«Давайте будем давать им имена, придумывать про них истории»: легенды и факты о минских скульптурах на крышах

27.06.2018 - 18:36

Проходя мимо молчаливых свидетелей советской истории нашего города, стоит обратить внимание на скульптуры, расположившиеся будто над ходом времени.

Они живут, словно небожители, на крышах домов.

И если раньше полубоги восседали на фасадах католических храмов, то герои нового времени перебрались под крыши знаковых зданий для советского общества.

Роман Абрамчук, культуролог и экскурсовод:
Не секрет, что большей частью монументальные скульптуры на минских крышах – это наследие соцреализма. Появились они преимущественно после войны. Однако, есть интересные, хорошие исключения, с которыми мы также познакомимся.

И начнём с дома на улице Красной.

«Они знают, для чего появились в этом городе и сели на этих крышах»: чем уникальны скульптуры на доме на Красной улице

Минский Парфенон – Дворец профсоюзов.

Построенный в те же 50-ые по проекту Владимира Ершова, он до сих пор считается образцом советской монументальной архитектуры. 

Символом мира – голубем – венчается композиция «Слава труду».

Инженеры, военные, спортсмены, колхозница и студенты – все на кого, опирается новое общество, все здесь, под одной крышей. 



«Женщина, очевидно, колхозного происхождения, но рядом с ней – кисти»: история скульптур на Художественном музее

Почему на крыше МВД стоит скульптура богини земледелия?

«Мало кто заходит в этот закуток и знакомится с героями на фасадах»: что скрывается в старом корпусе педуниверситета

Советское руководство после революции ставило своей целью радикально изменить облик всех городов. И это планировалось сделать именно с помощью скульптуры.  

Роман Абрамчук, культуролог и экскурсовод:
Дело в том, что в наших широтах фрески не сохраняются на стенах – у нас плохой климат. И по этой причине, скульптура из некоторых материалов – более долговечна. Но, опять же, как он сказал в этом декрете: неважно, из какого материала, важно – быстро и сразу заменить все скульптуры царей, героев царской России на новых героев: революционеров, педагогов и так далее. Что и начали делать уже в 20-ые годы, а после войны дошли до более стойких материалов, всё делалось более планомерно и целенаправленно.

«Инженеру больше всего от птиц достаётся»: история скульптур на «Воротах Минска»

Минские исполины достойны нашего взора. Каких бы целей они не преследовали в начале своей жизни, сейчас они – лишь памятники, которые мы можем сохранить и полюбить за их прямоту и наивность.

Роман Абрамчук:
Давайте будем их любить. Может быть, давать им имена, придумывать про них истории, легенды, писать о них стихи.

Может быть, кому-то посчастливится до них дотронуться.

Люди в материале: Роман Абрамчук


Где в Минске жили подпольщики времен ВОВ, и как фашисты готовили разведчиков



В первые дни войны бомба попала в 3-й дом Советов – теперь это дом по ул. М. Богдановича, 23 и были заблокированы входы в подвалы. В результате погибло более 100 человек. В основном – это женщины и дети.

Аналогичная история случилась и с былым управлением Либаво-Роменской ЖД.

Еще один «живой» свидетель спрятан за шумным проспектом. В доме на Независимости, 27а квартировала подпольщица Ольга Щербацевич. Медработник нашла путь в госпиталь, который оккупанты устроили для советских военнопленных на месте нынешнего главного корпуса БНТУ. Из лазарета была прямая дорога в лагеря.

Антон Рудак, историк, краевед:
Это были лагеря в пушкинских казармах городского отделения шталага 352, лагерь в Масюковщине. Эта группа занималась переправкой военнопленных из лазарета, спасали их из этого лазарета.

Ольга Щербацевич втянула в секретную операцию всю семью. Удалось спасти 18 офицеров и красноармейцев. Но во время очередного перевода из Минска в партизанскую зону несколько человек попали в руки нацистов.

Евреев расстреляли на месте, остальных завербовали. И все из-за шифровальщика Бориса Родзянко. После войны предатель понес наказание.

Антон Рудак:
В августе 41-го состоялся арест, и 26 октября 41 года произошло первое публичное наказание смертью участников этой группы. Было арестовано 12 человек, их тройками повесили по всему городу. Ольгу повесили недалеко от ее дома в сквере возле Купаловского театра. Ее сыну Володе было 16, он также помогал военнопленным.

Бывшая улица Островская, ныне Раковская. Мало кто знает, что здесь с сентября 1943 по июль 44-го действовала одна из пяти немецких разведывательных диверсионных школ.

Здесь готовили агентов для борьбы с партизанами и подпольщиками. В расписании была история радиодела, топография, стрельба, рукопашный бой, работа с ядами. Одним словом, все для успешной диверсии.

Более того! Вели профобучение по специальностям столяр, слесарь, чтобы легко проникнуть на предприятия. В случае провала рекомендация для шпионов была одна – самоубийство.

Святослав Кулинок, заместитель заведующего отделом публикаций ГУ «Национальный архив Республики Беларусь», кандидат исторических наук:
Советская партизанская контрразведка знала о существовании данной школы. Кто-то из обслуживающего персонала (может быть, уборщица или водитель) все-таки был внедренным агентом в эту разведшколу, и у партизан были оперативные и достаточно своевременные данные по немецкой агентуре.

На легендарном здании гостиного двора есть знак в честь легендарного Фрица Шменкеля. Его называли солдатом вермахта и Красной армии, партизаном и подпольщиком. В феврале 44-го на площади Свободы, в штаб-квартире службы безопасности и СД немцы зверски допрашивали Фрица, но он не сдал своих, за что понес самое суровое наказание.

Покоится его душа в Свислочи или в другом месте – до сих пор тайна. А многие моменты биографии и вовсе придуманы.

Андрей Данилов, военный историк, журналист:
В 41-м году, когда началась война с Советским Союзом, он изъявил желание служить в вермахте, отправлен был на Восточный фронт и осенью 41 года перешел на строну Красной армии. Это спорная страница из его биографии. Везде написано, что он служил в 186-й пехотной дивизии Вермахта. Такой не было вообще! Но, тем не менее, он попал в партизанский отряд «Смерть фашизму», совершил много подвигов.

Один из подвигов – он переоделся в немецкого генерала, и когда шел немецкий обоз, он его повернул в лес и отправил к партизанам. Но на то время ему было 26 лет. И сколько б он не надевал военную форму, но на генерала он не потянет.  

В 43-м, когда Калининскую и Смоленскую области освободили, отважный Фриц был награжден Орденом Красного знамени и зачислен в разведотдел Западного фронта. За свои подвиги уже после войны он получил звание Героя Советского Союза посмертно.