Живут у соседей и спят на полу. В Смолевичах сгорел жилой дом, исполком предлагает временное жильё за пределами города

19.06.2019 - 19:02

В начале июня в жилом доме в Смолевичах произошел страшный пожар. Без крыши над головой остались 25 человек. Кто поможет погорельцам найти новое пристанище, узнавали корреспонденты программы «Добро пожаловаться».

В ту ночь спасателям только чудом из пылающего ада удалось вынести шестерых детей. К счастью, ЧП обошлось без человеческих жертв, но жилой дом сгорел дотла!

Мария, пострадавшая при пожаре:
Было много слёз, прожили здесь 21 год – именно наша семья, после того, как мы сюда переехали. Дети очень испугались, пытались спасти документы, главное. Сейчас люди помогают, кто, чем может. Всё сгорело, люди помогают, кто, чем может. Кто вещами, кто посудой. Некоторые вещи можно было спасти, но запах отстирывается на пятый-шестой раз.

Анастасия Огородникова, пострадавшая при пожаре:
На данный момент люди проживают у соседей. Кто – где. Одинокие матери воспитывают детей, многодетная мама, инвалид, молодёжь.

Каждый день погорельцы ходят на пепелище в надежде найти хоть что-то из личных вещей. Но кроме пары фотографий тут не сыскать ничего! Эта девушка обливается слезами и вспоминает, как дом выглядел до пожара.

Пострадавшая при пожаре:
Зеркало было, стол, комод…

О том, что несколько дней назад тут кипела жизнь, напоминают только разбросанные игрушки и немногочисленные вещи. Их каким-то чудом пощадил огонь.

Мария:
У сестры и в маминой комнате сгорело всё. Сгорела кухня, вся бытовая техника, стиральная машина. Всё пропало.

Сосед погорельцев в ту роковую ночь не спал – он первым и забил тревогу, вызвал МЧС и спас людей от верной гибели. 

Александр Волынец, свидетель пожара:
Я вышел из дома около двух часов ночи. И услышал какие-то странные звуки. Я решил убедиться, что это, и вышел на дорогу. И увидел свечение пламени. Первым делом побежал к тому дому, я, долго не думая, начал сразу будить жильцов. И до самого утра помогал.

Пострадавший от пожара показывает съёмочной группе нашей программы предполагаемое место возгорания. И хотя милиция ещё выясняет причины пожара, соседи уверены: в их подъезде кто-то бросил окурок, из-за чего и загорелся картон.

Андрей:
Старались, делали, чтобы жить, а не существовать. И буквально в одну минуту всё и потеряли. Решений никаких по данной ситуации. Ждать, а как ждать под крышей, если её нет?

Анастасия Огородникова:
На сегодняшний момент исполком ничего нам не предложил, кроме того как вчера вечером была предложена кризисная комната.

Мария:
Предлагали комнаты в доме престарелых в Жажелке. А куда туда ехать, если и денег нет, на что жить, и дети здесь рядом в садик.

Андрей:
Попросили двери открыть, но никаких движений, с утра сегодня ждём – ничего.

Чтобы узнать, помогут ли обездоленным людям подыскать временное жильё, съёмочная группа СТВ вместе с пострадавшими отправляется в местный исполком. 

Но застать кого-то из руководства на месте оказалось непростой задачей.

Представитель Смолевичского районного исполнительного комитета:
Меня не снимайте, я, вообще, ничего пояснять не буду. Пройдите к начальнику управления по труду Наталье Михайловне, она занималась этим вопросом, она сможет пояснить.

В соседнем здании журналистов и пострадавших тоже никто не ждет. Разыскать начальника управления удаётся только спустя полчаса. 

Наталья Денисевич, начальник управления по труду, занятости и социальной защите Смолевичского районного исполнительного комитета:
Данный вопрос был рассмотрен с выездом на место, побеседовали с каждым из жильцов и предложено временное размещение в кризисной комнате. Там есть условия для проживания, питание, можно принять душ. Есть объекты торговли.

Но погорельцев это едва ли утешит! Временное жильё не решит их главной проблемы – как и когда восстановят дом? Обеспокоенные люди снова возвращаются в исполком и во что бы то ни стало требуют решить наболевший вопрос. 

Анастасия Огородникова:
Нам сказали – ничем вам помочь не можем. На очереди стоите – вот и сидите, где хотите, и ждите.

Игорь Кузнецов, заместитель председателя Смолевичского районного исполнительного комитета:
Вы бы пришли сразу сюда! Какие проблемы?

Анастасия Огородникова:
Когда будет принято решение?

Игорь Кузнецов:
Сегодня, насколько я знаю, состоялась встреча с начальником управления социальной защиты. И есть такое предложение по расселению. У нас есть Жажелка. Там и условия прекрасные: обеспечим и транспортом, и питанием. В течение недели по жилью будет вопрос решён.

Пострадавшая при пожаре:
Я могу оставить одного ребёнка, если я работаю в Смолевичах на молочном заводе? У меня рабочий день с восьми до восьми. Но мы можем оставаться и до десяти, и до часа ночи.

Игорь Кузнецов:
По подвозу тоже рассмотрим эти вопросы.

Градус беседы накаляется – отчаявшиеся люди предлагают экскурсию на пепелище! Чуть позже сюда приезжают и представители соцслужб. Они обещают помочь погорельцам в кратчайшие сроки восстановить документы и обеспечить семьи продуктовыми наборами.

Сергей Каравай, директор Центра социальной помощи БЕЛСПАС:
Нашим учреждением будет оказана помощь людям.

Игорь Кузнецов:
Какая?

Сергей Каравай:
В изготовлении паспортов и документов, удостоверяющих личность.

Чиновники осматривают сгоревшие руины. На улице мужчину мгновенно окружают жители сгоревшего дома. Где жить и что делать – главное, что сейчас беспокоит погорельцев.

Игорь Кузнецов:
Я и в кабинете сказал – это беда. И ещё раз убедился, что это беда.

Мария:
На что жить? Мне детей собрать – одну в садик, и…

Игорь Кузнецов:
Ну, это мы поможем!

Андрей:
Я своих всех отвёз к родителям. У меня пять семей живёт в одном доме. Кто на полу ютится, кто как. Варятся, как в армии, большими бочками, потому что кушать что-то надо.

Игорь Кузнецов:
Как мы с вами договариваемся: сюда приедут через час социальные службы. Я в данной ситуации как исполком – не просто обещаем, а решаем вопрос, чтобы помочь.

Как скоро у этих людей появится крыша над головой – узнаем совсем скоро! Мы будем следить за развитием событий.
Loading...


«Она такая жирная, и такой хвост». Сотрудники минского расчётно-справочного центра работают в холоде, и их атакуют крысы



Новости Беларуси. Тему следующего репортажа подсказали зрители СТВ, которые обратились на горячую линию телеканала. В расчётно-справочном центре №6 Московского района столицы отопления нет уже третью неделю, а замена коммуникаций во время капитального ремонта привела из подвала толпы крыс.  

Съемочная группа Вероники Гришковой выехала на место и попыталась разобраться в ситуации. 



В расчётно-справочном центре №6 Московского района, действительно, прохладно – батареи здесь не работают третью неделю, а сегодня отопление перекрыли и вовсе по всему району – идёт капремонт и врезка нового оборудования. 



Мария Семенчук, паспортист расчетно-справочного центра № 6 Московского района:
Жаловались во все инстанции. Но все туда-сюда футболят, а сдвигов никаких. У нас начальник заболела. И девочки. Все в соплях ходим, потому что холодно.



И если раньше спасали обогреватели, теперь и они бесполезны – электроэнергию отключили в 10 домах. Планово, конечно, но и это не греет ни душу, ни тело. 

Чтобы хоть как-то работать, сотрудники и посетители идут на всевозможные ухищрения – благо, XXI век на дворе.



Вероника Гришкова, корреспондент:
А это кадры не из фильма ужасов. Реальная картина. После того, как в здании начался капитальный ремонт в туалет стало ходить страшно. Там живут крысы.

 

Хвостатым в центре не рады. И хотя засвидетельствовать присутствие грызуна мы не смогли, но вещдоки на месте преступления она оставила. 

Мария Левшик, паспортист расчетно-справочного центра № 6 Московского района:
Боимся в туалет ходить, потому что крысы. Когда заходим, с таким ужасом. Она такая жирная. Ну, я видела одну, она убегала. И такой хвост. И такая большущая-большущая.

Крысиные бега и холод вынудили жителей района обратиться на горячую линию СТВ. С появлением в центре съёмочной группы нашего канала, стали приходить и ответственные лица. Сначала мы застали сантехника центра информационных технологий Мингорисполкома, к которому и относится РСЦ. Он проверил трубы на наших глазах и заверил, что проблема не в приборах отопления.

Михаил Шпилевский, сантехник Центра информационных технологий Мингорисполкома:
Отправили разобраться, что к чему. Может, завоздушены тут батареи. Но воздуха здесь нет, я просмотрел здесь всё.

Затем на объект приехала комиссия, чтобы выявить причину холодных батарей. Правда, изначально общения с нами пытались избежать.  



Но после совещания пошли на контакт и немного прояснили ситуацию. Расчётно-справочный центр не жилой фонд, а потому к ЖКХ это помещение и его коммуникации отношения не имеют. 

Людмила Гусельцева, ведущий инженер отдела капитального ремонта ЖКХ №1 Московского района:
Капитальный ремонт происходит в жилом доме. Какие договора и с кем они заключили – это надо выяснять РСЦ к ЖРЭО. Если у них есть договор, то они обязаны обследовать, если нет, то не обязаны.



Лишь на следующий день выяснилось, причина похолодания в отдельно взятом центре глубже. В прямом смысле слова. В подвале здания «спрятался» неучтённый тепловой узел.

В проекте капитального ремонта жилого дома его нет, а по факту – именно через него подаётся тепло в расчётно-справочный центр. 

Дмитрий Алейчик, начальник производственного отдела ЖКХ №1 Московского района:
Этот узел не учтён. И он не будет учтён, потому что работы по капитальному ремонту производятся только в пределах здания, жилой части. А сторонние помещения в состав капитального ремонта не входят. Принято решение по замене участка трубопровода в теплоузле, который расположен под этим зданием.



Главный итог — подключить центр к системе отопления обещали к завтрашнему утру. Временно, пока центр информационных технологий не сможет провести ремонт теплоузла. А сегодня историей заинтересовалась Федерация профсоюзов. Тем, кто забыл о трудовых нормах, провели ликбез. Они едины для всех, и температурные – строго прописаны. 



Александр Зайцев, технический инспектор труда Федерации профсоюзов Беларуси:
Здесь температура предусмотрена допустимая 20-22 градуса. При таких условиях работники могут работать. К примеру, ниже, чем 12 градусов, вообще запрещается работать. Например, при 14 градусах 2 часа можно работать. При 15 – 3 часа. И так далее.



Федерация профсоюзов взяла ситуацию на контроль. К слову, мы уточнили у работников центра — после обеда организацию снабдили двумя большими обогревателями. Обещаем не оставлять историю без внимания.