Аналитик: предприятия, как БелАЗ – Caterpillar и Komatsu – его просто раздавят и забудут, потому что 30% мирового рынка – это жёсткая история

17.08.2020 - 22:31

Новости Беларуси. Что будет с Беларусью, если перейдем черту законности? О «цветных революциях», забастовках рабочих и СМИ как проводнике между властью и народом.

Наша традиционная рубрика «Мнение».

Виктория Ходосок, СТВ:
Наблюдая за тем, что происходит сегодня в стране, за непростой ситуацией: что будет с нами, с нашей Беларусью, если мы все-таки перейдем черту?

Сергей Мусиенко, аналитик:
Законности?

Виктория Ходосок:
Законности, дозволенности.

Сергей Мусиенко: «Вы придите на «Рошен» и забастуйте: всё понятно, вас уволят в тот же день и всё, и свободен»

Сергей Мусиенко:
И с целым рядом предприятий, конечно, нам глубоко обидно. Потому что и лично Александр Григорьевич, и государство наше, и наши послы и министерства занимались во многом продвижением продукции как раз этих предприятий. И того же МТЗ. Потому что целый ряд послов наших за рубежом говорили: ну, слушай, я что, бытовой отдел по продаже МАЗов и МТЗ? То есть им вменялось в обязанность продавать. Сейчас им не будет никто вменять, потому что в западной транскрипции, да и в российской, посол не занимается этим, занимается менеджмент завода. И так далее.

То есть эти люди сейчас сделали такой шаг и они приготовились к тому, чтобы надолго уходить, становиться безработными. Условно говоря, они покидают завод – это предтеча того, что они могут на него и не вернуться. Потому что в 1994 году мы это все видели и проходили. Приходит MAN, Mercedes и предлагает сборочное производство, а все остальное железо продать. Ничего личного, только бизнес. Никаких автобусов, никакого развития.

К сожалению, развитие неправильное этих движений – оно приводит к тому, что идет обнищание населения, потому что предприятия закрывают, чтобы легче было их перекупить, дешевле. О высокой цене – ну, нехорошо. Революция все спишет, подешевле будет, людей нет. Создается безработица в 30 %, потом из этих людей набирается какой-то состав и нормально. И все себя чувствуют в новой свободной демократии.

Это опробовала на себе не только Украина – целый ряд стран. Сегодня каких-то новаций мы не видим: те же лозунги, те же движения, тот же раскол православной церкви уже прописан в оппозиционных программах. Это все проходили страны-соседи, страны постсоветского пространства. Это все уже было, к сожалению. И эти слова не обращены к людям, которые уже на улице.

Мусиенко: Польша в лице премьер-министра гордится, что она делала канал для влияния на нас и он оказал огромное влияние

Это прописано в учебниках. Вы знаете, когда их читал, слушал на конференциях американских специалистов, как они делали эти революции… А когда на твоей стране – это больно. Потому что, к сожалению, это все известно, это все предсказуемо. Для человека, который знает, это все происходит по-писаному: и последствия эти, и мотивы, и движения.

Просто сложилось так, что мы, маленькая гордая Беларусь, оказались на геополитическом разломе. Либералы всего мира объединились нас либерализировать. То есть это процедура, чтобы нас нивелировать здесь геополитически. Это и коридор Украина – Беларусь – Литва с Польшей вместе, во главе. Скорее всего экономически разделить собственность, которой у нас много государственной. У нас и это проблема, потому что с одной стороны, здорово – это социальное государство позволяет держать. А с другой стороны есть люди, которые прекрасно понимают, что купив НПЗ, он становится мультимиллиардером. Или «Калий». И вот эти люди на улице – они сейчас их интересы (продвигают – прим. ред.).

То, что они говорят, кричат лозунги – это абсолютно никакого значения не имеет для заказчика. Это пункт, понимаете?

Виктория Ходосок:
Для заказчика нет, а для самого рабочего? Он не понимает, что на кону его семья и зарплата?

Сергей Мусиенко:
Да, не понимает. Двигают им какие-то другие интересы. Он думает, что станет жутко богатый. Нет. Сравните зарплаты аналогичных предприятий, и все будет понятно. А некоторые предприятия, как БелАЗ – Caterpillar и Komatsu – его просто раздавят и забудут, потому что 30 % мирового рынка – это же жесткая история. С другой стороны, есть же история иная.

Аналитик Мусиенко: «По сути, на всю страну два руководителя города – Бреста и Жодино – вышли поговорить»

Сергей Мусиенко:
Незнание этой технологии и всего сказанного – оно, конечно, печально. Что мы не готовы к подобному развитию событий идеологически, психически, интеллектуально. И даже, условно говоря, по вещанию.

Виктория Ходосок:
Сегодня максимально нужно направить усилия, чтобы пресса была между властью и народом?

Сергей Мусиенко:
Она же и есть четвертая власть.

Виктория Ходосок:
Тем не менее сегодня на государственные СМИ очень большое давление со стороны народа. Как быть и той стороне, и этой стороне?

Сергей Мусиенко:
Толпы. Понимаете, что такое «со стороны народа»? Толпы ангажированных. Они делают свой функционал, они на вас оказывают влияние. Стоят перед студиями, кричат и требуют прорваться. Мы это проходили и в 1993, 1994-м. Это уже было. Понимаете, митинги большие были в Минске, но не было такого ожесточения. Оно привносится. Этот мирный протест – по мановению палочки переключается толпа на другой источник, куда идти. Люди, которые знают, что делать, нечто стреляют или взрывают, и она становится не мирной, а агрессивной. Это все моментально происходит, тоже тома исписаны книг, как это делалось в разных странах.

Конечно, гражданскую позицию спокойно, законопослушно, не занимаясь вот этим. Тем более нахождение в подобного рода толпах всегда чревато какими-то проблемами. Нерадостная ситуация. Потому что одно дело учить по книжкам, читать и слышать, а другое – видеть на себе.

Конечно, наше общество оказалось не готово. Оно больше оказалось готово к коронавирусу, к уборочной страде и какому-то локауту промышленному, чем к этому.

Loading...


В Германии и Нидерландах прошли акции протеста против COVID-ограничений



В Европе не утихают акции протеста против COVID-ограничений. 14 января ночь была беспокойной в Германии, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. В Дрездене на улицы высказать свое недовольство вышли несколько сотен человек. Столкновений избежать удалось. Были задержаны несколько самых активных участников акции. После записи их личных данных они были отпущены.

На помощь полиции пришли и студенты-медики, которые пытались объяснить демонстрантам опасность коронавируса и необходимость вакцинации. Стоит сказать, что довольно безуспешно.

Более шумными и многолюдными были акции в Нидерландах. Они прошли во всех крупных городах страны. Правда, все скорее походило на празднование Нового года или рок-концерт, если бы не лозунги, требующие отменить все COVID-ограничения.