионалами и не дураками. Женщина должна быть сначала красивая, в хорошем смысле, у нее должна быть природная какая-то красота, обаяние, а потом уже будем разбираться, умная ли она или нет.

Скажите, что в Вашей работе самое неприятное.

Александр Ягья:
Неприятных вещей много. Недосыпание. Какой-то дискомфорт. Когда ты перелетаешь, надо уметь быстро привести себя в порядок. Утром ты выглядишь никак, а вечером надо выходить на сцену и как-то нравиться людям. И еще неприятный момент, что тебя везде кормят. Из-за этого я много борюсь. Спасибо всем тем людям, которые тебя уважают, которые тебя угощают, ведь это очень приятно, но я не «безграничный». Конечно, есть куда расти.

Труднее исполнять или преподавать?

Александр Ягья:
Я преподавал в двух музыкальных ВУЗах – в Государственном музыкальном училище имени Гнесиных в Москве и в Московском музыкальном университете на Таганке. На мой взгляд, и то, и это делать сложно. Но надо делать в своей жизни все по-честному. Я пока в том возрасте, когда мне не хотелось бы до конца вокальные секреты свои рассказывать людям. Когда я наберусь того опыта, той солидности и уже буду понимать, что на сцене я состоялся как артист и как человек, который больше ничего на сцене не сделает, я, наверное, буду преподавать. Я проработал два года и понял, что мне пока либо рано, либо сложно и не готов пока полностью открыться для учеников.

Есть ли настоящая дружба среди коллег по творческому цеху?

Александр Ягья:
Да. Хороший вопрос. Я как раз хотел воспользоваться случаем и рассказать, что связывает меня с Белоруссией. Это мои друзья – музыканты, которых вы видите на сцене. Они все жители Белоруссии. И мы нормально сотрудничаем. Я думаю, что дружба есть, если это коллеги. Делить нет смысла ничего. Надо свое дело делать хорошо. А дружить – это обязательно.

‡агрузка...