Бона Сфорца. Пол-яблока для Чёрной панны Несвижа, или Чем королева не угодила своим подданным?

04.06.2019 - 22:49

Не всё, что делаешь для государства, высоко оценят его граждане. Особенно, если на высоком посту преследовать ещё и корыстные интересы, и удовлетворение собственных амбиций. Народ ничего не забывает – ни хорошего, ни плохого. Примеров тому в истории не счесть. Давайте вспомним сегодня один из них.   

Когда  король Польский и Великий князь Литовский Жигимонт I овдовел, он женился на знатной миланской принцессе Боне Сфорца. Пятидесятилетний монарх знал, кого выбрать – жена была красива, вдвое моложе, всесторонне образованна. Она не стала при нем содержанкой, а по-южному горячо взялась за дело. Ровно через девять месяцев она родила королю дочь. Но на этом не остановилась, всего в течение восьми лет родив шесть детей. Этих женских подвигов перед Короной ей самой было мало. Имея, как оказалось, напористый и жесткий нрав, Бона отодвинула от государственных дел мужа и сама ими занялась. Наверное, была права, поскольку страна приходила в упадок, казна оскудела. Умная женщина везде наведет порядок. Прежде всего, молодая королева затеяла в Речи Посполитой земельную реформу. Специальным уставом в 1551 году была введена единая система измерения угодий. Сбор налогов стал зависеть от качества земли. Необжитые территории получили хозяев, начата мелиорация. Оживилась экономика малых городов и местечек. Там активно  строились храмы и дворцы, школы и больницы. Повезло жителям Пинского и Кобринского княжеств, которые король подарил Боне. При ней полесский поселок Мотоль получил не только дворец, но и Магдебургское право. В Гродно королева пожелала иметь городские часы и провести водопровод – пожалуйста! Любой кусок земли, на который падал взор королевы, начинал приносить прибыль. Её эпоху не зря позже назовут золотым веком Польши.

Много европейского внесла Бона Сфорца в местную культуру и этикет. Сразу отметим, что знаменитая «Песня пра зубра» Миколы Гусовского вышла в свет при её прямом участии. Женщины стали одеваться по моде, носить платья с декольте (кому идет, конечно). На столах шляхты появились апельсины, миндаль, инжир, разные специи. Ясновельможные панове при застольях уже не хватали мясо руками, а цепляли вилочкой. Это всё она, королева Бона, её заслуга.

Однако чем же она так прогневила поляков, что ни в Варшаве, ни в Кракове – главной резиденции польских королей, потомки не поставили ей памятник? Казалось бы, она так много сделала для страны, как мало кто-либо делал до неё и даже после. Вроде бы заслужила почести. Дело в том, что активность королевы пугала старопольские элиты: как это иностранка всё прибрала к рукам, будто без неё тут не справятся?! Особенная польская национальная гордость противилась. Но это ладно. Бона ведь и в политику лезет. В Польше, надо сказать, короли принимали важные решения только с согласия сейма. Он же и избирал монарха. А тут взобралась на трон шустрая итальянка и давай устанавливать новые порядки. План её был очевиден – ввести в стране династическую форму правления, чтобы никаких выборов, а власть переходила по наследству. Ведь у неё был любимый сын Жигимонт Август. Дочерей-то она пристроит: одна станет женой венгерского короля Яноша, вторая – немецкого герцога Генриха V, третья и четвертая – королевами Польши и Швеции. Последний ребенок Боны умер, прожив только день.

Своего Августа женщина воспитала слабохарактерным. Но это её вовсе не смущало, когда она всякими кознями привела его, девятилетнего мальчишку, в соправители Польши с титулом великого князя литовского. Шляхта была недовольна, но куда было деваться: Бону побаивались, никто не осмеливался ей перечить. Ещё бы! Уже ходила за королевой дурная слава, что неугодных она мастерски отправляет на тот свет. Итальянцы в те времена считались большими специалистами по отравлениям. И вообще в XVI веке подсыпать яд в бокал вина было так же просто, как предложить стакан кефира на ночь. Боне молва приписала смерть князей мазовецких Станислава и Януша, мешавших её планам. Позже она якобы отравила первую жену своего сына Елизавету, затем и вторую – Барбару Радзивилл. Причем, съев с жертвой одно яблоко, половинка которого была с ядом. Правда, некоторые источники утверждают, что в 1935 году ученые вскрыли гроб Барбары и установили, что следов яда в тканях нет, а умерла несчастная от рака шейки матки. Как бы там ни было, Бона невзлюбила невестку, которую выбрал её сын, ставший после смерти отца королем Речи Посполитой. Барбару же короновали в 1550 году, а через год она умерла в муках. И теперь  призрак «Черной панны» бродит по Несвижскому замку. И ещё рассказывали ужасы про Бону, будто она купается в крови убитых девственниц, чтобы сохранять молодой свою кожу. За всё такое (было или нет) разве можно было полякам любить свою королеву?!

Была и еще причина нелюбови. Окончательно рассорившись с сыном, Бона решила вернуться в Италию. Но король поставил условие – отказаться от владения землями. Мать была вынуждена это сделать, но прихватила с собой огромный обоз золота и других ценностей, принадлежавших, по сути, польскому государству. Деньги она любила и ценила. Особенно большие. Эти богатства королева собрала народным потом, преимущественно на белорусских и литовских землях. Из-за денег, видимо, и погибла, прожив 60 лет с небольшим. Она одолжила испанскому королю Филиппу II огромную  сумму – свыше 400 тысяч дукатов золотом. Время шло, а тот всё не возвращал долг. Наконец, подкупленный испанцем врач Боны подал ей бокал вина - последний в жизни этой великой женщины.

Похороны в её родном городе Бари прошли скромно. Усыпальницу итальянцы установили в храме, поставили небольшую скульптуру.

Сын так и не приехал.

Не простил смерти Барбары.

Ваш В.Д.

Люди в материале: Бона Сфорца
Новости по теме
 

Роксолана. Как стать женой султана?

Хрестоматийной уже стала ирония в отношении девчонок, мечтающих замуж за принца на белом коне (а лучше на мерседесе), арабского шейха или нефтегазового патриота из России. Но случается-то у них чаще не «по мечте», а как жизнь сама повернет. Правда, изредка поворачивает, куда надо. Но раз на миллион.

Одна такая история была 500 лет назад. Как-то в гарем султана Османской империи Сулеймана I Великолепного привели новенькую 15-летнюю наложницу-славянку. Султан, по свидетельствам источников, был человеком передовых взглядов, образованным. Подданные уважали его за справедливые решения, борьбу с коррупцией, управленческий талант. Империя процветала. Но он при его прогрессивности был сыном своего времени и падишахом, поэтому и имел общежитие наложниц и прочие атрибуты султанской власти. Султан без гарема? Вы где такое видели?

Девушку назвали Хюррем. Какая разница, каким было имя её до плена. Зато новое означало «Приносящая радость», что, очевидно, соответствовало характеру. Озорство и показная независимость новенькой «зацепили» 26-летнего Сулеймана. Всё чаще обращая на весёлую Хюррем внимание, он отмечал, что она неплохо поет и быстро учится восточным танцам, свободно держится в общении. Другие такими не были. После первой совместной ночи она ещё больше удивила султана, попросив в качестве предложенного вознаграждения  не колечко с камешком, а разрешение ходить в библиотеку дворца. Кто знает, был это хитрый ход или искренняя жажда знаний.

С той поры девушка стала всерьёз интересовать Великолепного. Была Хюррем не красавица, но с головой. Много читала, довольно быстро изучила арабский, турецкий и персидский языки, латынь. Увлеклась архитектурой, психологией. Чтобы понравиться, она не облизывала взглядами своего хозяина, как её подруги по гарему, а сочиняла стихи и оды в его честь. Наконец, уважая законы империи, она приняла ислам. Всё это способствовало ещё и духовному сближению молодых людей. А в 1530-м году, когда ей исполнилось 24, они официально поженились. Сулейман распустил гарем, Хюррем сняла паранджу и стала консортом – законной супругой правящего монарха. У них родились пятеро сыновей и дочь. Но материнские заботы не помешали султанше оставаться помощницей мужу в его государственных делах. Сулейман доверял ей всё больше, и она старалась честно делить его бремя. Когда затяжная турецко-персидская война истощила казну Османской империи, Хюррем предложила открыть в городах винные и табачные магазины. Ей также принадлежит идея углубить дно Золотой бухты в Стамбуле для захода больших судов. Она взялась  строить бани, больницы и школы, открыла столовые для нищих. А в политических вопросах она вообще оказалась незаменимой.

Европейские вельможи её называли Роксоланой. Так окрестил султаншу посол Священной Римской империи – по названию племени, населявшего в 1-м тысячелетии земли севернее Черного моря. Он, видно, что-то знал. И это имя закрепилось за ней в истории. Женщину уважали послы и великие монархи Европы. Они восторгались ее умом, манерами, тем, что говорила и вела с ними переписку на их же языках, могла поддержать любую тему. Конечно же, этим она повышала авторитет как самого Сулеймана, так и империи. Муж ею гордился.

Если вы подумали, что на чужбине всё у Роксоланы складывалось так гладко, то я вас разочарую. Чтобы выйти замуж за султана и занять место рядом, надо иметь характер. Ей часто приходилось за себя бороться. Подчиненным султана очень не нравилось, что иностранка влияет на государственную политику, распоряжается бюджетом. Они выдумывали о ней всякие небылицы, звали ведьмой, плели интриги, чтобы избавиться. Бывшие «любимые наложницы» также не дремали. Роксолана и сама беспокоилась, что молодость её ушла, и султан может пригреть какую-нибудь юную  пассию. Так что приходилось проявлять хитрость и действовать. Она путем интриг устранила конкурентов своего сына Сулима, расчистив ему путь к трону, отодвинула близких к султану людей. Историки утверждают, что эти комбинации не всегда отличались честностью, потому как преждевременно ушли в иной мир сын Сулеймана от другой наложницы, мать султана, несколько приближенных. Словом, всё как обычно в верхах.  

Роксолана и сама неизвестно от чего умерла. Это случилось в 1562 году. Ей было 57. Есть версия, что ей самой подсунули выпить какую-то гадость. А есть и прозаичная – от простуды. Давно было! Убитый горем султан повелел похоронить жену на территории самой величественной в Стамбуле мечети, во дворе которой позже построен был мавзолей. Турки до наших дней хранят память об иностранке, которая прославила их страну.

…А в маленьком украинском городке Рогатин стоит на площади большой монумент в честь Анастасии Лисовской – дочери местного священника Гаврилы. При чем здесь она? Так она и есть Роксолана. Девчонка в один из татарских набегов была захвачена в плен и на турецком рынке продана в рабство. Многие исследователи той поры утверждают, что это правда.

Так судьба умеет исполнять свои «па».

Ваш В.Д.                                                                                        



«Всё, что мы делаем, – делаем не для красивой картинки в социальных сетях»: Александр Лукашенко на Республиканском балу выпускников

«Мы в восторге от экскурсии». Болельщики II Европейских игр посетили «Линию Сталина»

Белорус Юрий Щербацевич завоевал серебро II Европейских игр

Лесик попробовал себя в роли корреспондента СТВ

Мемориальная доска Дмитрия Мясоедова появится в Витебске

Александр Романьков о II Европейских играх: «Сердце радуется, что это сделали мы»

«Я очень рада за них и поздравляю!». Как белорусы отреагировали на золото байдарочниц

Тренер Литвинчук и Худенко о золоте на Европейских играх: «Наконец мы пришли к этой победе»