Андрей Лазуткин: нашим литовским и польским братьям придётся тяжело. Замаячила контрабанда героина в промышленных масштабах

13.07.2021 - 18:53

Новости Беларуси. Литовцы не понимают, что однажды американцы бросят и их – точно так же, как бросили своих союзников в Афганистане. Об этом рассказали в программе Новости «24 часа» на СТВ

Тему продолжит Андрей Лазуткин в своей рубрике «Занимательная политология».

Андрей Лазуткин, политолог:
Если вы видели в кино героин, то наверняка думаете, что это такой снежно-белый порошок. Но ничего подобного – афганский героин имеет грязно-желтый, даже коричневый оттенок. И совсем скоро жители Литвы смогут увидеть большое количество героина не только в кино.

Андрей Лазуткин:
Возможно, вы не знаете, но в Афганистане воевали не только и не столько американские войска или натовцы, а так называемые частные военные компании. Это очень удобно – по потерям они нигде не проходят и формально американцы за их действия не отвечают. Ну, например, за убийства мирного населения или наркотрафик. Разумеется, афганцы за такие методы ведения войны крайне «благодарны» всему западному миру.

Андрей Лазуткин:
Такая версия поведения талибов хороша для кино или для пропаганды радикального ислама. Но если вы думаете, что в Афганистане сражаются какие-то бойцы за веру – как бы не так. Все вращается вокруг контроля – либо наркопроизводства, либо ключевых транспортных коммуникаций.

До недавнего времени как раз американские частные военные компании и занимались крышеванием наркобизнеса в Афганистане. Под их контролем было создано чудовищное производство мака, которого не было никогда за всю историю.

Андрей Лазуткин:
И вот американцы уходят, оставляя не только военное добро, но и наработанные каналы производства и сбыта наркотиков, а к власти приходит «Талибан». С чего они будут жить? А с того же самого – брать дань с производителей и перевозчиков героина. Ничего другого в Афганистане просто нет.

Зачем это сделали американцы? Видимо, по примеру ИГИЛ они пытаются создать управляемое государство, которое должно иметь некую экономическую базу. И если ИГИЛ занимался нефтью и грабежами, получая оружие от американцев, то «Талибан» уже получил и оружие, и контроль над производством наркотиков. А это гораздо выгоднее, чем нефть.

Андрей Лазуткин:
Через Россию и Беларусь героин идет по «северному маршруту». Сверху на карте он обозначен белым цветом.

Для этого направления на севере Афганистана действуют несколько тысяч нарколабораторий, которые производят из сырья готовый продукт. И смотрите сами, как замечательно растет его стоимость. Килограмм героина в Афганистане стоит 100 долларов. Этот же килограмм, но привезенный в Таджикистан, будет стоить 300. Дальше, в России, уже 1 000. А в Европе – 10 тысяч долларов и выше.

Андрей Лазуткин:
И здесь я обращаюсь к нашим литовским друзьям. Как видите, пересекая белорусско-литовскую границу, афганский героин дорожает сразу в 10 раз. Как вы думаете, насколько это выгодный бизнес и как быстро им займутся заинтересованные лица, учитывая полный вывод американских войск?

Андрей Лазуткин:
А кроме перевалки наркотиков наших литовских партнеров ожидает рост организованной преступности. Как только в Прибалтике появятся крупные мигрантские диаспоры, они тут же будут вовлечены в распространение наркотиков. Ну, потому что молодые, здоровые мужики приехали в Европу не отдыхать, а работать.

Большие надежды подает и братская Украина. Там ситуация с границей еще интереснее. Возможно, вы слышали о перестрелке в Западной Украине в городе Мукачево в 2015 году.

Андрей Лазуткин:
На видео «Правый сектор» стреляет в сотрудников украинского МВД. Что же там произошло? Дело в том, что «Правый сектор» контролировал несколько километров украинско-венгерской границы. И за контроль над контрабандой у них случился конфликт с местным МВД, который завершился бандитской стрелой.

Сколько еще дыр в украинской границе, знают только их американские хозяева. И вполне логично, что контрабанду контролируют не просто какие-то бандиты, а бойцы добровольческих батальонов. Зачем сидеть в АТО, если можно зарабатывать деньги?

Андрей Лазуткин:
И это общая черта всех режимов, которые действуют под американцами. США вооружают какую-то одну группировку и дают им на откуп часть преступных доходов. Формально американцы эти территории не контролируют, а значит, с них никакого спроса. Это было и в ИГИЛе, и в Сирии, и в Афганистане, и в Ливии, и в Ираке.

Андрей Лазуткин:
Я здесь не злорадствую. Конечно, нашим литовским и польским братьям придется тяжело. Но они не смогли справиться даже с контрабандой сигарет, а тут замаячила контрабанда героина в промышленных масштабах, за которой стоит самая влиятельная в мире наркомафия – афганская.

Андрей Лазуткин:
А все претензии советую адресовать к вашим партнерам по НАТО. Похоже, вывод войск – это их ответ на пуск «Северного потока». Россию и Европу, которые получат прибыли от дешевого газа, американцы будут изматывать политически и экономически, через рост миграции, наркотрафика и терроризма. Это их план на ближайшие лет 10.

Андрей Лазуткин:
И в такой ситуации с Беларусью надо дружить, а не сажать в Вильнюсе Тихановскую и раздавать оттуда команды. Литовцы, видимо, не понимают, что однажды американцы бросят и их – точно так же, как бросили своих союзников в Афганистане. А вот Беларусь и Лукашенко у вас под боком никуда не денутся.

С вами был Андрей Лазуткин и выпуск «Занимательной политологии».

Loading...


Алёна Родовская: «В нашей оппозиции самое слабое звено – лицемерие и историческая глухота»



Новости Беларуси. Авторская журналистика на СТВ. В программе Новости «24 часа» Алена Родовская и ее рубрика «За Дело».

Алена Родовская:
Я вчера переживала. Мой осипший голос, небольшая температура и осознанная самоизоляции на выходных в ожидании результата еще раз убедили в том, что даже небольшую простуду мы воспринимаем как некую новую форму COVID. Тест отрицательный. И я рада вас приветствовать в эфире.

Вчера Александр Лукашенко заявил: референдум по изменениям в Конституцию будет проведен, как и было обещано. А я задумалась над его фразой: «Чтобы нас не упрекнули, что мы удерживаем власть посиневшими руками».

Лукашенко о референдуме: Мы просто людям расскажем, какие перемены нас ждут в связи с изменением Конституции. Подробности здесь.

Алена Родовская:
Мы уже привыкли к недовольству со стороны оппозиции, что бы ни произошло и о чем бы ни сказал Президент. Раз сказал о референдуме, значит, вой уже есть. Потом почитала, о чем пишут в Сети обиженные бчбшники после празднования Дня народного единства.

Они по-прежнему убеждены, что в Беларуси до сих пор все происходит исключительно с помощью насилия и гнета власти. Что бюджетников автобусами на концерт возили. А белорусский народ – это никчемная часть нашего общества, которая не способна ни к революции, ни к мышлению, ни к действию. К такому, к которому они призывали год назад.

Погодите, а кто сказал, что плохо быть обычным человеком? Что нельзя быть счастливым и реализовываться? Что можно, например, работать в школе, быть уважаемым учителем, а не мыть полы в Евросоюзе, или, например, быть врачом, спасая жизни людей, а не работать грузчиком в продуктовом магазине? Просто создавая семьи и воспитывая детей? Выбирая семейный отдых, а не митинги ЛГБТ? Почему вы так за нас решили?

Алена Родовская:
Ну и конечно, впереди референдум, и как же можно представить, что белорусский народ проголосует за изменения так, как считает нужным? По своей Конституции. Просто это вы запутались. Лучше бы, как в Украине. Бах – и Майдан, опа – и американские советники Конституцию для Беларуси скорректировали. Новую Беларусь построили или страну для жизни. В нашей оппозиции самое слабое звено – лицемерие и историческая глухота.

Так что до дня референдума мы еще увидим множество заявлений и призывов. А я знаю точно, никто не будет думать за меня и делать за меня. И я не хочу, чтобы история нашей страны проходила мимо, а я молчала тогда, когда мой голос действительно важен. Год назад мы спасли свою страну, и, как показала история, мы все сделали правильно. Референдум – это воля народа, и мы будем уважать и менять наш главный закон страны. Исключительно для самих себя, для своих детей, ветеранов и своих пожилых родителей, ради которых мы должны жить и работать.