Экономические и культурные особенности Монголии. Чем белорусским бизнесменам интересна эта страна?

09.11.2013 - 19:43

Сегодня мы расскажем о стране. в которой на одного человека приходится 13 лошадей! И где к 40 градусам привыкли еще похлеще, чем у нас... В другом смысле, конечно: в Монголии зимой -40, а летом 40 с плюсом.
В Монголии, которую называли «шестнадцатой» республикой СССР, уже не празднуют 7 ноября. Последнюю статую Ленина снесли и продавали в этом году с аукциона. Убрали в Улан-Баторе и символические Белые ворота, которые напоминали о советских временах. Однако же, торговать со странами бывшего СССР Монголия - не отказалась. Потому что это выгодно! Чем интересны друг другу Беларусь и Монголия? И чем вообще интересна эта степная страна, узнавала наш специальный корреспондент Анастасия Дехтяр. Смотрим ее репортаж!

Монголия. Унылые бескрайние степи, горы и пески, проехавдесятки километров, не встретишь ниединой души. Немудрено: плотность населения  полтора человека на один квадратный километр, это при том, что  половина монголов проживает в столице - Улан-Баторе. По отчетам Национального статистического комитета, треть населения страны живет за чертой бедности. Городские пейзажис налетом антисанитарии: «мусорный декор», кажется, никто не спешит отправить в топку. Примерно такой представляется страна, расположенная в центре азиатского континента тем, кто здесь никогда не был и судит по сухим заметкам во Всемирной паутине...

Чтобы прочувствовать всю прозу монгольской жизни, мы отправляемся кочевать по стране кочевников.

Это место называется «обо». Таких в Монголии десятки, если не сотни. По легенде, именно здесь обитает хозяин, дух этой местности. Обычно люди здесь останавливаются, обходят три круга и оставляют какой-то презент. Это наша, белорусская дань (5 000 рублей - ред.), чтобы хозяин нам пожелал счастливого пути. Раскошелиться придется еще и на проезд по дороге, «зеленый свет включат» за 500 тугриков (примерно 35 центов). На трассе в 500 километров терминалы встречаются раза четыре. А-ля наши платежные терминалы.

Вот только в отличие от нашей дорожной «мзды», здесь за езду по дороге платят все: и граждане Монголии, и на легковушках, и на грузовиках.  Работает такая система уже лет десять. 

Отгонбаян Батдорж, водитель:
В Монголии 21 аймак (административное деление - ред.). И вот буквально 10 лет, как начали проводить асфальтированную дорогу. Так что это еще на начальной стадии. В основном дороги узкие. До райцентра добраться не проблема. А вот если в деревню ехать, лучше без надежного проводника из местных ни ногой, ни колесом -  никакой навигатор и карта не поможет. Можно заблудиться.

Дорога, как считают сами монголы, в сторону второго по величине города в Монголии, называется он Эрдэнэт, просто шикарная. Мы, белорусы, конечно, могли бы с этим поспорить. Узкоколейная, вместо привычных лежачих полицейских - ямы, трафик напряженный, автомобили едва разминаются.

По дороге мы обгоняем фургон, доверху набитый имуществом. Судя по всему, это очередной переезд кочевой семьи. В поисках лучших пастбищ они скитаются по степи. В основном такие семьи занимаются скотоводством, держат яков, баранов, лошадей, коров и верблюдов. В большинстве случаев  этот народ переезжает два раза в год, на разборку и сборку жилища уходит в среднем полчаса. На “летник”, там, где зеленые степи с сочной травой для животных, и на зимник, поближе к горам, чтобы в холода юрту не так продувало. Десять часов в пути, но до Эрдэнэта нам в этот день доехать, видимо, было не суждено.

Полпервого ночи, мы, кажется, безнадежно заблудились в степи, такой резкий перепад температуры, наверное градусов минус 6. Надо проситься на ночлег в юрту.

Вообще монголы очень гостеприимные. Но, особенно к степным жителям, на кривой козе не подъедешь. Предварительно лучше ознакомиться с правилами поведения в степи, уж слишком много суеверий-канонов-традиций, да и сами монголы народ весьма впечатлительный. Еще не так истолкуют побуждения иноземцев. Обходительным нужно быть с полярной звездой, в ее сторону нельзя ходить до ветра, так что в степь только с компасом, а иначе, это жуткий промах. Юрта для местных не просто жилище кочевников, это их маленькая вселенная. А гость – это событие, с набором последовательных стандартов поведения, отработанных веками привычек.  Вот, к примеру, мы сразу на радостях за авоськи схватились, чтобы в юрту заносить, а надо было зайти сперва чаю попить, побеседовать.

Чаепитие, кстати, тоже особый ритуал, но для иностранцев еще ТО испытание. Допить чай нужно обязательно до дна. А, надо сказать, порции в Монголии, как у нас восклицают “это что на роту?!”. Если не выпить все, хозяйка оскорбится, а ты, якобы, выльешь свое счастье. Кстати, гостям пиала подается в знак уважения двумя руками и ответный жест должен быть таким же. 

Это - ближайший сосед, живет в юрте в 4-х километрах отсюда. Он ехал с ночного пастбища, заставило свернуть любопытство. 50-летний Баяр Цынгыр – друг детства, потому всю жизнь они живут бок о бок.

Баяр Цэнгэл:
Как и для любого кочевника — лошади наш главный капитал. Я даже не знаю, сколько у меня их. То ли 60, то ли 70. Кумыс возим на базар в город. Литр хорошего кумыса стоит 2 тысячи тугриков, среднего 1,5. Но вырученных денег все равно на жизнь не хватает. Да и кумыс не весь продашь, вот приезжают гости, сами пьем. Так что не очень много и заработаешь.

 
Незваным гостям стелют хойморе – на самом почетном месте в юрте. Теплится огонь в печурке, но внутри отнюдь не комнатная температура. Открыты бортики юрты, снизу гуляет степной ветер – летняя вентиляция. Ночлег, как ритуал посвящения в кочевники.

На вопросы типа «сколько вы зарабатываете» или «какое у вас поголовье» монголы отвечают уклончиво. 

Говорят, что ту цифру, которую называет монгол, нужно умножить, как минимум, на два. После обхода коров, хозяйка удаляется готовить завтрак. В меню все тот же солено-молочно-жирный чай и «почетное» лакомство, что-то наподобие сладкого масла. 

Тем временем хозяин собирается гнать на дойку с пастбища лошадей. На помощь съезжаются соседи. Добыча кумыса, оказывается, дело не из простых. Строптивые кобылы то и дело изворачиваются. С такого табуна удается получить 10 литров «монгольского» кефира.

Самогонный аппарат по-монгольски. Буквально час и на выходе домашний крепкий пузырек. Гонят национальную молочную водку - архи -  монголы частенько. По вкусу она напоминает молочную сыворотку и на пробу крепость не ощущается. Вот такая «хитрая вода»! Невзначай интересуемся про медицину.

Нацаг Баярсайхан:
В степь, если плохо становиться, можно вызвать скорую помощь. Называешь адрес, обычно степь разбивается на квадраты, да и все друг друга знают, и без проблем врачи приезжают в любое время суток, если надо, могут забрать в больницу.

К дискуссии под открытым небом присоединяются соседи.

Ням Дорч:
Монголия – страна сельскохозяйственная. Правительство делает скидки, бонусы фермерам, скотоводам. Так что у нас недовольства особого нет. Выдают специальные кредиты скотоводам для развития своего хозяйства.

Как и все граждане Монголии, кочевники выходят на пенсию. Мужчины в 60, женщины в 55, многодетные матери -  в 50. Степной уклад не меняет пенсионный статус: люди привыкли рассчитывать на свои силы и на жизнь не жалуются. Ежегодно обновляют  юрту, обзаводятся телевизорами, - у многих современные плоскоэкранные модели, - покупают солнечные батареи. А зажиточные и на приличных внедорожниках рассекают бескрайние просторы. Кстати, цены на машины примерно такие же, как и в Беларуси. 
  
Баяр Цэнгэл:
Пенсия у скотоводов-кочевников – самая минимальная. 180 тысяч (примерно 120 долларов)  У тех, кто работает на государство, будет больше. Так что живем благодаря скоту и продаже продуктов.

 
Нацаг Баярсайхан:
Вообще стараемся следить за монгольскими новостями. Вот недавно были  президентские выборы. Обычно мы сами на лошадях, на мотоциклах, на машинах доезжаем до местного избирательного пункта, а к ветеранам и инвалидам комиссия сама приезжает с бюллетенями и ящиками на дом.

 
О большой политике заводят здесь тему так же часто, как и пьют кумыс. Еще бы, на посту президента земляк -- Цахиагийн Элбэгдорж, победивший на выборах и разменявший второй срок буквально этим летом. Переехал будущий глава государства с семьей в Эрдэнэт в 16 лет. Так что многие местные знают его со школьной скамьи. Элбэгдорж -- сын пастуха, вообще он 8-ой ребенок в семье. Зная не понаслышке, что много братьев и сестер - это хорошо и сам стал главной большого семейства  .

Президент Монголии воспитывает пять своих детей и еще вместе с супругой они усыновили двадцать три сироты. Таким образом, он стал самым многодетным среди всех глав государства. 

Его имя стало почти синонимом демократии в Монголии. Взгляды будущего президента формировались во времена «перестройки» и гласности в СССР - в 80-х он учился на военного журналиста во Львове, а уже в 2000-х получал образование по экономическому профилю в Гарварде.

Кстати, именно Элбегдоржу удалось законодательно закрепить в Монголии свободу прессы и публичных демонстраций.  

О том, что президент - из простых, говорит и такой факт: приемы важных гостей в государственном дворце он предпочитает проводить в юрте, которая сооружена прямо на пятом этаже здания. Встреча с премьер-министром Беларуси в сентябре 2013 года не стала исключением.

Монголия является парламентской республикой. По конституции, принятой в 1992-ом году, управление страной президент осуществляет совместно с высшим законодательным органом – Великим государственным хуралом. Монгольский парламент собирается на сессию раз в полгода. В его составе – 76 народных избранников, которые имеют право сообща не только законы принимать, но и определять внутреннюю и внешнюю политику страны. Именно парламенту подотчетно правительство. Кстати, так заведено, что все заседания хурала начинаются в 11.40 утра. Это так называемый «час лошади», который в Монголии считается самым благополучным временем суток.
 
Стародавняя традиция кочевать в Монголии вымирает. Почти половина населения сконцентрировалась в столице Улан-Баторе. Страна считается одной из самых молодых: четверть населения -  дети до 14 лет. Молодежь манят огни большого города, и мало кто уже хочет посвящать жизнь древнему кочевому промыслу.

Ватрын Лохбатр:
Я сейчас учусь в 10 классе, когда был маленьким, я участвовал в скачках, а сейчас я вырос и уже сам занимаюсь разведением лошадей. В ближайших планах – закончить школу и уехать в город учиться дальше. Я хочу стать специалистом горнодобывающей промышленности. Степной период жизни я никогда не забуду. В выходные, на каникулах я буду приезжать к родителям и продолжать разводить лошадей, но все равно хочу постоянно проживать в городе.

Ватрын размышляет весьма обосновано. Сейчас в Монголии горнодобывающий бум. Рядом - город Эрдэнэт, где расположился   один из самых мощных горно-обогатительных комбинатов в мире, производится там медно-молибденовый концентрат. Вообще, недра Монголии — настоящая сокровищница. Без преувеличения.
Здесь одно из самых богатых в мире месторождений золота. Отмыть благородный металл можно даже вручную. Чем и занимаются «шахтеры-ниндзя». Называют их так из-за круглых зеленых тазов для промывки руды, которые они обычно носят у себя на спине. Черные копатели напоминают мультяшных персонажей. Золотая лихорадка охватывает Монголию уже не одно  десятилетие. Нелегальная индустрия переживает бум, тысячи человек переквалифицировались в старателей, окапываясь в степи и «заседая» в реках. Если повезет, за  день, говорят, можно заработать 250 долларов. Застать золотых работников проблематично, система оповещения налажена, ведь они в состояние регулярного «шухера» - вдруг нагрянет  полиция или грабители.
  
В стране зарегистрировано больше тысячи действующих участков разработки, лишь 419 из которых легальны. В 2009-м году парламент Монголии запретил добычу золота возле рек и лесов, аннулировав или заморозив сотни лицензий. Потому официальное производство желтого металла упало в 3,5 раза. На пяты тем, кто в законе, наступают частные конкуренты.
  
Запасы урана, кстати, тоже одни из крупнейших в мире. В топе «самых больших» -  залежи угля, меди, серебра, молибдена, вольфрама, хрусталя... Список далеко не полный. Несметные и почти нетронутые подземные богатства Монголии оцениваются специалистами геологической разведки в миллионы долларов.

Соном Цоого, консул Монголии в Беларуси:
Есть интерес в использование вашей спутниковой связи. Именно фотографии, слежение в горно-добывающей промышленности.

Конечно, о подарке природы монголы догадывались и раньше. Но, сидя на мешках с золотом, страна долгое время жила впроголодь. Деньги под ногами, а лопаты нет. Горная промышленность является, пожалуй, единственным шансом для Монголии вырваться из нищеты. И вот в середине 2000-х в страну хлынули инвесторы, которые и занялись окультуриванием природного драгоценного естества. 

Энэбиш Оюунтэгш, генеральный секретарь Торгово-промышленной палаты Монголии:
В 2012 году прирост ВВП у нас составил 17-18 процентов. Самые большие инвесторы Китай, Австралия, Америка, Канада. Сейчас  для иностранных инвесторов ограничений не будет по сравнению с отечественными.   
 
Таким образом, экономический вентиль страны раскручивается. Госказна обогащается, овцы целы и волки сыты. Белорусские геологи тоже собираются в поход на монгольские земли.

Владимир Цалко, министр природных ресурсов и окружающей среды Республики Беларусь:
Они сказали, пожалуйста. Они готовы представить нам участки для разведки. «И то, что найдете -  ищите компании, добывайте, продавайте. Конечно, совместно.
Мы договорились, что одна компания уже зайдет сюда, заключит договора по совместной добыче  флюорита (шпата), который мы закупаем порядка 10 000 тонн из-за пределов для металлургической промышленности.  

Взамен монголы готовы принять «БелАЗы». Тем более, белорусская техника уже давно прошла здесь обкатку. Только в прошлом году сюда поставили более 20 самосвалов.  

Соном Цогоо, консул Монголии в Беларуси:
В Монголии бурно развивается горнодобывающая промышленность,  нужна будет техника. Правительство выделяет большие деньги для развития сельского хозяйства. А в Беларуси как раз сильно развит сектор сельскохозяйственной техники.

Сергей Огородников, заместитель министра промышленности Республики Беларусь:
Создание комплексного сервисного центра «БелАЗа» со складом запчастей и временного таможенного оформления.  Мы предоставим весь комплекс услуг, сможем запчасти предоставлять в любую точку Монголии.

Белорусский «ходовой» товар на буксире тянуть не придется. Монголы заинтересованы и в наших тракторах, как-никак второй по важности вектор экономики – сельское хозяйство. На выездной национальной выставке белорусской продукции, которая проходила в Улан-Баторе в сентябре, вице-премьер Монголии «завелся» и даже провел тест-драйв. 

Лхагважав Ариунболд, советник министра обороны Монголии:
Долгое время белорусские тракторы использовали. Люди уже привыкли. Даже люди, не знающие русский язык, любой трактор называют «белорус».  

Уже совсем скоро в Монголии появятся два сборочных производства. На одном -- с конвейеров будут съезжать «Беларусы», на втором автобусы, а в  перспективе и троллейбусы.

Лхагважав Ариунболд, советник министра обороны Монголии:
Белорусские автобусы даже Сибирь импортирует. У нас почти 7 месяцев зимний период времени, так что как раз теплее будет [в белорусских автобусах].

Пока же в Улан-Баторе курсируют битком набитые пассажирами небольшие «корейцы» и «китайцы». Кстати, о соседстве. Здесь целый геополитический сэндвич. Весьма привлекательная начинка, правда, еще слегка сыроватая - это Монголия и две противоположные, но весомые основы – Китай и Россия. На протяжении всего времени страна кочевников периодически «зависела» то от Москвы, то от Пекина. Во времена СССР Монголию негласно считалась даже 16 республикой. Но тем не менее, с каждым годом нам, русскоязычным, это становится все труднее.

Батдорж Хилчин, советник по образованию, директор школы № 18 Эрдэнэта:
После 90-х годов в школьной программе появился второй иностранный язык - английский. Наше Министерство образования хотело закрыть изучение русского языка, потому что интересующихся им стало очень мало.

Пока школьники, выбравшие курс русского языка, вникают, почему «жи-ши» пишут с буквой И, китайский образовательный фронт готовится к наступлению. В Монголии открываются десятки школ с углубленным изучением китайского языка. Вполне возможно, что будущим менеджерам по продажам, это и пригодится, ведь пока Китай по-прежнему остается главным торговым партнером Монголии. 70 процентов продукции экспортируется в Поднебесную.

К активному соседу правительство Монголии относится неоднозначно. Многие боятся, что китайская экономика поглотит неокрепшую страну-соседа. Едва ли не ежедневно открываются здесь китайские фирмы, сфера общепита почти полностью под контролем иноземцев из Поднебесной, текстильная промышленность, кожевенная… везде доминируют они. Любители демпинга. Даже один из самых больших в Азии промтоварных рынков, который находится в Улан-Баторе, переполнен товарами из Китая. Вот, на первый взгляд, вполне русский тренд, а чуть присмотришься…

Энэбиш Оюунтэгш, генеральный секретарь Национальной торгово-промышленной палаты Монголии:
Все что мы употребляем, это из Китая идет, стройматериалы – 90%, продукты – 60%. Но, конечно,  хотим больше качественной техники, в качественных домах жить, качественно строить. Из России и Беларуси хотим качественные товары приобретать.

 
Госпожа Батсури уже 7 лет как добровольно пиарит белорусские товары на своих полках. Просто какое-то «Купляйце беларускае» на монгольский лад! Если честно, такого энтузиазма, может даже, и не встретишь на родине продукта. 
В трехэтажном магазине товары из России и Беларуси. От продуктов и бытовой химии до одежды и игрушек. Уже несколько лет предпринимательница -- официальный дистрибьютор одной из белорусских кондитерских фабрик.

В Беларуси Батсури еще ни разу не была, иностранный товар соблазнил, падкую на разнообразный ассортимент, бизнес-леди на выставке-продаже в России, потом знакомство с промышленностью возможного партнера проходило через Интернет. Пробные партии… и уже через месяц откроется отдельная большая секция только для товара с пометкой BY. Вот на подходе к Улан-Батору 40 тонн зефира из Бобруйска, говорит, что за месяц стопроцентно разметут весь. А обувь и трикотаж, несмотря на то, что рядом китайские ремесленники, без сомнений еще и моду в Монголии будут диктовать. 

Батсуури Сувд, генеральный директор торговой компании:
Обувь поступает по нашему спецзаказу от трех поставщиков. За год мы уже договорились. По размерам, по моделям. Это такая гибкость сотрудничества. Мы вообще удивлены. Настолько! Как можно работать так хорошо, с такими компаниями. Белорусская обувь меня заинтриговала. Хорошая обувь.

Так что замыкаться между интересами только двух держав России и Китая монгольское правительство не намерено, потому в активном поиске новых стран-компаньонов. По данным соцопросов, которые проводили в бизнес-среде, самым лучшим партнером Монголии считается Россия. Далее с огромным отрывом идут США. Китай же занял лишь четвертое место, пропустив вперед Японию.

Энэбиш Оюунтэгш, генеральный секретарь Торгово-промышленной палаты Монголии: 
Нам предлагаю стать действительными членами Таможенного союза, между Беларусью, Россией и Казахстаном нет таможенных ограничений. Может быть со вступлением Монголии ограничений с российской стороны не было бы. Тогда это, конечно, очень выгодно. С другой стороны, как будут на это смотреть и другие страны? Скажем, Китай, наш главный стратегический партнер.  

Пока власти на черновиках просчитывают все выгоды и раздумывают, как поступить с очередным инвестором и куда вложить прибыль, простые люди только мечтают о лучшей жизни.

Батсукх Сарантуя, главный редактор газеты «Business Times»:
ВВП растет, столько мы добываем золота и всяких полезных ископаемых - не знаю, куда деваются деньги! Государство народу каждый год не отчитывается, сколько доход взяли и на что они расходовали. Нет такой информации!
Прожиточный минимум -  160 тысяч рублей, примерно 100 долларов. Если в юрте живут, хоть хлеб да соль. А те, кто в квартирах - им никак. Госслужащие у нас в среднем получают от 250 до 300 долларов.
В компании - от 400 до 500.
 
Конечно, экономический взрыв отразился на архитектуре и укладе жизни главного города Монголии -- Улан-Баторе. Этакий микс западных ценностей и традиций предков. Прослеживается слияние и в архитектуре, она достаточно разношерстная. Десяток блестящих небоскребов возвышается над малоэтажными зданиями, скорее напоминающими хрущевскую пору, между типовыми застройками середины 20 века скрываются древние буддистские храмы. Кстати, город был основан еще в 17 веке, как большой буддистский монастырь и назывался первоначально Урга. Лишь в 1924-м его переименовали в Улан-Батор. «Красный богатырь», а именно так переводится официальное название столицы, пока со сказкой едва ли уживается. Город почти круглосуточно стоит в одной большой пробке, клаксоны не умолкают, правил дорожного движения, кажется, вообще не существуют, а нерасторопный иностранец-пешеход поневоле может попасть в городскую игру «Остаться в живых». Средства передвижения в Улан-Баторе тоже по средствам, от последних моделей мировых лидеров автопрома до, это больше на окраинах, тех, кто предпочитает гнедых.

Городская управа пытается урегулировать дорожный фильм ужасов, частично проблему разрешило бы построенное метро, но это планы лишь на ближайшее десятилетие. А пока приходится придумывать всякие ограничения, вот летом действовало правило четного-нечетного дня. Машины с определенными номерами могли ездить в свой день недели.

Отгонбаян Батдорж:
В семье может быть два автомобиля с разными номерами, вот и выход из ситуации.
 
Конечно, разруливать «дорожную историю» достаточно сложно, ведь годовой столичный прирост 100 тысяч людей. А что? Для кочевников переезд, как для нас сходить в магазин. Причем стать столичным жителем несложно. Прогуливаясь по столичному рынку, даже нам, белорусам, предлагали всего за 800 долларов приобрести юрту. На этом же рынке те, кто тоскует по кочевой жизни, может прикупить зимние монгольские сапоги. Приезжают на шопинг и из близлежащих селений. У кого дверь в гэре прохудилась, кто-то запасается войлоком на зиму, кто-то собирается сделать детям подарок на свадьбу – покупает жилье.  

Но вернемся к столичной прописке. Каждому желающему под юрту в Улан-Баторе выделяют участок. Вот и живет половина населения главного города Монголии в своих юртах. Мы заглянули в один из таких спальников. Вот очередь за водой в колонку. Благо цивилизации –канализация – не для кочевников. Свет, да и то, не в каждой столичной юрте. Зато за коммуналку не надо платить, те же горожане, кто живет в квартирах по принципу «все включено» зимой отдают, к примеру, за небольшую трехкомнатную около 30 долларов. Отопление утяжеляет жировку вдвое, хотя только в столице работает 4 ТЭЦ, которые почти полностью обеспечивают электроэнергией всю страну. Обитатели же юрт топят свои гэры углем. Оттого, как только холодает, над Улан-Батором, спрятанным в долине трех гор, нависает невероятный смог. Экологи бьют тревогу. 

Гочооурэн Байгалмаа, министр строительства и  градостроительства Монголии:
Министерство градостроительства и мэрия выбрали 22 района Улан-Батора, которые будут очищаться от юрточных застроек, там будут строится новые кварталы современного жилья, мы сразу снимем несколько вопросов, это антисанитария, загрязнение почвы. У нас нету конкретной программы льготного кредитования для многодетных семей, правительство проводит программу льготного жилья для пенсионеров и их семей. Но систему поддержки незащищенных слоев населения мы будем совершенствовать.
 
Богатые монголы живут в  элитных кварталах на окраине. Вот один из таких районов, здесь, говорят, выбросов СО2 поменьше. Сейчас в среднем один квадратный метр жилья стоит полторы тысячи долларов. При том, что средняя зарплата 300-400 у.е.

Вообще же вычислить богачей в городе не составит труда: как правило, эти люди передвигаются на дорогих машинах, часто застать их можно возле дорогих бутиков, для последователей модного писка здесь целый открыли квартал брэндовых магазинов. Кстати, в Улан-Баторе встречаются и монголы в  ярких национальных халатах – дэли.

А вот иностранцы больше любят отовариваться в местных павильонах кашемира. Монголия считается второй в мире страной-производителем «шерстяного бриллианта». Только в столице работает несколько фабрик. Мы отправились на самую именитую.

Разберем кашемировую кофточку буквально по волокнам. Именно с этого цеха и начинается производство. В год ручным способом перебирается до 650 тонн козьего пуха.

«Мягкое золото Азии» и инстинкт самосохранения. Как это вяжется? Дело в том, что для того, чтобы защититься от экстремальных морозов монгольские козы, отращивают длинную шерсть наподобие мягкого защитного пальто. Пастухи мастерски остригают животных и уже Ундрах и ее коллеги по цеху вручную перебирают «драгоценные нити».

Ундрах, работница кашемировой фабрики «Гоби»:
Я работаю здесь уже 19 лет, очень трудно, все делаем вручную, на ощупь, разделяем сырье на 4 вида, по толщине микрона. Производство тоже вредное, из шерсти пыль валиться, вот посмотрите.

Каждый год одна коза дает не больше 150 граммов пуха, этого хватает лишь на треть свитера. Натуральные производители шерсти пасутся на воле в степи, что тоже сказывается на качестве материала. А вот здесь кашемир проходит все этапы переработки. В этом цеху пух взбивается…

Здесь уже сплетается в нити. Кстати, настоящий натуральный кашемир бывает белым, серым, коричневым и черным. Но для любителей цветов сезона сырье окрашивают.

Зададим программу, сейчас начнется шиться роботом определенная деталь, посмотрим, что уже готово. Это, наверное, чей-то будущий рукав, его надо сшить, поэтому мы пойдем к мастеру, который делает это вручную.

В год мастерицы только этого предприятия отшивают 250 тысяч кофточек, свитеров и пальто. Кроме этого на фабрике выпускается 700 тысяч метров кашемировой ткани.

Батчулун Ариунаа, директор управления по внешней торговле кашемировой фабрики:
Наша компания уже существует почти как 30 лет. 50 процентов продукции идет на экспорт. Поставляем товар в 30 стран мира. Это Франция, Япония, Америка...Наша компания имеет 35 фирменных магазинов. Если у белорусских компаний есть интерес, то мы готовы сотрудничать.  

Ниточки совместного сотрудничества Монголии и Беларуси могут свиться и в этом направлении. Правительственная делегация во время сентябрьского визита в Улан-Батор предложила помощь в продвижении кашемировой продукции на рынки СНГ и Европы. Впрочем, точек экономически выгодного соприкосновения больше.  

Дэндэвийн Тэрбишдагва, заместитель премьер-министра Монголии: Мы можем совместно производить здесь лекарства и удобрения, а еще я услышал, что кожевенные предприятия Беларуси нуждаются в монгольской коже. И вижу очень большое сотрудничество в науке и образовании. Мы хотим готовить наши кадры в Беларуси, чтобы впоследствии внедрять технологии у нас.

***
 
Экскурсия в белорусское прошлое  и единственное, что припоминает по-белорусски «Я цябе кахаю». Буян перелистывает студенческий фотоальбом и надеется, что ее с голубого экрана увидят однокурсники. Ведь связь с ними оборвалась еще в 80-х.

Буян Жаргал, генеральный директор логистической компании Монголии:
Низкий поклон нашим преподавателям, профессорам. Приветствую своих однокурсников.

Вот только узнают ли в успешном генеральном директоре одной из лидирующих в азиатской стране логистических компаний, монгольскую студентку с соседней парты?!

Буян и несколько ее земляков были первыми студентами из Монголии, которые приехали учиться в белорусский нархоз. С тех, пор в Минск женщина не приезжала. 

Буян Жаргал, генеральный директор логистической компании Монголии:
У нас есть свой терминал. Мы принимаем все виды грузов, в том числе крупнотоннажные.

 
Беларусь Буян называет второй родиной, теперь между этими родинами она хочет наладить сотрудничество. Это особенно актуально в свете последних событий. Ведь задача между государствами, как минимум, утроить товарооборот. А доставка продукции – звено немаловажное. Монголия не имеете выхода к морю. Путь любого товара начинается априори с железной дороги. Ее, кстати, построили русские еще в середине прошлого века. 50 процентов акций на нее до сих пор принадлежат России.

Пурэвгюлуун Баатар, заместитель генерального директора транспортно-логистической компании Монголии
Мы решаем проблему перевозки из Монголию в Беларусь и обратно, а так же из Европы в Китай и Азию и обратно.  

Международный проект «Монгольский вектор» - это альтернатива морскому варианту перевозки грузов. По железной дороге доставлять контейнеры получается в 3 раза быстрее, нежели по воде. Поезд курсирует из Бреста до Улан-Батора с 2002 года три раза в месяц.

Георгий Руцкий, директор Брестского филиала  транспортно-логистического центра:
Ставится задача увеличить транзитный поток, это выгодно для Беларуси и для Монголии по перевозке грузов, которые будут формироваться по мере заключения договоров. Для того, чтобы уменьшить транспортную составляющую цены продукции, что производит Беларусь и Монголия.

Батсуурь Отгон, проводник поезда:
Я слежу за хоккеем. Знаю белорусских хоккеистов. Слышал, что под номером один выступает даже ваш президент. 
 
И это далеко не все, что Батсуурь – проводник пассажирского поезда –  знает о Беларуси.

Батсуурь Отгон, проводник поезда:
Я живу в Селенгерском аймаке, там очень развито сельское хозяйство. И там очень много используют тракторы «Беларус», о них отзываются хорошо. А еще я помню, когда был маленький, у нас так говорили: «если пахать, то на тракторе «Беларус», если за красивыми девушками, то на красной «Волге».

28-летний железнодорожник во втором колене постоянно в пути. Работать приходится много. Скоро в семье во второй раз пополнение. Так что 800 тысяч тугриков (примерно 500 долларов), признается, даже на периферии не хватает. Еще проводник разводит банхаров – это национальная порода собак. Кстати, весной один щенок уехал в Беларусь.

Путёвый разговор прервал попутчик с верхней полки.

Тумур Батор:
 Сейчас есть в Минске гостиница «Планета?» Был в Минске как турист, останавливался на сутки.
Я сейчас вспоминаю Хатынь...
 
Оказывается, бывший строитель уже год на пенсии. Пособие получает, по монгольским меркам, неплохое – 350 тысяч тугриков (примерно 230 долларов).  

На станции Сайншанд наши пути разошлись.

Вот они «прелести» настоящей экстремальной жизни в восточной Гоби. Мы заехали к одной семье, уже вечер, стемнело. И внезапно поднялся ветер, юрту  начало сносить, пошел дождь, не знаешь, чего и ждать от погоды.

Тэрынген Центцурэн, жительница пустыни Гоби:
Сильный ветер сносит юрту - это бывает очень часто. Я не думаю даже переезжать в город, здесь хорошо. Правда, нужно подстраиваться по климатические условия. Я живу одна, но мои дети по очереди ко мне приезжают.
 
Мы торопились до рассвета попасть в Восточную Гоби.

Водитель из местных лихо рассекает по бездорожью. Конца и края бело-желтому простору не видать.

Водитель такси:
Я ориентируюсь по звездам, запоминаю ямы, повороты... А вообще я здесь всю жизнь живу, уезжал только в армии служить, поэтому есть инстинкт, что ли...
Я очень горжусь, что родился в Гоби. И в Монголии вообще считается, что люди из пустыни очень честные, справедливые. Может, потому у нас нет воровства, никакого криминала. Жить по законам пустыни – это помогать нуждающимся в помощи, быть гостеприимными, вот например, если кто-то застрял в песке или заблудился, мы обязательно выручаем...

Это не утренняя рефлексотерапия, а обряд «встречи солнца». Так издревле монголы поклонялись естеству, забираясь на вершины гор и холмов. Первые лучи знаменуют начало нового дня, а люди заряжаются энергией, вверяя вечно синему небу и «золотому диску» свою судьбу и благополучие.

Это место называется «груди». Оно основано буддистским монахом еще в 19 веке. Обычно после рассвета солнца производят такой ритуал. Обходится вокруг, сыпят рисом и поливают молоком. Делать это могут только женщины.

Такие продуктовые жертвы воздаются матери-природе. Говорят, именно этот символ-обоо помогает женщинам, которые не могут долгое время забеременеть.

Это Гоби, самая северная пустыня в мире и самое резко-континентальное место на земле. Летом до плюс сорока,  зимой до минус сорока. Для нас, белорусов, слегка непривычная погода, потому обязательно вооружаемся очками солнцезащитными и головным убором.

Край Восточной Гоби. Сюда не зарастает народная тропа. Здесь расположился один из сильнейший, это даже доказано научно, энергетических центров планеты. С мая по октябрь приезжают паломники-буддисты не только из Монголии, но туристы со всего мира, желающие обрести душевную гармонию. Местные жители смекнули, что на энергетической Мекке можно сделать бизнес. Почти каждая семья здесь - в туристической индустрии. Построены десятки юрточных кемпингов.  

Аянтуя Тырынтык, работник туристической базы в пустыне Гоби: Мы открыли нашу базу 3 года назад. Работаю поваром здесь, а кемпинг принадлежит семье моего брата. Место здесь святое, паломников много, потому туристический бизнес складывается удачно. Мы постоянно расширяемся.
 
В этой семье 7 новеньких юрт. При желании можно заказать и полный пансион с национальной кухней. Туристическая схема работает так: у железнодорожного вокзала в Сайншанде дежурят агенты на машинах, объявляется настоящая охота на туристов, а кто находчивей, тот и делает кассу.  

Сервис, конечно, в юрточных кемпингах не гостиничный.

Вместо душа, как у нас, садово-дачные умывальники, туалет более-менее приличный один на два километра. Зато есть шоп. Преподаватель младших классов уже 7 лет как стала бизнес-women.

Соор Батам, владелица магазина в пустыне Гоби:
Мне 49 лет и я всю жизнь здесь прожила, никогда не думала отсюда уехать, это самое замечательное место на земле. Я перестала работать учителем, когда поняла, что на туризме можно заработать больше. Начинала с маленькой лавки. За товарами я езжу в город или отправляю работников в Китай. 
 
В лавке Соор - товары первой необходимости и продукты, а еще хозяйка путникам может приготовить национальные бузы, это что-то наподобие больших пельменей. Если у иностранцев с тугриками напряженка, на месте можно расплатиться карточкой.

Путешествие в мир Шамбалы начинается с буддистского монастыря Хамар, построенного еще в 19 веке. Раньше это был мощный культурно-образовательный центр. Но в 1937  году храм преследователи веры уничтожили. 

ЛАМА:
Мне люди дали задание -- восстановить монастырь. И я этим уже занимаюсь 23 года. Здесь, в этой местности, переродились 5,6,7 просветители Хутагты. Это место обладает огромной энергией, ученые-теоретики всего мира из разных стран приезжали сюда и подтвердили этот факт.

За свою жизнь основатель монастыря собрал не мало реликвий и артефактов. Когда «культурные» каратели сюда пришли, хранитель закопал 60 сундуков с сокровищами в пустыне. За все время поисков найдено было лишь несколько. 

ЛАМА:
Жить вдали от города, цивилизации тяжело. Конечно, жизнь по сравнению с 90-ми налаживается. Проще все становиться. У каждой монгольской семьи есть автомобиль, есть телевизор, свет, телефоны. Мы можем связываться с городом.

 
В музее при храме собраны все буддистские атрибуты. Вот на столе  разложены кости, которыми играют в национальную игру шагэ, а еще с их помощью можно погадать. 4 кости – 4 фигуры: баран, коза, верблюд и лошадь. Если выпадут сразу все фигуры, значит ты супер-счастливчик, тебе в жизни крупно повезет.

От монастыря начинается ритуальная дорога в мир Шамбалы. Обычно 3 километра паломники проходят с молитвами пешком. Земля здесь красная, потому что примерно 150 миллионов лет назад извергался вулкан. Таит она еще много загадок. Одна из которых -- окаменелые деревья. А палеонтологи до сих пор здесь находят останки динозавров.

А это своеобразный терминал в буддистский рай. Мы направляемся в мир шамбалы – энергетический центр и нужно пройти регистрацию... (Ударяет в колокол). Теперь Боги знают, что мы к ним идем.

И вот мы добрались до самого центра. Вооружившись провиантом для Богов, начинаем ритуал. Прежде, чем приступить к «зарядке», приносим в жертву рис, воду и водку….

А теперь мы будем набираться энергии. Нужно прилечь и задуматься, и получать энергию.
А это энергетическое ядро, именно здесь концентрируется вся сила. И, если честно, то уже чувствуется какое-то притяжение...
А сейчас мы попытаемся вызвать богов, надеюсь, наша камера сможет запечатлеть их явление. Будем петь специальную песню

И здесь наш оператор был просто шокирован. Какой-то резонанс. Но камера сама по себе выключилась на несколько минут, как будто впала в транс. Может духи действительно спустились?!

Монголия - страна многочисленных «есть» и «нету», страна бедных кочевников-скотоводов и магнатов на дорогих автомобилях. Это страна, в которой можно потеряться во всех смыслах этого слова. И сейчас она, как будто действительно перерождается, делая, как маленький жеребенок, первые, но уже уверенные шаги. А те, кто здесь никогда не был, но с пренебрежением говорит «унылая страна», никогда не поймет, что сила в ее естестве и людях, свободных, как ветер в степях, сильных духом, как окаменелые деревья в пустыне и счастливых, просто, счастливых, хотя бы потому, что они всегда допивают чай до дна.

Новости по теме
‡агрузка...

Александр Лукашенко: Беларусь всегда будет надежным партнером ЕС и рассчитывает на взаимность

Какие вакансии в Беларуси чаще всего предлагают и ищут?

Ожившие символы города. Масштабное панно времени создают в гродненской гимназии

«Бойцы настроены очень хорошо»: комплексная проверка боеготовности проходит в белорусской армии

В Минске гадалка украла и выманила у людей вещи на 11 тысяч рублей

Рецепты правильного питания представили учёные Беларуси

Дарья Домрачева и Надежда Скардино простились с большим спортом. 7 трогательных фото из Раубичей

Британские депутаты выступили за введение системы регулирования соцсетей