Безопасность, поставки продовольствия в Россию, нефтегазовая проблема: о чем Президент Беларуси говорил в интервью телерадиокомпании «Мир»

08.04.2017 - 20:23

Так случилось (случайно ли?), что теракт совершен во время пребывания в Санкт-Петербурге Владимира Путина и Александра Лукашенко. И без того отношения двух стран в последние месяцы напряглись, и в какую-то минуту, когда поступили первые сообщения о взрыве в питерской подземке, была мысль, что вновь не договорятся президенты по спорным вопросам, чья-то режиссура подпортит встречу и по-прежнему будут сходиться «стенка на стенку» нефтегазовые и мясо-молочные интересы. Но случилось иначе. И об этом Президент Лукашенко рассказал в интервью телерадиокомпании «Мир» в минувший четверг.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Вы знаете, что были многие противоречия, проблемы в отношениях Беларуси и России по определенным вопросам. Это напрягало и меня, и президента Путина. Все это было неприятно, тем более между нашими государствами. И мы готовились к этой встрече. Здесь как раз параллельно (в этот же момент!) происходит террористический акт. И все эти проблемы, которыми мы жили, может быть, несколько месяцев до нашей встречи (мы были полны решимости, поспорив где-то, разрубить этот гордиев узел), отошли на задний план. Мы поняли истинную ценность в этой жизни.

Что такое споры по нефти, по газу и прочее, когда неожиданно у тебя под носом происходит террористический акт и гибнут люди, которых мы должны защитить? Вопросы безопасности, они были и запланированы как основные, вопросы обороны, они тоже были как основные запланированы к переговорам с Путиным, они вышли на первый план.

Как бы нас тут ни трепали, как бы ни критиковали, особенно Запад, я начну с обороны. Многие сконцентрировались почему-то на учениях «Запад-2017», которые пройдут на территории Беларуси. Но это не первые учения, мы поочередно в рамках Союзного государства проводим соответствующие учения, потому что у нас создана единая группировка на этом направлении. По моей инициативе она создавалась (она создавалась давно, еще до нынешних событий со стороны НАТО в Европе).

И тогда с Путиным договорились, что поочередно (через два года) мы будем проводить вот эти «горячие» учения: с боевой техникой, со стрельбой. Ну чего вы возбудились, обычные учения, так, как и раньше? Я на эти учения пригласил всех, всех желающих, в том числе и представителей НАТО.

Сегодня мне пришло письмо от группы конгрессменов Соединенных Штатов, в том числе там и известный персонаж Маккейн, который тут демократию в Беларуси ищет (что «мы вот тут кого-то задержали» и так далее, и тому подобное), в том числе и затрагивает вопросы наших действий, белорусов и россиян, на этом пространстве, в том числе в Беларуси, по обороне.

Я ему пишу ответ. Я найду, что ему ответить. Пускай они, во-первых, посмотрят на демократию в западных странах (вот совсем недавно и бомбили, и травили, и слезоточивый газ, и водометы, и дубины): и в Брюсселе, и в Лондоне, и в Париже, и в Германии. Куда уже дальше, оплот демократии? Посмотрите, что происходило после выборов и во время выборов Дональда Трампа в Соединенных Штатах Америки. Поэтому я им подсказываю, что надо сначала туда посмотреть, на эту демократию. По крайней мере мы никого слезоточивым газом не травили. Но понятна их цель.

Так вот они, эти господа, затрагивают и вопрос учений, для них это какая-то опасность. А для нас не опасность, что сегодня НАТО активизировалось у наших границ (россияне любят говорить, что это у границ России, ну если Калининград, то да, но надо понимать, что это прежде всего у белорусских границ).

Мы были абсолютно здесь однозначны на переговорах с Путиным по поводу безопасности. Не скрою, мы обсуждали и внутреннюю нашу безопасность, особенно на фоне теракта в Петербурге. Это как раз обострило этот вопрос на наших переговорах. Мы понимали, что мы всяческими методами должны защитить независимость наших государств, наше общее Отечество, которое мы сформировали и пытаемся создать в рамках Союзного государства Беларуси и России. И мы ни перед чем не остановимся, защищая наших людей и нашу независимость.

Второй комплекс вопросов – экономические вопросы: это и нефтегазовая проблема, как в СМИ они подавались, это вопросы промышленной политики, вопросы развития сельского хозяйства и взаимодействия двух стран в этой сфере, и так далее, и так далее.

В сельском хозяйстве у нас, кстати, практически нет проблем, мы четко формируем программы на каждый год, в том числе и по поставкам продовольствия, особенно в Российскую Федерацию.

Например, в Российской Федерации сегодня дефицит молочных продуктов: молока – 7 миллионов тонн. Мы поставляем туда 4 миллиона тонн. 3 миллиона – еще свободный рынок не закрывается, а надо закрывать, чтобы цены не плясали и не поднимались. И я прямо Путину сказал: «Зачем вы блокируете поставки белорусской продукции на российский рынок?» То же самое и по мясным продуктам происходит. Мы что, создаем конкуренцию вашим предприятиям? Практически нет, потому что рынок свободный. То, что у нас цены ниже и качество выше, но это не повод для того, чтобы нас гнобить и не пускать на рынок.

Надо работать в России, производить продукцию, чтобы она была чиста от нитратов, допустим, надо эту продукцию перерабатывать на современных молоко- и мясоперерабатывающих предприятиях и так далее, и так далее, тогда на рынок будут попадать нормальные по качеству продукты. Ну и цены. Ребята, это не тот случай, когда можно наживаться на кошельках или карманах россиян. Ведь наша продукция – это не столько премиум-класса продукция, а это для обычных людей в обычных магазинах. Хотя мы и премиум производим, но в основном поставляем в Российскую Федерацию на рынок, на это есть большой спрос, для обычных людей: для среднего класса, как у вас принято говорить, для рабочих, крестьян эту продукцию. И они любят эту продукцию. И мы открыты, приезжайте и проверяйте, чего нам прятать, потому что мы молокоперерабатывающую и мясную промышленность, в общем, переработку сельхозпродукции привели в соответствие с мировыми стандартами. Для нас открылся европейский рынок, они приехали и проверили, говорят: «Да Господь с вами, мы не ожидали, что у вас такой уровень». Мы поставляем в Европу, а те же тщательнейшим образом подходят к отбору этой продукции. Мы туда поставляем, а россияне начали тормозить.

Но мы перешли в связи с этим к другому вопросу – я ему показал, кто наживается на этой санкционке (за что нам всегда говорят «вот польские яблоки», «вот немецкое мясо или голландское»). Да Господь с вами, вы разберитесь, кто это везет и что в этой ситуации можем сделать мы. На территорию Беларуси можно завезти продукцию любого государства. Любого! Так это же делают не белорусы, как оказалось, а делают бандиты с большой дороги, российские бандиты. И я ему раскрыл карты. И мы в ближайшее время предпримем, мы договорились об этом, систему мер, для того чтобы предупредить это. Но только нас, говорю, не надо гнобить, если там у вас члены правительства тоже занимаются сельским хозяйством, а чтобы конкуренции было меньше, начинают гнобить белорусов. Это не получится, мы вынуждены будем отвечать на это адекватно.

Что касается вопросов промышленности. Надо идти в направлении кооперации. Но это должно быть порядочно, честно, а не то что «вы отдайте нам это предприятие и забудьте про него». Зачем подобным образом действовать? Ничего никому мы не собираемся отдавать. Если вы хотите участвовать в приватизации – цена известна, платите деньги и приходите, мы не против, но главное, чтобы людей на улицу не выкидывали с этих предприятий и чтобы это предприятие модернизировалось и развивалось.

И договорились по вопросам поставки нефти на территорию Беларуси в прежних объемах – 24 миллиона. То, что мы сегодня платим приличную цену за газ, это факт. Мы нашли развязки по этому вопросу, Россия компенсирует нам вот это расхождение в нынешней цене и реальной цене за счет нефти, за счет реэкспорта нефти (они нам отдают миллионы тонн нефти: продавайте и деньги забирайте себе в размерах таможенных пошлин). Поэтому мы за счет этого, конечно же, получили более низкие цены на природный газ.

На нефть цены сейчас приемлемые, тут у нас проблем нет и не будет. Мы заканчиваем в ближайшее время модернизацию наших нефтеперерабатывающих заводов, хотя они и сейчас очень высокого уровня, но закончим, это будет 95 процентов выход светлых нефтепродуктов, тогда вопрос по нефти отпадет сам по себе, мы можем с любого рынка покупать нефть, перерабатывать у себя и получать соответствующую прибыль. Это россияне тоже понимают.

Новости по теме
‡агрузка...

Александр Лукашенко о будущем Союзного государства: надо идти шаг за шагом по выполнению соглашений

«Я специально попросила вторую бутылочку»: российских журналистов угостили яблочным соком с историей

Александр Лукашенко: «Я не тот человек, который лицемерит»

Президент Беларуси: чтобы мы не бежали в гонку вооружений, нам «Хельсинки-2» нужны

Александр Лукашенко: я вообще в заслугу межрегиональному сотрудничеству ставлю сохранение нашего союза

Президент Беларуси рассказал, насколько правдива «смоленская история»

Александр Лукашенко о смертной казни: «Как бы я ни считал, у нас прошёл референдум»

Предположительная дата встречи Александра Лукашенко и Владимира Путина – 25 декабря