Бона Сфорца. Пол-яблока для Чёрной панны Несвижа, или Чем королева не угодила своим подданным?

04.06.2019 - 22:49

Не всё, что делаешь для государства, высоко оценят его граждане. Особенно, если на высоком посту преследовать ещё и корыстные интересы, и удовлетворение собственных амбиций. Народ ничего не забывает – ни хорошего, ни плохого. Примеров тому в истории не счесть. Давайте вспомним сегодня один из них.   

Когда  король Польский и Великий князь Литовский Жигимонт I овдовел, он женился на знатной миланской принцессе Боне Сфорца. Пятидесятилетний монарх знал, кого выбрать – жена была красива, вдвое моложе, всесторонне образованна. Она не стала при нем содержанкой, а по-южному горячо взялась за дело. Ровно через девять месяцев она родила королю дочь. Но на этом не остановилась, всего в течение восьми лет родив шесть детей. Этих женских подвигов перед Короной ей самой было мало. Имея, как оказалось, напористый и жесткий нрав, Бона отодвинула от государственных дел мужа и сама ими занялась. Наверное, была права, поскольку страна приходила в упадок, казна оскудела. Умная женщина везде наведет порядок. Прежде всего, молодая королева затеяла в Речи Посполитой земельную реформу. Специальным уставом в 1551 году была введена единая система измерения угодий. Сбор налогов стал зависеть от качества земли. Необжитые территории получили хозяев, начата мелиорация. Оживилась экономика малых городов и местечек. Там активно  строились храмы и дворцы, школы и больницы. Повезло жителям Пинского и Кобринского княжеств, которые король подарил Боне. При ней полесский поселок Мотоль получил не только дворец, но и Магдебургское право. В Гродно королева пожелала иметь городские часы и провести водопровод – пожалуйста! Любой кусок земли, на который падал взор королевы, начинал приносить прибыль. Её эпоху не зря позже назовут золотым веком Польши.

Много европейского внесла Бона Сфорца в местную культуру и этикет. Сразу отметим, что знаменитая «Песня пра зубра» Миколы Гусовского вышла в свет при её прямом участии. Женщины стали одеваться по моде, носить платья с декольте (кому идет, конечно). На столах шляхты появились апельсины, миндаль, инжир, разные специи. Ясновельможные панове при застольях уже не хватали мясо руками, а цепляли вилочкой. Это всё она, королева Бона, её заслуга.

Однако чем же она так прогневила поляков, что ни в Варшаве, ни в Кракове – главной резиденции польских королей, потомки не поставили ей памятник? Казалось бы, она так много сделала для страны, как мало кто-либо делал до неё и даже после. Вроде бы заслужила почести. Дело в том, что активность королевы пугала старопольские элиты: как это иностранка всё прибрала к рукам, будто без неё тут не справятся?! Особенная польская национальная гордость противилась. Но это ладно. Бона ведь и в политику лезет. В Польше, надо сказать, короли принимали важные решения только с согласия сейма. Он же и избирал монарха. А тут взобралась на трон шустрая итальянка и давай устанавливать новые порядки. План её был очевиден – ввести в стране династическую форму правления, чтобы никаких выборов, а власть переходила по наследству. Ведь у неё был любимый сын Жигимонт Август. Дочерей-то она пристроит: одна станет женой венгерского короля Яноша, вторая – немецкого герцога Генриха V, третья и четвертая – королевами Польши и Швеции. Последний ребенок Боны умер, прожив только день.

Своего Августа женщина воспитала слабохарактерным. Но это её вовсе не смущало, когда она всякими кознями привела его, девятилетнего мальчишку, в соправители Польши с титулом великого князя литовского. Шляхта была недовольна, но куда было деваться: Бону побаивались, никто не осмеливался ей перечить. Ещё бы! Уже ходила за королевой дурная слава, что неугодных она мастерски отправляет на тот свет. Итальянцы в те времена считались большими специалистами по отравлениям. И вообще в XVI веке подсыпать яд в бокал вина было так же просто, как предложить стакан кефира на ночь. Боне молва приписала смерть князей мазовецких Станислава и Януша, мешавших её планам. Позже она якобы отравила первую жену своего сына Елизавету, затем и вторую – Барбару Радзивилл. Причем, съев с жертвой одно яблоко, половинка которого была с ядом. Правда, некоторые источники утверждают, что в 1935 году ученые вскрыли гроб Барбары и установили, что следов яда в тканях нет, а умерла несчастная от рака шейки матки. Как бы там ни было, Бона невзлюбила невестку, которую выбрал её сын, ставший после смерти отца королем Речи Посполитой. Барбару же короновали в 1550 году, а через год она умерла в муках. И теперь  призрак «Черной панны» бродит по Несвижскому замку. И ещё рассказывали ужасы про Бону, будто она купается в крови убитых девственниц, чтобы сохранять молодой свою кожу. За всё такое (было или нет) разве можно было полякам любить свою королеву?!

Была и еще причина нелюбови. Окончательно рассорившись с сыном, Бона решила вернуться в Италию. Но король поставил условие – отказаться от владения землями. Мать была вынуждена это сделать, но прихватила с собой огромный обоз золота и других ценностей, принадлежавших, по сути, польскому государству. Деньги она любила и ценила. Особенно большие. Эти богатства королева собрала народным потом, преимущественно на белорусских и литовских землях. Из-за денег, видимо, и погибла, прожив 60 лет с небольшим. Она одолжила испанскому королю Филиппу II огромную  сумму – свыше 400 тысяч дукатов золотом. Время шло, а тот всё не возвращал долг. Наконец, подкупленный испанцем врач Боны подал ей бокал вина - последний в жизни этой великой женщины.

Похороны в её родном городе Бари прошли скромно. Усыпальницу итальянцы установили в храме, поставили небольшую скульптуру.

Сын так и не приехал.

Не простил смерти Барбары.

Ваш В.Д.

Люди в материале: Бона Сфорца
Loading...


Актриса Ольга Чехова. Почему подруга Евы Браун и любимица Гитлера не стала узницей ГУЛАГа



Есть люди в истории, которые оставили в ней своё имя, но о которых мы толком так ничего и не знаем. Либо от нас до сих пор что-то прячут за толстыми стенами архивов, либо скрывать в действительности нечего, а мы сами мучаемся всякими домыслами.

Давайте, кто не знает, познакомимся с Ольгой Чеховой! В фашистской Германии эта эмигрантка из России, племянница жены Антона Павловича Чехова, была одной из популярных актрис кино. Она была близко знакома с руководителями Третьего Рейха и их женами, дружила с любовницей Гитлера Евой Браун. Сам фюрер Ольгой восхищался, лично приглашал на различные торжества. Иными словами, была она фрау из высшего общества – умная, интеллигентная, красивая.

Но как эмигрантка из советской России накануне и в период войны могла так близко находиться к немецкой верхушке? Ни публичной критики в адрес страны Советов, из которой она уехала в начале 20-х, ни фанатичного поклонения идеям национал-социализма – ничего такого за ней не замечалось. Хорошо законсперированный русский агент с надежной легендой? И об этом мы ничего не знаем, хотя война закончилась 75 лет назад. Нам уже много секретных историй известно о героях невидимого фронта: Рихард Зорге, Николай Кузнецов, Шандор Радо…  Но на всех языках планеты вокруг биографии Ольги Чеховой всё ещё гуляют версии, и нигде никаких документов.

Так, может, и не было никакой разведчицы? Почему бы нам не поверить, что жила  в те суровые годы яркая талантливая женщина, которая совсем не интересовалась политикой, а служила только искусству и много снималась? Кстати, Ольга Константиновна играла в кино до 1974 года, её фильмография достаточно богатая – около 140 ролей. Правда, критики указывали на её ограниченное амплуа холодной аристократки. Возможно, поэтому она не задержалась в Голливуде, где в начале 30-х снялась в нескольких картинах, одной из которых была «Мэри» Альфреда Хичкока. Зато в Германии Чехову считали «звездой», ей даже был присвоен титул Государственной актрисы. Она могла бы соперничать с Марлен Дитрих, но та в 1930 году уехала за океан насовсем.

Фото: 1937 Universal Film 

Получается, вся её жизнь – в кино, три брака распались, подрастает дочь. И никакой политики. Допустим. Но возникают вопросы, на которые нет ответа. Неужели в гестапо были выходные, когда Чехова подавала документы на получение гражданства? Или когда знакомилась с нацистскими главарями и их женами? А когда сидела в опере рядом с фюрером, и не единожды? Штирлиц о таком внедрении и мечтать бы не мог. Несмотря на то, что была Ольга родом из семьи с немецкими корнями по фамилии Книппер, германские спецслужбы не могли не проверить актрису до последней реснички. А там не профаны работали.

Теперь посмотрим с обратной стороны. Когда весной 45-го наши вошли в Берлин, Чехову арестовали чекисты и доставили в Москву. После нескольких месяцев общения с руководством НКГБ актрису отпустили. Странно, что не приговорили к расстрелу или лагерям. Как мы знаем, гуманизмом та власть не страдала. Может, Сталин-победитель на радостях хотел быть перед всем миром в чистом мундире? Тем более, что речь шла об актрисе, которую знали и любили не только враги-немцы, но и союзники из-за океана. В конце концов, Чехова не стреляла, не выступала перед солдатами вермахта на передовой, не служила надзирательницей и никого не предавала. Она просто играла в фильмах про любовь. Между прочим, такие Сталину тоже нравились.  

Фото: Tobis-Filmverleih

Ольга вернулась в Берлин, устроилась в театр. Позже она поселилась в Мюнхене, сыграла ещё два десятка ролей в кино. Но после того, как западные СМИ стали писать о ней как о русской шпионке, сравнивать чуть ли не с Мата Хари, её кинокарьера заглохла. Советскому руководству эта писанина была выгодной: мол, пусть все думают, какие мы крутые, как ловко наша разведка добралась до самого Гитлера. «Подвиги разведчицы» воспевали и мемуаристы с Лубянки.

От всего этого Чехова и не думала впадать в депрессию, прятаться от людей. Тем более, в правительстве ФРГ на эту шумиху вокруг актрисы не обращали внимания. Она  открыла собственный косметический бизнес, между делом садилась за воспоминания. Её компания процветала, журналы печатали её статьи о красоте и моде, дочь и внучка стали в Германии популярными актрисами. Как думаете, государство  могло бы терпеть у себя гражданку, которая всю жизнь умело служила противнику?! Вряд ли.

Так, может, не было советской разведчицы Ольги Чеховой? Может, просто судьба так сложилась у женщины?

Её дочь, немецкая театральная актриса Ада Чехова, погибла в авиакатастрофе в январе 1966 года.

Сама Ольга Чехова умерла от рака мозга в марте 1980-го.

Похоронена в Мюнхене.

Ей было 83 года.

Ваш В.Д.