Delfi.lv. Лайма Вайкуле: я не играю в политические игры, мои критики – звери и зомби

23.08.2018 - 18:04

Латвийская певица Лайма Вайкуле в беседе с каналом «360 градусов» прокомментировала критику в свою сторону в связи с ее высказываниями о том, что она не собирается выступать в «российском Крыму».

11 августа на пресс-конференции перед концертом в Одессе Вайкуле заявила, что не поедет в Крым за любые деньги. «Нет. Нам запрещено. Нам, европейцам. Я туда не поеду, какой бы гонорар мне ни предлагали», – цитирует Вайкуле газета «Думская».

Певица также заявила, что была рада сообщениям о распаде СССР, так как никогда не питала к нему теплых чувств. Она отметила, что переходный период после распада оказался очень тяжелым, и в Латвии была нищета. То же самое, по ее мнению, ждет и Украину в случае вступления в ЕС, однако в итоге украинцы будут счастливы.

Высказалась Вайкуле и в защиту своих коллег, которые попали на Украине в «черные списки». «Артисты – это дети. Дети могут черт-те что выкинуть. И артисты тоже. Они настолько отняты от всего реального. И нельзя трогать детей и артистов. Они неадекватно все воспринимают. И этих детей, в какие-то списки… ну куда?! Они если и попали куда-то, то только потому, что не понимают, что происходит», – отметила певица.

На заявление Вайкуле резко отреагировали российские политики и деятели культуры. Певица решила прояснить свою позицию. Она назвала скандал с Крымом «раздутой ситуацией» и заявила, что не собирается оправдываться.

«Нет повода комментировать, это раздутая ситуация. Я ничего не могу просто комментировать. Это все вранье, что говорили журналисты. Я не буду оправдываться», – сказала Лайма Вайкуле в комментарии для канала «360 градусов».

Латвийская певица шокирована реакцией, которую вызвали ее высказывания о Крыме, сообщает РИА Новости. «Я даже не представляла, что люди такие звери. Скажу откровенно. Может быть, потому, что я никогда не смотрю телевизор. Я сейчас первый раз его включила посмотреть, какая реакция, что там происходит… Мне кажется, что люди сошли с ума. Они абсолютно зомбированы. Они даже не слышат, что говорят… Журналисты – провокаторы и вруны, вот мои впечатления», – заявила певица латвийским СМИ.

Она сказала, что ей безразлично, чем этот скандал может закончиться и выразила сожаление, что ее российские коллеги по музыкальному цеху повели себя таким образом. «Они показали свое лицо. Они бедные люди, которые не знают, как себя показать. Я даже не знаю, что сказать. Я в жизни не комментировала ни одного артиста, который что-то делал. Это просто стыдно, злобно и некрасиво. Это ревность, зависть. Это ужасно. Противно просто», – добавила Лайма.

По словам певицы, она не хочет больше участвовать в скандале. «Ни реагировать, ни говорить об этом ничего больше не собираюсь», – заявила она. «Я вообще вне политики. Наверное, было глупо втягиваться в это. Я не понимала, что это – политика. Я люблю одинаково все страны мира, потому что я – человек мира», – так прокомментировала Лайма Вайкуле свое заявление о Крыме во время прямого эфира программы «60 минут». Певица попросила не втягивать ее в политические дискуссии.

«Я ничего не понимаю в политике. Я знаю, что нам, европейцам, запрещено работать в Крыму. Я говорю: «Нет, я не буду работать». Разве это надо обсуждать?» – сказала Вайкуле в интервью телеканалу «Россия», сообщают Вести.ru.

Артистка напомнила, что для дружбы народов она лично сделала немало: ходила в правительство Латвии и просила закрыть черные списки для многих российских артистов, в том числе для Иосифа Кобзона и Валерии. А также подписывала письма, в которых просила не впутывать артистов в политику.

«Я имею орден Дружбы и никогда в своей жизни не высказывалась плохо ни о русском, ни об украинском, ни о казахском, ни о грузинском, ни об одном народе. Я их всех люблю. У меня везде друзья», – отметила Лайма.

Лайма Вайкуле считает, что люди, которые говорят ей не приезжать в Россию, – провокаторы, они некрасиво себя ведут. «У меня столько друзей в России, я училась в России, я знаю язык и я никогда в жизни не критиковала Россию, я ее обожаю. Я вообще не лезу в политику. Как снимут санкции, я тут же приеду в Крым с большим удовольствием, бесплатно, и дело вообще не в деньгах», – пообещала Вайкуле.

Она призналась, что не знала об отсутствии запрета на концертную деятельность в Крыму для граждан Евросоюза: «Хорошо, что вы мне об этом рассказали. Я об этом не знала».

Кроме того, певица пояснила, почему не жалеет о распаде Советского Союза, сообщает Вести.ru. Она завидует сегодняшней молодежи, которая знает языки, которая гордо может поехать в любую страну мира, поучиться пению: «Это же счастье! У меня такой возможности не было. Сейчас для молодежи просто счастье, что Советский Союз развалился. Я говорю об этом, как музыкант. Задача музыканта – объединять!»

Источник: ИНОСМИ.РУ

Мнение автора не всегда совпадает с позицией редакции.

Люди в материале: нет
Loading...


Aftenposten. Экстремальная температура станет нормой



Исключительно сухое и жаркое лето не меняет смысла предостережений климатологов, связанных с будущим: самым большим испытанием для Норвегии станут экстремальные осадки.

«Афтенпостен» (Aftenposten): А насколько экстремальным было жаркое и сухое лето этого года?

Хельге Дранге (Helge Drange): Летние месяцы с мая по июль были рекордно жаркими – на два градуса теплее, чем в 1947 году, в предыдущее экстремальное лето. В Осло температуру измеряют с 1837 года, так что жара установила серьезный рекорд! Эти же месяцы были и очень сухими, такими же, как летом 1947, 1976 и 1994 годов.

Хельге Дранге (Helge Drange) работает в Центре изучения климата в Бьеркнесе (Bjerknes) и является профессором океанографии в Университете Бергена.

– Какие признаки климатических изменений Вы видите?

– Мы знаем, что в северном полушарии растет количество осадков, мы знаем также, что уровень океана повышается. Морские льды в Арктике уменьшаются и по площади, и по толщине. Мы знаем, что ледники и гренландские льды тают, мы знаем, что тундра размораживается. Весна наступает раньше, а осень – позднее. И температура вообще повышается. Так что есть очень много разных изменений, но все они из одной и той же истории.

– Но ведь летом этого года осадков практически не было?

– Естественные вариации будут всегда. Например, прошлое лето было не жарким, но очень мокрым. Но мы здесь говорим о двух разных вещах: вариациях год от года, которые мы называем «погодой», и более долговременных изменениях, которые мы называем «климатом». Когда мы говорим о климатических изменениях, мы ищем тенденции в течение длительного времени. В Норвегии за последние сто лет количество осадков выросло на 20%. А температура за тот же период выросла примерно на один градус.

– Один градус за сто лет звучит не так-то много. Почему это становится проблемой?

– А зимой это даже почти приятно, правда? Но давайте посмотрим на взаимосвязь. В прошлый раз, когда Земля была действительно теплой, температура на два-три градуса превышала ту среднюю температуру, которую мы имеем сейчас. Это случилось более трех миллионов лет тому назад. И тогда понимаешь, что мы вот-вот встретимся с климатом, который современный человек никогда не видел.

Летом чаще будет жарче

– Следует ли нам ожидать в будущем, что летом чаще будет сухо и жарко?

– Да, летом чаще будет жарко и сухо, и мы должны ожидать также, что жара будет длиться дольше. Это не означает, что следующее лето также будет жарким, но жара летом будет чаще. И это не означает, что одновременно непременно будет засуха. Основной проблемой для Норвегии будут осадки, и летом тоже.

– Возможно, в какой-то момент нам придется перестать называть подобную погоду «экстремальной»?

– Да. Если мы продолжим с выбросами парниковых газов так, как сейчас, в конце этого века станет нормой то, что сегодня воспринимается как экстремальная погода.

– На земном шаре температура не везде повышается одинаково. Какова сейчас ситуация в Арктике?

– Она невероятная и пугающая. За последние сто лет средняя температура на Шпицбергене выросла на 2,5 градуса. За тот же период зимняя температура поднялась на 3 градуса. Шпицберген переживает тотальное изменение климата и погоды. Главная причина состоит в том, что льды отступают, а это означает колоссальные последствия. Здесь действительно пора бить тревогу.

– Кари Хьенос Хьос (Kari Kjønaas Kjos) из Партии прогресса несколько недель тому назад заявила в беседе с Aftenposten, что она не уверена в том, что жара является следствием парниковых выбросов, и она считает, что нам повезло, что у нас такое замечательное лето. А что Вы об этом думаете?

– Это ранит меня в самое сердце. И одновременно показывает, насколько велика потребность объяснять серьезность происходящего. Мы думаем, что современный человек независим, что мы можем подняться над природой и полностью все контролируем. Но происходит нечто противоположное. Мы отдаляемся от природы и сил природы и становимся от этого более уязвимыми.

– Каким образом?

– Людей становится больше, в основном, мы живем в городах. Когда происходят такие экстремальные события, они могут привести к летальному исходу, перебоям в снабжении водой, проблемами с урожаем и снижению производства продовольствия. Достаточно подумать о Ближнем Востоке и о том, что сокращение источников воды может привести к беспорядкам. Сегодняшняя ситуация с беженцами серьезна, но если у нас появятся климатические беженцы, тогда станет просто опасно.

Не думаю, что нам удастся довести выбросы до нуля

– В Парижских соглашениях от 2015 года ООН решила, что все страны должны ограничить свои выбросы парниковых газов, с тем, чтобы температура на Земле повышалась не больше, чем на два градуса, а лучше на полтора. Несколько реалистично то, что нам это удастся?

– Судя по сегодняшней ситуации, ответ – нет. Цель в полтора градуса мы уже почти достигли. Для того, чтобы добиться цели в два градуса, нам нужно иметь нулевые выбросы в течение 20-30 лет, и нет ничего, что указывало бы, что мы сможем этого добиться. На самом деле ни одно государство не имеет шанса достичь этой цели. У нас в стране мы открываем все новые месторождения и расширяем активность в поиске нефти и газа, так что наша политика также не соответствует идее нулевых выбросов в ближайшем будущем.

– Звучит довольно мрачно?

– Да, это так! Мы говорим об экзистенциальной проблеме для людей и всего живого на земле. Мы говорим о будущем очень многих поколений.

Источник: ИНОСМИ.РУ

Мнение автора не всегда совпадает с позицией редакции.