«Чем выше твой ранг, тем ты ближе живёшь к площади Ленина, улице Маркса». Как в СССР селили чиновников

13.04.2019 - 22:27

В СССР в зависимости от категории, к которой человека относила система, полагалось определённое число метров. Кому где жить решало управление ЦК партии, Совмина и горисполком. Основной периметр заселения – от площади Ленина до площади Якуба Коласа. А в домах на Пулихова, например, обосновался средний и более низкий ранг чиновников, рассказали в фильме «Тайны Беларуси».

Вадим Гигин, историк, публицист:
Чем выше твой ранг, тем ты ближе живёшь к площади Ленина, улице К. Маркса. Чем меньше ты ранг занимаешь в номенклатуре, тем тебя дальше отселяют.

Так возникает улица Пулихова, где заселялась номенклатура среднего и более низкого ранга.

На отдельном счету были писатели. Квартиры им выделялись самые элитные.

Наталья Мизон, заведующая филиалом ГУ «Литературный музей Петруся Бровки»:
Площадью около 200 метров, 5 комнат, высокие потолки. Среди Домов Советов – это самые высокие потолки, до 4 метров.

Те же Янка Купала и Якуб Колас ещё до войны обзавелись собственными особняками. Этого не имели даже партийные руководители.

Однако в центре, как это ни странно, были дома и для обычных рабочих, и руководства предприятий. Директора, кто как мог, выбивали жильё для трудящихся.

Так на Коммунистической появились несколько домов для работников радиозавода. На улице Красной и бывшей Варвашени бок о бок жили инженеры, представители заводоуправления, передовики производства. Строительство ведомственных домов напрямую зависело от энергии всего двух человек.

Вадим Гигин:
От руководителя и его секретаря партийной организации. Причём от руководителя зависело в большей мере. Если он выбивал фонды – а зачастую фонды надо было выбивать не в Минске, а в Москве. Потому что это была плановая экономика. Под строительство надо было выбить, во-первых, архитектурный план, архитектурный проект, фонды на строительство. И даже стройматериалы приходилось выбивать и договариваться.

Ведомственные дома тоже вырастали точечно. Например, на Куйбышева был дом учёных, на площади Калинина – дом Белорусского военного округа, немало настроил Минский автозавод.

Тимофей Акудович, экскурсовод:
Например, на этом проспекте можно пройтись и прочитать шильды. На нём давали квартиры и представителям номенклатуры, и писателям, поэтам, актёрам, художникам.

Позже ведомственная застройка перемещается в Серебрянку, Зелёный луг, на Восток. Жильё здесь могли получить абсолютно случайно.

Так, в своё время ключи от квартир в доме на площади Калинина получили футболисты минского «Динамо». В 1982 году они стали чемпионами Советского Союза. А значит, практически приравнивались к национальным героям.

Вадим Гигин:
Знаменитые «Ворота Минска» – две башни, которые выходят на вокзал – там спортивному обществу «Динамо» тоже выделяли квартиры, но как под общежитие. То есть, молодые спортсмены, уже проявившие себя, получали там временно от государства квартиры.



«Рассказывали родители, что башня стоит на деревянных сваях». Как живут в «Воротах Минска»



Архитектурный комплекс на Привокзальной площади – самый узнаваемый силуэт белорусской столицы. Две 11-этажные башни выросли здесь в конце 40-ых годов, когда Борис Рубаненко затеял масштабную реконструкцию района, рассказали в фильме «Тайны Беларуси». .

Сергей Сергачев, доктор архитектуры, профессор БНТУ:
Впервые в Минске была реализована не просто башня, а два района. Они дальше были застроены 5-этажными  домами. Решалось комплексно: и детский  садик, и поликлиника на первом  этаже, и магазины, и хлебный отдельно. То есть для тех людей, которые тут живут, всё было.

Сергей Лаврусевич заселился в этот дом двухлетним мальчиком с родителями и братом в 1951 году.

Сергей Лаврусевич, житель дома №1 по улице Кирова:
Строились они в те времена, когда требования к строительству были немножко другие и жильё это было немножко другое. Потолки у нас в квартире – 3 метра 30 сантиметров.

Одна из самых удивительных особенностей планировки – проходные квартиры. Для детей это было настоящим чудом – двери распахивали настежь и ребятня гоняла на велосипедах, переезжая из одной в другую. А за столом на праздники собирались сразу все жильцы.

Сергей Лаврусевич:
По внутренней планировке, по лестничной клетке между квартирами находились двери, которые связывали все квартиры. Соседние квартиры, находящиеся напротив. Вот здесь стояла дверь входная, которая закрывалась на ключ. С этой стороны  точно такая же дверь стояла – для прохода на кухню и дальше.

Со временем двери убрали, а проёмы заложили кирпичом. Но память сохранила все детали. Например, как железнодорожные пути проходили едва ли не перед подъездом. И вагоны с новосёлами останавливались под окнами нового дома.

Сергей Лаврусевич:
Рассказывали родители о том, что башня стоит, вообще, на деревянных сваях, дубовых сваях. Тот паркет, который лежит сейчас, он лежит с 1951 года. Дубово-берёзовый паркет, который выдержал большие сроки.

Родители – заслуженные железнодорожники, вместе со всеми поднимали город из руин. Семья заехала сразу в собственные апартаменты. Некоторым повезло меньше. В квартирах жили по принципу коммуналок. Две смежные комнаты, гостиная и общая кухня. Семьи росли  и постепенно обзаводились отдельным жильём. Впрочем, несмотря на то, что приходилось с кем-то делить жилплощадь, иметь квартиру в башне было очень престижно.

Сергей Лаврусевич:
Печка находилась вот здесь, топилась дровами. Здесь в 60-ые была перегородка, отдельно, как комната, как спальня.